Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

2 страниц V   1 2 >  
Ответить в данную темуНачать новую тему
Фанфики по Evangelion
BlackMagic
сообщение 5.5.2008, 18:39
Сообщение #1


Активный участник
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 516
Регистрация: 1.2.2008
Из: битый мозговыми штурмами...
Пользователь №: 7 344



Здесь предлагаю выкладывать фанфики по EVANGELIONУ(свои или чужие, всё-равно). Я начну.

Название/ориг.наз: РЭЙ, ОКОВЫ РАЗОРВАВШАЯ или Ангелочек сорвался/ Rei Unleashed
Автор: Gunman
Перевод: Сергей Толокин ака Siberian Troll
Пейринг: Рей А./Шинджи И.
Жанр: Романтика, Юмор
Рейтинг: R
Кол-во глав: 5
Саммари: издевательства над Гендо. Несколько ООС ведущая себя Рэй. Полностью каноновые все прочие. Синдзи по прежнему не мычит ни телится.
Статус: не закончен

Лето, школьные каникулы. На лето школа выдает список книг, что школьник должен прочесть самостоятельно на каникулах. И дернул же черт учителя внести туда "Принца" Никколо Макиавелли. Ну кто, в здравом уме (кроме Рэй) читает заданное им на лето? Это же не проверяют!

глава 1
Гендо Икари был человеком, не думающим о не имеющих значения мелочах. Он даже и не думал о том, что напрочь позабыл о своем сыне. Он даже и не думал, как беззастенчиво манипулировал и использовал Рицку Акаги и ее мать. Он даже и не думал об благополучии или счастье человечества в целом, а если бы даже и думал, то тут же перестал бы, поскольку за подобные вещи ЗЕИЛЭ без промедления бы бросило его бы волкам на съедение.
И точно также он ни о чем подобном не думал, когда Рэй Аянами нанесла ему неожиданный визит.
По крайней мере, до того момента как… она ринулась к нему, запрыгнула на его стол и влепила ему ногой в лицо так, что он вылетел из своего кресла и сполз по стене.
Недооценка светловолосой стоила Гендо всех преимуществ, что он мог бы в другом случае иметь, поскольку Рэй вновь налетела на него, впечатав кончики пальцев в точку между правым плечом и грудью, как и левую сторону шеи.
Гендо был тут же парализован, поскольку точки пережатия выполнили свое дело на совесть. Однако он в полной мере ощутил эффект от пинков и ударов Рэй, воспользовавшейся возможностью и принявшейся наносить ему удары по лицу, в живот, промежду ног и по коленным чашечкам. Пятью минутами позже она, запыхавшись, сделал паузу, и к этому времени Гендо наконец смог заговорить.
- Но ты же… не можешь… сделать подобного, Рэй, - выдавил он, хватая ртом воздух.
- Не могу? Не могу?!!! – ухватив его за ворот куртки левой рукой, она принялась отвешивать пощечины правой. – МОГУ! – заорала она, действуя совершенно для себя не характерно.
- Но я же… создал тебя, - выдавил он с трудом.
- Но сейчас вы не можете ничего, - еще одна пощечина. – И о чем это говорит?
- Но я… командующий… НЕРВ! – он задыхался.
- Вообще-то, нет, - сказала она спокойно, и тон голоса ее был на редкость ровен и холоден.
- Что?
- Вы не командующий НЕРВ. Больше нет.
- Что… что такое ты говоришь?
- Помните, как вы подписывали бумаги, сделавшие меня вашей подопечной?
- Э-э… да, - отозвался он, вспомнив тот небольшой фарс, узаконивший существование Рэй перед лицом закона и других людей.
- А помните ли вы пункт в этих бумагах, согласно которому в случае вашей смерти, все ваше собственность и ваше имущество переходят ко мне?
Гендо не понравилось, к чему это она клонит. Но поскольку он не сказал ничего, Рэй продолжила.
- И представьте мое удивление, когда я об этом узнала, как и о том факте, что НЕРВ, как частная организация, невзирая на санкционирование ее ООН, является вашей собственностью.
Глаза Гендо расширились, и страх с изрядной долей озадаченности плескался в них. Но проявляя завидное благоразумие он умолчал о той мелочи, что он все еще пока жив.
- Я нашла это странным, поскольку вы не собирались дозволять мне пережить 16-го ангела .
Рывком перетащив Гендо к столу, Рэй потыкала правую его руку, и теперь он мог ею двигать, но лишь от локтя, до пальцев. Все прочее было все равно, что мертвым.
- С помощью "Магов", небольшого принуждения, примененного к ряду архивариусов, а также ряду услуг, оказанных заместителю командующего и доктору Акаги, официально вы мертвы.
- ЧТО?!! – неверяще возопил он.
- Циркуляр, содержащий данную информацию, уже ходит по НЕРВ, а извещение послано ООН.
- ЧТО?!! – возопил он вновь.
У него что, проблемы со слухом? - подумала она, - "Гендо Икари скоропостижно скончался из-за аллергической реакции к соленым орешкам", – процитировала она по памяти. И мужчина неожиданно осознал, что Рэй слишком уж многое о нем известно.
- Свидетельство о смерти, отчет об аутопсии с причиной смерти "анафилактический шок", и даже могила с надгробием.
- Надгробием? – возопил Гендо, - Это шутка такая?!
Вынув из кармана сложенный документ Рэй, подержала его у него перед носом в развернутом виде. И мужчину затрясло, стоило ему осознать всю ее серьезность.
- Просто потрясающе, чего можно добиться посредством хорошо развитой бюрократии, особенно если жертва была слишком занята, управляя засекреченной организацией, чтобы показываться на публике.
Черт! Пострадал по собственной глупости! – простонал он про себя. – Почему ты предала меня, Рэй? После всего того, что я для тебя сделал?
- Именно потому я и предала вас, - холодно отозвалась она. – Вы не сделали для меня ничего, не дали мне ничего, кроме одиночества, боли, страданий, рабского существования и покорного подчинения приказу – стремления к цели, в котором нем места ни счастью, ни любви.
- Но я же тебя любил, - жалко выговорил он.
- Нет. Вы любили не меня. Вы любили ЕЕ. Вы сделали меня похожей на НЕЕ, создали меня, чтобы воссоединиться с НЕЙ. Делая это для вас, я должна была умереть лишь для того, чтобы в итоге оказаться в Залах Гауфа, чтобы вновь мучиться и страдать. От человека подобного требовать нельзя.
- Ты не человек, - злобно выплюнул он.
- Ваше мнение более меня не интересует, - отозвалась она, холодно, влепив ему очередную пощечину.
Отчаявшись, Гендо решил пойти с козыря, - ЗЕИЛЭ этого не потерпит.
- ЗЕИЛЭ меня не беспокоит.
Гендо ошеломленно на нее уставился. Она позаботилась и о них?
- Что ты…
- Я передала им большую часть материалов по клонированию. В данный момент они используют их, чтобы создать себе новые юные тела. Тем самым они достигнут своей цели – избегнут ждущей их смерти. Разумеется, подобного рода мероприятие потребует гигантских капиталовложений, особенно для того, чтобы "юные" их версии смогли удержаться на занимаемых постах, так что проект Комплементации в их планы уже не входит. Они уже получили итоговый результат, и с меньшими затратами.
Гендо не мог в этом не согласиться с нею. С проектом Комплементации, переставшим быть единственной альтернативой, ЗЕИЛЭ несомненно ни к чему Серийные ЕВА, ни к чему нападение на НЕРВ, ни к чему подкуп верхушки Сил Самообороны. Он отлично это понимал, в конце концов, он и сам поступил бы также.
- А что же станет с их идеалами по возвышению человечества? – поинтересовался Гендо.
- Проект Комплементации был их шансом избегнуть необходимости умирать, рано или поздно ждавшей их. Ничем больше. Я же дала им способ исполнить желаемое проще, легче и надежнее, и это старичье, все как один, тут же сменили свои идеалы.
Гендо видел, как все планы его осыпаются прахом. Без поддержки ЗЕИЛЭ его планам на воссоединение с Юи не суждено было сбыться.
- Так кто же я теперь? Ты объявила меня мертвым, но не убила меня, так наверное…
- Вы? – Рэй приподняла бровь. – Вы Гинза Рокубунги, двоюродный брат Икари Гендо, незначительный работник НЕРВ, страдающий от психического расстройства, и находящегося под врачебным наблюдением с диагнозом шизофрения, мания преследования, и умеренного личностного кризиса.
Она извлекла на свет ИД-карту, с фотографией выбритого Гендо на ней, с новым именем и прочей сопутствующей информацией. Одна из строчек на ней гласила: - "Подверг себя обширной пластической хирургии, чтобы походить на двоюродного брата. Рекомендуется наблюдение во избежание каких-либо недоразумений".
Глаза Гендо округлились при виде этой неприкрытой лжи. Мало того, что ему прилепили новое имя, так он теперь, оказывается еще и псих, подделывающийся под себя же!
- Тебе не сойдет это с рук! "Маги"…
- …это все подтверждают, - сказала она, доставая распечатку данных суперкомпьютеров. – Как я и сказала, просто удивительно, сколь многого может бюрократия. Рэй улыбнулась, - И немножко прямого вмешательства.
Это уже она добавила про себя.
- Ты оставляешь меня в НЕРВ? – неверяще переспросил он.
- Так будет проще за вами приглядывать, - объяснила она. – И наблюдать, как вы корчитесь.
Гендо презрительно усмехнулся, - И что за работу ты предоставила подобного рода человеку?
- Работу, исполняя которую вы будете абсолютно для всех безвредны.
- И это…?
Рэй улыбнулась.
- Мальчик на побегушках.
Он недоверчиво уставился на нее? - … На побегушках?
- Да. Сделай то, принести это. Считай, посыльный, за которым приглядывает Второй отдел в связи с явным его психическим нездоровьем. Единственной причиной, по которой Гинза Рокубунги вообще получил даже такую работу, является неприкрытый непотизм бывшего командующего НЕРВ, ныне покойного.
- Я не подвержен непотизму! Никто в здравом уме в это не поверит! – выплюнул он.
- Гендо Икари? Дал же он боевого робота своему сыну. Я оставлю все как есть, в память о прежнем командующем.
- И что заставляет тебя думать, что кто-либо примет тебя новым командующим? – прорычал Гендо.
- То, что я нравлюсь почти всем в этой организации, но в основном то, что я только что своим приказом повысила оклады всем служащим НЕРВ.
- Повысила?
- Вдвое, по сравнению с тем временем, когда они на вас работали.
Черт! Она подумала обо всем, - простонал по себя Гендо.
Но тут он кое-что осознал:
- Так что за… услугу ты оказала там Фуюцки?
- Не ту, что вы думаете, - улыбнулась Рэй. – Я устроила ему пару клонов Юи, выращенных специально для него.
- ТЫ ЧТО?!!- заревел он в ярости. Если бы он мог двинуться, то в данный момент бы от гнева крушил бы все.
- Превосходные дубликаты исходного генетического материала, никаких элементов ДНК Лилит, и встроенные наборы воспоминаний, побуждающие их любить его.
- Любить… его? – он задохнулся.
- Да. Заместитель командующего был влюблен в Юи. Вы не знали этого?
Гендо побледнел. Так это и было истиной причиной, по которой старик согласился работать на него?
- Они будут очень внимательны к его… потребностям, - заметила она.
- Возможно, заместитель командующего и стар, но даже и он периодически испытывает… позывы, определенного рода.
Я не хочу этого знать. Не хочу. Не хочу, – повторял он вновь и вновь про себя, пытаясь избавиться от мерзкого образа у себя в голове. – Полагаю, Акаги ты оказала такую же услугу?
- Нет. Чтобы купить ее услуги, я всего лишь подыскала ей более подходящего любовника.
Он уставился на нее так, словно она только что его пнула между ног. – Прошу прощения?
- Вы не в курсе о том, что никогда не… "удовлетворяли" ее? Вы же знаете это? – осведомилась она. – Все, что мне потребовалось, это дать ей портфолио нескольких подходящих одиноких мужчин, желающих познакомиться с женщиной, подобной доктору Акаги. Вы изумитесь, узнав, сколько мужчин в первую очередь ценит в женщине интеллект.
Одна из причин, по которым я выбрал Юи, - подумал Гендо, кипя от гнева.
Почему ты делаешь это, Рэй? Что ты хочешь? – наконец спросил он.
Рэй наклонилась, схватила его за шиворот, и вздернула так, чтобы их лица были друг напротив друга.
- Я хочу, Рокубунги? Я хочу Синдзи. – голос ее по-прежнему был тих и спокоен.
Вот теперь он был точно сбит с толку. – Синдзи? Но… зачем?
- Разве это не очевидно? – внезапно гневно выплюнула она, отвешивая ему пощечину. Похоже, ей это нравилось. – Это из-за тебя он страдал. Это из-за тебя страдала я. Похоже, это единственный способ найти счастье нам… вместе.
Ну и по правде говоря, Рэй хотела Синдзи себе, поскольку он был к ней добрее кого-либо еще.
То, как он за нее беспокоился, как продолжал смотреть на нее издали, пытался стать ей другом, когда все прочие махнули рукой, как касался ее, так, как она даже и не знала, что это возможно. Простые, безыскусные поступки, пробудившие в ней ураганы эмоций.

В итоге, лишь одно препятствовало их обоюдному счастью.
Гендо Икари. (Ныне Гинза Рокубунги)
- Ты спятила? Ты – клон его матери! Это инцест! – возопил Гинза.
- И вновь вы ошибаетесь. Количество ДНК Юи Икари во мне не достаточно велико, чтобы считать нас родственниками. Вы дали мне лишь ее облик. С учетом всех факторов, я не более близка по крови Синдзи чем пилот Сорю или майор Кацураги.
И вновь Гендо/Гинза почувствовал себя сбитым с толку, но в это раз кое-что прояснилось для него.
- Секундочку. Ты перехватила власть над НЕРВ, объявила меня мертвым, лишила меня имени, сделала меня чокнутым никчемным прислужником, и все это для того, чтобы получить возможность спать с моим сыном?
Рэй влепила ему очередную пощечину. – Он более не ваш сын, Рокубунги. Но да. Я сделала все это затем, чтобы мы с Синдзи могли быть вместе.
- Если тебе этого так хотелось, могла бы просто попросить.
- Вы даже не провели мне горячую воду в мою дешевую квартиру, сказав, что это ни к чему, несмотря на мои многочисленные запросы и явный испытываемый мной дискомфорт. Тем самым мной был заключено, что и мой запрос на взаимоотношения с Синдзи-куном будет незамедлительно отвергнут.
И вновь Гендо не нашел изъянов в логике Рэй. Он был отказал ей, поскольку никаких преимуществ из этого не извлек бы.
Следом за тем прибыли люди из Второго Отдела, принявшиеся выкручивать Гендо руки прямо перед юной новой командующей.
- Ну и как тебе видеть, как твоя зверюшка избавилась от поводка? – шепнула она ему в ухо, прежде чем ткнуть в грудь, снимая паралич.
Жестом руки она отпустила охранников и нового посыльного. – И позаботьтесь о том, чтобы его обрили и постригли.
- Есть, командующий, - и мужчины потащили упирающегося щуплого бородача прочь.
- РУКИ ПРОЧЬ! Я – КОМАНДУЮЩИЙ ИКАРИ! НЕМЕДЛЕННО ОТПУСТИТЕ МЕНЯ! – орал он.
Улыбнувшись уголком рта, Рэй обошла стол и села в кресло. Оглядев свой новый кабинет, она испустила вздох.
- Оформление… неудовлетворяющее.

глава 2
Слухи о смерти Гендо распространялись по НЕРВ быстрее лесного пожара, как и новость о том, что теперь Рэй новый командующий организации, сражающейся с ангелами.
И разумеется, Аска так уж легко этот не восприняла.
- ЭТО ЧТО, ЗНАЧИТ, ПАЙ-ДЕВОЧКА БУДЕТ ПРИКАЗЫ НАМ ОТДАВАТЬ?!!
- Боюсь что так, - отозвалась доктор Акаги.
- Но… как? То есть, я имею в виду, где… Где командующий Икари?
- Мертв и похоронен. Анафилакический шок от соленых орешков, как я слышала.
- У него была аллергия к каким-то глупым орехам? – неверяще выпучила она глаза.
- Ага.
- На это же… РРРРРРР!!!! Быть такого не может! – завопила она, хватаясь за голову.
- Может быть, Аска, все не так уж и плохо, - тихо сказал Синдзи.
- Да? – взвилась рыжая, - Может быть тебе - да, БАКА! Ты просто тащишься от одной идеи что пай-девочка будет тобой командовать!
Каждое свое слово Аска подчеркивала тычком пальца ему в грудь.
- Ну, она, наверное, будет лучше моего отца, - тихо сказал он.
С этим Аска могла согласиться, но все же…
- Не верю! Все это бред! То есть, кто в здравом уме поставит пай-девочку главной?!!
- Для вас, пилот Сорю, теперь Командующий Пай-девочка – заметила светловолосая, появляясь на мостике. Вместо привычной школьной формы теперь на ней была темно-синяя форма, смахивающая на военную.
- Рэй что, только что пошутила? – пробормотал тихо Синдзи.
- Быть того не может, - столь же тихо отозвалась Аска.
- Прошу прощения, но указания Гендо Икари на случай его смерти были четкими и недвусмысленными.
Седоватый заместитель командующего встал позади и чуть сбоку Рэй.
Чертовы законники. Чертов Гендо. Чертова начальническая любимица, – продолжала про себя кипеть Аска.
- В данный момент я должна огласить ряд распоряжений, - заметила Рэй. – Во первых, пилот Сорю незамедлительно должна отбыть в Токио-2 на пресс-конференцию, как представитель НЕРВ.
- Пресс-конференцию? – задохнулась рыжая.
- Я назначаю вас новым пресс-секретарем НЕРВ, а также "лицом" нашей организации, если только у вас нет возражений, если вы не считаете, что не обладаете должной привлекательностью для данной должности, и если вы не считаете, что вашего образования для этого недостаточно. Тот факт, что вы также являетесь пилотом "ЕВА" делает вас наиболее логичным выбором.
- "Лицом" организации? Я - привлекательностью? – повторила та таким тоном, словно это были оскорбления. – ХА! Я ТЕБЕ ДОКАЖУ! Да во всей это чертовой организации нет никого лучше меня на эту должность! – заорала рыжая, перекидывая гриву волос через плечо, явно разъяренная тем, что кто-то посмел бросить вызов ее красоте.
И эгоцентризму. Простонала Мисато, заметив пару злобных взглядов со стороны Рицки и Майи, брошенных на рыжую дурочку, счевшую себя единственной красавицей во всем НЕРВ. Если и было что в характере Аски, что Мисато знала определенно, это то, что через ее эгоцентризм ее можно заставить сделать все, что угодно.
Разумеется, это делала манипулирование ею на диво простым заданием.
- Черт, да я само воплощение красоты … - начала было Аска.
“Самомнения и тупой агрессии”, - подумала Рицка.
- …но с чего это я должна соглашаться на подобное? – продолжила Аска.
- Двухнедельный оплаченный экстра-люкс отпуск на Окинаве, по окончании пресс-конференции… и конечно, Кадзи Рюдзе-сан будет вашим сопровождающим, – заметила Рэй.
Все почувствовали выплеск энергии из Аски, словно та обладала ЕВА-подобным АТ-полем.
- СЛУШАЮСЬ, КОМАНДУЮЩИЙ!!! – с энтузиазмом завопила рыжая немка, салютуя светловолосой.
О, да. Рэй определенно знает, на какие кнопки жать, – ухмыльнулась Мисато, представляя, какие мучения ожидают Кадзи. И это подержит его вдали от НЕРВ, ну и от нее тоже.
- Второе мое распоряжение – продолжала Рэй. - Я воспользовалась свободой оплатить все счета, долги и месячные расходы для всех сотрудников НЕРВ. То есть ни один из моих служащих не отплатит ни одного счета из своего кармана.
Восторженный вопль был слышен по всему ГеоФронту.
- Разумеется, в следующем месяце, и далее это вновь будут ваши заботы.
Все сочли это честным.
- Третье – все сотрудники НЕРВ получают оплаченный двухнедельный отпуск начиная со следующего месяца. Вкратце – это неприкрытая попытка заставить весь мой персонал почувствовать себя счастливыми, поскольку мне не нужны измотанные, замученные, недооцененные и потенциально недовольные работники в моем подчинении.
Может быть, это было и слишком грубо проделано, но никто не стал оспаривать ее распоряжения, никто кроме…
- Командующий? – Мисато подняла руку. – Но что если вдруг опять появится Ангел?
- …что, в свою очередь приводит к четвертому распоряжению. Основная задача НЕРВ – предотвратить Третий Удар, могущий произойти из-за нападения Ангелов. Чтобы удостовериться, что подобного не произойдет, минимально возможное количество персонала останется на постах, работая посменно в ходе этих двух недель, а также как минимум один пилот "ЕВА" остается в пределах досягаемости. И наиболее логичным выбором для этого является… - Рэй развернулась к Синдзи, - … пилот Икари.
Если подумать, то все в НЕРВ согласились, что Синдзи был наилучшим для этого кандидатом. Он никогда никуда не хотел, и к тому же его боевой счет по Ангелам был непревзойден даже Вторым Дитя.
- Слушаюсь, командующий, - тут же сказал Синдзи.
- А чего это Синдзи наиболее логичный выбор? – с подозрением осведомилась Аска.
- Потому что он не проявлял ни малейшего желания покидать рабочий пост с момента прибытия в Токио-3, а вы, пилот Сорю, с другой стороны, неоднократно запрашивали отгулы. Тем самым, не желая делать двух лучших пилотов НЕРВ недовольными, что, несомненно, скажется на уровне их синхронизации, я решила удовлетворить их желания.
Мастерский ход, – с одобрением подумала Рицка.
И вновь Аска не смогла с этим поспорить. В основном из-за того, что они с Синдзи действительно были двумя наиболее лучшими пилотами НЕРВ, и лично она не возражала против чуточки отдыха. Хоть внешне это и выглядело так, словно все, что ей хочется это отдыхать и веселится, пока другие за нее работают. Но все равно, – за двухнедельный отпуск наедине с Кадзи, она готова была спустить и не такое скрытое оскорбление.
- Учитывая общую сложность ситуации на время этого двухнедельного периода, пилот Икари, вы переселитесь внутрь ГеоФронта, в апартаменты неподалеку от отсеков "ЕВА" – сообщила Рэй.
- Слушаюсь, командующий, - отозвался Синдзи.
- И последним моим сообщением будет то, что все активы проекта "Джет Алон" будут переданы НЕРВ и помещены под контроль и наблюдение доктора Акаги. Она и она одна будет обладать властью над Джей-Эй роботом и его оружием.
Есть! Новые игрушечки, с которыми можно поиграть! – блондинка ухмылялась от уха до уха.

***


Стук в дверь кабинета привлек внимание Рэй.
- Входите, – сказала она, стараясь, чтобы это прозвучало посолиднее.
Большие двери открылись, и внутрь вошел пилот Ноль-Первого.
- Вы… хотели меня видеть, командующий? – спросил Синдзи.
- Пожалуйста, подойдите поближе, пилот Икари, - сказала Рэй вставая, и обогнув стол, встала перед ним.
Синдзи послушно двигался вперед, пока не оказался прямо перед нею. Поскольку он так больше и не сказал не слова, Рэй перехватила инициативу.
- Вы знаете, почему вы здесь, пилот?
- Э-э, нет, командующий. То есть не знаю, - поправился он.
- Помните тот случай, когда вы трогали меня за грудь?
Синдзи побледнел. У него большие неприятности? Раз Рэй теперь командующий Нерв, то она вполне может и припомнить ему тот случай. И еще, ему очень не нравилось, чем это может кончится. Но он был честным пареньком.
- Да, командующий.
- И вам это… понравилось?
Вопрос застал его врасплох. – Что?
- Вам понравилось трогать меня?
- Э-э….
- Я ожидаю честного ответа, пилот Икари.
Опустив голову, Синдзи тихо ответил, - Я… да.
- Понятно, - сказала она, придвинувшись ближе. – Тогда скажите, могли бы вы сделать подобное еще раз?
- ЧТО?! – возопил тот, от шока шлепнувшись на задницу.
- Думаю, да, - сказала она, расстегивая блузку.
- Аянами… э-э, Рэй… Командующий! Что вы делаете?!! – завопил тот, стоило блузке упасть на пол.
- Полагаю, правильный термин будет "соблазняю вас", сказала она, нагибаясь над ним, в одной лишь юбке и бюстгальтере.
- Командующий! Вы не можете…
- Вы не можете указывать мне, что я могу, а что не могу, ПИЛОТ! – грозно сказала она.
Синдзи перепугано застыл, стоило ей прижаться к нему.
- Скажу вам прямо, я заинтересована в том, чтобы вступить с вами в связь.
- Что?!!
- Я желаю, чтобы мы стали больше, чем командующим и пилотом. Больше чем просто друзьями.
- Но… почему я?!!
- Потому что вы проявили ко мне больше доброты и приязни, чем кто-либо еще. Потому что вы стоите этого. И потому что я нахожу вас привлекательным.
- Командующий.
- Рэй-чан.
- Рэй… чан?!!
- Возлюбленные зовут себя так! – сказала она, разрывая на нем рубашку, и впиваясь в губы.
Синдзи извивался как угорь, будучи растлеваем начальницей.

***


Вырвавшись из своих грез, Рэй замотала головой.
Нет, Синдзи-куну это не понравится. Я не такая как командующий, чтобы просто брать все, что хочется. Но… я хочу Синдзи-куна. Вполне возможно, нет, так и есть он лучший из всех.
Она окинула взглядом кабинет.
Кабинет так и оставался огромным, темным и пустым.
Я должна что-нибудь с этим сделать. Этот интерьер… вгоняет в депрессию.
Она нажала кнопку интеркома.
- Да, командующий? – отозвался голос.
- Пришлите ко мне в кабинет пилота Икари, немедленно.
- Хорошо, командующий.

***


13 минутами позже...
- Командующий? – спросил застенчивый паренек, просовывая голову за дверь.
- Входи, Синдзи, - сказала Рэй.
Синдзи странно на нее посмотрел. Неужели она только что назвала его по имени?
Рэй отметила выражение его лица.
- Что-то не так, Синдзи?
- Э-э, ну-у, вы… это, вы никогда не звали меня просто по имени раньше…
- Понятно. Тебя это раздражает?
- Нет! Просто… вы никогда этого не делали…
- Но мы же друзья, мы можем звать себя так, нет?
- Мы с вами друзья?
Рэй начала терять терпение.
- Ты единственный, кого я знаю достаточно хорошо, чтобы считать своим другом.
- О. Правда?
- Да. Ты отказываешься быть моим другом?
- Ну-у, нет… но…
- Я – командующий НЕРВ, верно? – сказала она, предупреждая его реплику.
- Да, - сознался тот.
Рэй решила, что хождение вокруг да около ни к чему не приведет, так что решила двинуться напрямик, как и обычно.
- Я собираюсь многое изменить в НЕРВ. И мне хотелось бы, чтобы ты был одной из этих перемен.
- Я?
- Командующий не может работать без подчиненных, выполняющий его распоряжения, но истинному командующему не нужны подчиненные – ему нужны верные соратники. Для меня ты и то и другое.
- Понимаю, - тихо отозвался он.
- Но мне хотелось бы, чтобы мы стали еще и друзьями. Может быть… и не только.
- Я… Я не против, Рэй. Э-э, то есть, командующий Аянами. – торопливо поправился он.
Рэй улыбнулась ему также, как и после того боя с Пятым Ангелом.
- Официальность хороша в присутствии других, но наедине, Синдзи, мне хотелось бы, чтобы ты звал меня просто Рэй.
Синдзи сглотнул, - Хорошо… Рэй.
- Ну раз уж с этим мы разобрались, то мне хотелось бы кое о чем тебя попросить… Это очень важно.
- Меня?
- Да, Синдзи, – сказала она, обвивая его руку своей. – Мне хотелось бы переделать свой кабинет. Тебе не кажется, что он немного… уныл.
Синдзи был чуточку ошарашен, ощутив Рэй прижимающейся к нему, но все же заставил себя окинуть взглядом кабинет.
- Ага… конечно, - нервно отозвался он.

***


Кабинет Рицки Акаги...
- Хммм… панели легированного титана на стальной подложке. Калиброванные стержни углерода для стабилизации ядерного реактора. Многоствольные ракетные пусковые, 100-мм автоматические пушки, спецзаказ, и даже лазерная пушка… Особое защитное поле, ну, не настолько мощное, как АТ-поле, но довольно мощное. И истинное произведение искусства – управляющий компьютер!
Изо рта Рицки едва не текли слюнки. Новые игрушки, переданные ей, потрясали.
И тут знакомое присутствие за спиной заставило волоски на ее затылке встать дыбом. Резко развернувшись, она увидала знакомую фигуру "Гинзы Рокубунги"
- Я чем-то могу тебе помочь, Гинза? – холодно осведомилась Рицка.
Тот насупился.
- Хватит этого фарса, Акаги! Ты знаешь, что это я! – прорычал он.
- Я? Кто я? – умело симулируя изумление, поинтересовалась Акаги.
- ТЫ ЗНАЕШЬ ЧЕТРОВСКИ ХОРОШО, ЧТО Я ЭТО Я!!! – проревел Гинза.
- Если ты не успокоишься, я вызову Второй отдел, и они тебя накачают транками и уволокут, - заметила Рицка.
- Ты этим наслаждаешься, ведь так?
- Новые игрушки, с которыми можно поиграть, удвоенный оклад, отпуск. И разумеется, свидание, на которое я отправлюсь, как только уйду с работы, и с настоящим мужчиной - перечислила она.
- Посмотрим! – прорычал Гинза, кидаясь на нее, и обхватывая руками шею.
- От…пу… сти ме… НЯ!!! – выдохнула Рицка и прицельно впечатала колено ему в пах.
Захныкав, тот повалился на пол, выпустив ее.
- УБЛЮДОК! – выплюнула она, и пнула его по лицу.
Дернувшись, Гинза перевернулся на спину и медленно принялся вставать, - Продавшаяся шлюха, да я тебя…
Тихо хлопнул выстрел
- А? – внезапно его окатила волна слабости, колени его подогнулись, и он упал.
Подняв голову, Рицка увидала двух агентов Второго отдела, стоявших у нее в дверях. Один держал большой пневматический пистолет, и Рицка машинально отметила зеленое оперение дротика, торчавшее у Гинзы из спины.
- Приносим прощения за опоздание, доктор Акаги, - заметил один агент, пока второй хватал Геинзу за руки.
- Главное, чтобы больше такого не повторялось, - отозвалась Рицка, растирая шею.
Ухватив Гинзу за все четыре конечности, агенты потащили его из кабинета к ждущему его наказанию за нарушение субординации.
Рицка испустила вздох облегчения и даже некоторого удовлетворения, когда его уволокли. Она была рада, что Рэй под шумок сменила весь контингент Второго отдела. Проверенные временем, уволившиеся в запас военные были явно получше подозрительных громил, навербованных Гендо в трущобах. Бросив взгляд на часы, она улыбнулась.
Еще три часа и с работой все, - довольно подумала она, глянув на портфолио парня, с которым она должна была встретиться сегодня вечером. – По крайней мере, Рэй держит свои обещания.
И Рицка вновь принялась за работу.

***


Неизвестно где...
Гинза застонал, приходя в себя, и тут же обнаружил, что висит в воздухе, подвешенный за запястья. Куртку и рубашку с него сдернули, оставив лишь штаны. А еще он был босиком. – Где я ?
- Ты был очень плохим мальчиком, Гинза, - сказал тихий голос.
- А? - Оглядевшись по сторонам, он не увидал ничего, пока чей-то силуэт не выскользнул из теней.
- Рэй?
-Второй отдел сообщил мне о твоем нападении на доктора Акаги. Тебя предупреждали, что произойдет, если подобное случится.
Вытащив из теней бедро воды, она окатила его с ног до головы. Стоило ей поставить ведро, как плечистый мужчина выступил из темноты, держа в руках пару оголенных на концах проводов.
(Помните сцену пыток из "Смертельного Оружия 1"?)
- Давай, Эндо, – сказала Рэй, и тот приложил концы проводов к телу полуголого Гендо.
Дикий вопль Гинзы эхом отозвался в углах.
- Нет-нет-нет, Эндо, - заметила Рэй мужчине, - Ниже.
Кивнув, плечистый опустил кабеля к промежности Гинзы.
- МААААААМООООЧКАААААААААААААААААА!!!!!!!

глава 3
Прошла неделя с наказания Гинзы.
Аска и Кадзи уже были на Окинаве, после весьма впечатляющей пресс-конференции, проведенной в Токио-2 три дня назад.
Дюжины заявлений на отпуск с отправкой в самые экзотические из всех, что только можно представить, места были поданы и удовлетворены.
Рицка принялась регулярно опаздывать на работу, а заместителя командующего Фуюцки так вообще не было видно. Вообще-то, пока он вживую не появился на рабочем месте, многие считали, что он тоже скончался.
Уловив краем уха данный слух, Фуюцки просто вышел из себя.
Но, по крайней мере, все были счастливы…
Ну, почти…

***


Двери в сумрачный кабинет командующего распахнулись, и измотанный Гинза Рокубунги ввалился внутрь, потащившись к столу.
- Что тебе? – не демонстрируя ни малейшего следа энтузиазма, поинтересовался Гинза.
- И что это было? – приподняв бровь, осведомилась командующий, явно намекая на его тон.
- Чем я могу вам помочь, командующий? – переспросил тот, скрипя зубами.
- Уже лучше. Я написала список вещей, мне необходимых. Держите, - листок спланировал ему в руки.
Проглядев его, мужчина задохнулся.
- Зачем, во имя всего святого, вам это все может понадобиться?
- Это не ваше дело. Ваше же дело – за этим всем отправиться.
- Уж не ожидаете ли вы, что я…
- Ожидаю. И вы – все принесете. А теперь - бегом!
Что-то бурча, мужчина направился к выходу. Он был так зол, что даже и не заметил изменения, внесенные Рэй в его бывший кабинет.
К примеру, прелестное резное изображение Древа Жизни исчезло и с пола, и со стены. Зато теперь в кабинете было больше света, миленькая отделка в бежевых тонах, мягкие ковры (со стилизованными под Азию рисунками с рыбками, самурайскими мечами и журавлями), а также двухсотлитровый аквариум с подсветкой.
Оглядев свой кабинет, Рэй улыбнулась.
Может быть, Синдзи-кун и не опытный декоратор, - думала она, - но его предложения были неплохи. Теперь мой кабинет не так уныл.
Улыбнувшись, она вновь принялась за доклады, лежавшие на столе.
Рапорт о пресс-конференции, а также и распечатка ее уже были посланы Рэй, и сказать, что она была ими позабавлена, все равно, что ничего не сказать. В основном там была неприкрытая похвальба Аски, как и выпячивание ее собственных достижений в борьбе с Ангелами. Очень мало что было сказано о Синдзи и Рэй, помимо утверждения, что они всего лишь работали ее поддержкой.
Что действительно позабавило ее, это то, что один из репортеров заметил довольно громко, что фиолетово-пурпурный робот Синдзи победил трех Ангелов и взбунтовавшегося ДжетАлон-робота еще до ее прибытия в Японию. Аска же на это ответила, что Синдзи всего лишь повезло, а умение тут ни причем.
Рэй отложила доклад подальше, не желая знать, что там рыжая наговорила на ее счет. Она и так догадывалась – ничего хорошего.
Но тем не менее пресс-конференция преуспела, уняв страхи публики. А теперь Аска была на Окинаве, с Кадзи-саном, наслаждаясь обещанным ей отпуском.
По крайней мере пилот Сорю и Рюдзе-сан, будучи там перестанут быть занозами в ее заднице. Кажется именно это выражение употребила майор Кацураги на днях, размышляла Рэй. В любом случае, нападут Ангелы или нет, здесь будет спокойнее. Она проглядела следующий рапорт. Хммм, доктор Акаги опять опоздала на работу. Впрочем, проблем, требующих ее личного вмешательства не так уж и много, тем не менее…
Рэй нажала кнопку интеркома.
- Да, командующий.
- Пожалуйста, соедините меня с доктором Акаги.
- Одну минутку, командующий.

***


Квартира доктора Рицки Акаги...
Бесцеремонно разбуженная, в одной простыне, прикрывавшей ее тело, Рицка простонав, принялась искать рукой трезвонящий телефон. - Сейчас, сейчас! – пробубнила она, схватила сотовый и нажала кнопку.
- Рицка. – буркнула она.
- Доктор Акаги, - сказал знакомый невыразительный голос.
- Рэй? Э-э… Командующий? - Рицка задохнулась.
- В то время как я не возражаю насчет вашей активной личной жизни, доктор, я по-прежнему жду от вас, как от ведущего ученого НЕРВ соответствующего поведения. Вы опаздываете на работу на 47 минут.
Глянув на часы, Рицка аж застонала.
- Прошу прощения, командующий. Уже еду.
- В этот раз мы опустим военный трибунал, – заметила Рэй и отключилась.
- Рэй только что пошутила? – изумилась доктор Акаги, опуская телефон на столик рядом с бутылкой текилы. Затем она торопливо спрыгнула с постели, и бесцеремонно уронив простыню на пол, метнулась в душ.
Самодовольно улыбнувшись, она мимоходом мазнула взглядом по спящему на постели ее вчерашнему ухажеру… и его брату.

***


Закончив с доктором Акаги, Рэй вновь нажала кнопку интеркома.
- Да, командующий?
- Пригласите пилота Икари ко мне в кабинет.
- Хорошо, командующий.
- И еще. Вы моя секретарша?
- Да, командующий.
- Ваше имя?
- Э-э… Хосино Джун Хосино .
- Спасибо, Хосино-сан. Я не знала вашего имени ранее. Прошу прощения.
Потрясенное молчание с той стороны трубки.
- Что-то не так?
- Я… бывший командующий никогда не извинялся. И никогда не спрашивал, как меня зовут, командующий.
Ну, разумеется, нет, про себя сказал она. Он знал по именам лишь тех, кто мог что-либо ценное ему предоставить. Остальное он предоставлял другим.
- Я - не бывший командующий.
- Разумеется, командующий. Одну минутку, пилот Икари сейчас будет.

***


15 минутами позже…
- Командующий? Вы хотели меня видеть?
- Входите, пилот Икари, - жестом она предложила ему подойти ближе.
Он направился к ее столу, ничуть не нервничая. Они же с Рэй были друзьями, в конце концов.
- Чем я могу вам помочь, командующий?
- Займитесь со мною любовью, – спокойно сказала она.
Выпучив глаза резко запаниковавший парень подался назад и запнувшись, рухнул навзничь.
Впрочем, услыхав доносящееся из-за стола хихиканье Рэй, он кое-как поднялся.
- Что… Рэй, это ты так только что пошутила?
- Пока, может быть, для тебя это и шутка, подумала она, вслух же добавив. – Майор Кацураги права. Тебе необходимо научиться расслабляться.
- Мисато так сказала?
- Ты слишком напряжен, знаешь ли. Поскольку она знает тебя лучше нас всех, я спросила у нее, как можно снять твое… напряжение, – объяснила Рэй. – Она сказала, что небольшая шуточка интимного будет вполне подходящей.
- Мисато сказала такое? – переспросил Синдзи, гадая, с каких это пор Мисато стала стол вычурно изъясняться.
- В действительности она предложила дразнить тебя, пока ты не сбежишь.
Это уже больше похоже на Мисато, - подумал парень. – Э-э… ну да. Так, что я могу для тебя сделать?
- Синдзи, что ты хочешь на обед?
Парень ошарашено заморгал, - Чего?

***


Окинава была все, о чем Аска только могла мечтать. Солнце, песок, пляжи, влажные тропические леса.
Как ей и говорили – одно из наиболее прекрасных и романтических мест, что только могут быть. И она наконец была здесь… с кем и хотела быть.
Увы, этот ее "парень" хотел лишь одного – сбежать куда-нибудь подальше и тихо там скончаться. Рюдзе Кадзи поручили сопровождать (скорее нянчиться) со Вторым Дитя на протяжении двух недель после пресс-конференции в Токио-2.
Это не очень-то хорошо сочеталось с его работой шпионом, поскольку он должен был ошиваться внутри НЕРВ и вынюхивать ее секреты. И как, скажите, ему это делать, если он в сотнях километров от организации, где обязан был шпионить? Не говоря уже о сотнях километров от Мисато.
Когда Гендо не стало, он полагал, что его работа резко упростится, и истина сама упадет ему в руки, но… Рэй оказалась еще хуже. Она его послала… на Окинаву… и с Аской!
В своей паранойе он уже дошел до того, что подозревал за этим какой-то жестоко изощренный замысел.
Глянув на свои часы, он засек время.
- Ну, долго ты там еще, Аска? – сварливо спросил он. – Мы опоздаем на ужин.
- Да? Ну и что ты думаешь о моем вечернем платье для коктейлей? – осведомилась она, выступив из своей комнаты.
- АСКА!! – возопил Кадзи, увидав ее.
- Что?
- Это… это…
- Ой! Какая я глупая! Это же мое новое шелковое неглиже, а не мое маленькое черное платье. – Аска хихикнула, - Одну секундочку.
Еще 12 дней, 17 часов, 43 минуты, и 25 секунд перетерпеть, про себя простонал Кадзи. Только 12 дней, 17 часов, 43 минуты, и 22 секунд перетерпеть. Только 12 дней … (Ну, вы уже поняли)

***


- Ты хочешь сказать, что мой отец… обкрадывал ООН? – задохнулся Синдзи, и лапша, соскользнув с его палочек, упала назад в чашку.
- Да, – сказала Рэй, поглощая еще одну дольку моркови. – Командующий Икари сумел убедить ООН, что производственная цена всех "ЕВА", разделки и утилизации тел Ангелов и ежедневные затраты НЕРВ вдесятеро больше, чем в действительности.
- О, мой бог… - задохнулся Синдзи, - Вдесятеро?
- Да. Возможно, Гендо и был безжалостным командиром и отвратительным отцом, он также был весьма умелым жучилой.
Синдзи лишь приподнял бровь. Было ли это очередной шуткой Рэй, или язвительной ремаркой в адрес… Ну, не то, чтобы я сам нашел в себе храбрости так его назвать, подумал он.
- Так вот откуда ты взяла деньги на увеличение зарплаты и отпуска, и на поездку Аски….
- В действительности я подкорректировала наш бюджет так, чтобы ООН платила нам лишь втрое больше, чем стоило бы.
- Но… разве это не… э-э, плохо?
- С учетом того, что творил Гендо…
С этим Синдзи поспорить не мог. – Так на что ты использовала все эти лишние деньги?
- К примеру, на этот симпатичный небольшой диванчик к себе в кабинет, для всяких надобностей.
- Ясно. Но секундочку… если мы надували ООН десятикратно, то куда тогда уходила куча денег?
- На частный счет, откуда затем расходилась на финансирование его… особых проектов. С этим теперь покончено, – сказала она, не желая вдаваться в то, что все эти деньги в действительности уходили на взятки, подкуп, шпионаж, сложное и безумно дорогое оборудование, монструозную пирамиду посреди ГеоФронта и все прочее, что только могло прийти в голову Гендо. С таким количеством денег он мог все, что угодно.
- А что до остальных денег, - начала она вновь. – Это еще один вопрос, который мне хотелось бы обсудить с тобой.
Рэй произвела на свет сложенный лист бумаги и пластиковую банковскую карту. – Я смогла перевести солидную сумму денег на личный счет, для тебя. Общая сумма и вся необходимая информация на этом листе.
Развернув листок, Синдзи выпучил глаза и едва не упал со стула.
- Ты… но… как… я не… что за… - увидав указанную сумму, парень потерял дар речи.
- Мало? – обеспокоено спросила она.
- Э-э… не-нет, Рэй, совсем нет, но… почему так много?
- Потому что ты рисковал своей жизнью и страдал больше кого бы то ни было в НЕРВ. С самого начала именно ты защищал нас всех от врага. Конечно, большую часть денег я перевела на благотворительность и восстановительные работы, а также странам, наиболее нуждающимся в пище и медицинских припасах. Ну и как я уже упоминала, часть денег я оставила в запасе на всякие там надобности… вроде этого диванчика, что только недавно доставили.
Она посмотрела ему прямо в глаза, - Синдзи, ты сражался за нас всех, включая меня, и это будет справедливо, вознаградить тебя за все это.
- Но… разве мне не платили за это все? – жалко заметил она.
- Не совсем.
- А? То есть я не получал денег за пилотирование?
- Гендо не считал необходимым платить работнику, что скорей всего так и так погибнет.
Внутри Синдзи в равных дозах смешались ужас и печаль.
Так вот как отец обо мне заботился…
Заметив печаль на его лице, Рэй мигом осознала, что всему виной сказанные ею слова. Встав со своего места, она придвинулась к нему ближе, обвив его из-за спины руками.
- Не переживай, Синдзи-кун. Больше тебе о подобном беспокоиться не придется, - сказала она, зарываясь носом в его затылок.
- Я-я… мне - нет? - принялся запинаться Синдзи, чувствуя кожей ее теплое дыхание.
- Я уже пообещала, что буду тебя защищать. И я не передумала. И раз уж я теперь командующий НЕРВ, я не стану каприза ради посылать тебя в бой, с самоубийственными шансами.
Синдзи развернулся к Рэй, практически лицом к лицу.
- Рэй… - прошептал Синдзи, загипнотизированный взглядом ее мерцающих искорками красных глаз.
- Синдзи… - шепнула Рэй, утопая в его бездонных синих глазах, придвигаясь еще ближе.
И в это момент зазвонил телефон.
Прежде безмятежное лицо Рэй перекосила гримаса.
Уже почти!.. – злобно подумала она.
Выпустив уже практически не сопротивляющегося Синдзи, она промаршировала к интеркому.
- Командующий Аянами, - сказала она с немалой долей яда в голосе.
- Приношу прощения за беспокойство, командующий. Но у нас безотлагательное дело.
- Что-то произошло? – поинтересовалась она, гадая, в чем дело.
- На заместителя командующего напали…

***


Часом ранее…
Гинза как раз закупался заказанными командующим товарами, когда заметил пожилого заместителя командующего, выходящего из официально выглядящего здания, кажется мэрии, вроде бы.
Точно он не был уверен, поскольку обычно гонял Фуюцки на всякие там встречи.
Видя, как тот садится в машину и отъезжает, Гинза зарычал, и быстро последовал следом, на небольшом мопеде, выданном НЕРВ Гинзе Рокубунги для исполнения его обязанностей.
Он подождал, пока Фуюцки откроет дверь своей квартиры, прежде чем сделать свой ход.
- Здрасьте, сенсей.
Пожилой мужчина как раз успел развернуться, чтобы поймать приближающийся кулак лицом, и рухнуть навзничь прямо в дверном проеме.
Прыгнув внутрь, Гинза захлопнул за собой дверь и принялся его душить.
- Ублюдок! Чертов предатель! – рычал он.
Фуюцки лишь хрипел, тщетно пытаясь стряхнуть его руки.
- Пойти против меня?? Не прощу!! Но не-ет, я тебя не убью, не мечтай. Ты еще поможешь мне отобрать организацию назад у этой куклы-предательницы и неверной докторши, понял, ты?!
Фуюцки продолжал хрипеть.
- Я тебя не слышу! – рявкнул Гинза, и чуть ослабил давление.
- Я… сказал… ПОМОГИТЕ!!!!!!
- Некому здесь тебе помочь. – оскалился Гинза.
Резкий удар по голове, и Гинза отлетел вбок, выпустив пожилого профессора, незамедлительно обнятого парой изящных рук.
- С вами все в порядке, сенсей? – спросила клон Юи-1, прижимая его к себе.
- Все хорошо, Юи… спасибо.
- Да не за что, - сказала клон Юи-2, держа в руках за провод треснувший телефон.
Фуюцуки глянул на них. Клон Юи, державшая его в объятьях была в высоко обрезанных джинсовых шортах и белой футболке с розовой отделкой. Клон же Юи, вломившая Гинзе телефоном была в черной футболке с более скромно выглядящими джинсовыми шортами.
- Я приготовлю вам ванну с целебными травами, сенсей, - сказала клон Юи-1.
- Спасибо, Юи.
Клон-2 уставилась на разбитый телефон. – И как мне теперь вызвать Второй отдел, чтобы они забрали его?
Дверь в квартиру слетела с петель, и внутрь ворвались трое мужчин в темном, с пистолетами наготове и принялись обшаривать комнату взглядами.
- Заместитель командующего, с вами все в порядке? – поинтересовался старший из агентов.
- Да-да, - Фуюцки чихнул. – Вы опоздали.
- Приносим наши извинения. Мы потеряли его в пробке. Подобного более не повторится, - сказал агент, в то время как двое его напарников уже скрутили Гинзу и выволокли его наружу.
Вытащив сотовый, агент набрал номер. – Второй отдел говорит. Соедините меня с командующим Аянами.

***


Очнувшись, он застонал, и принялся оглядывать камеру, в которой он пребывал. Та была холодной и тускло освещенной, с металлической койкой в углу, и раковиной с унитазом в другом. Он здесь уже бывал.
Камера, в которой его пытали, а затем бросили приходить в себя.
- Ты был очень плохим мальчиком, Гинза, - сказала Рэй, выступая из теней. Рядом с нею стояла доктор Акаги, со шприцом в руке. – Напасть на бедного заместителя командующего, да к тому же и не доставить все то, что я тебе заказала…
- Собираешься пытать меня вновь? – спросил он, осознав, что сидит привязанный к стулу посреди камеры.
- Ну, разумеется.
- Опять током?
- Нет. Я выбрала нечто более… неприятное.
- Что это? – спросил он, наконец заметив шприц.
- Вообще-то первоначально я хотела наполнить это шприц героином, но затем меня осенила идея получше, – на лице Рэй расцвела садистская ухмылка.
- Несколько лет назад армейский подрядчик Пентагона экспериментировал с рядом новых вакцин от разнообразных форм вирусов и заболеваний. Одной из них была вакцина от сибирской язвы. Вакцина оказалась успешной, однако… имела ряд не очень хороших побочных эффектов.
Гинза уставился на нее.
- Солдаты, ею вакцинированные, назвали все эти эффекты в честь доктора, разработавшего ее. Они назвали ее… Безумием Кейна.
Гинза побледнел. Он слышал о Безумии. Так называемые побочные эффекты включали в себя жуткие желудочные спазмы, взрывной понос, потерю памяти, частичный паралич лицевых мышц, временную слепоту, кровотечение десен, и бесконтрольное газоиспускание.
Кое-что даже одновременно.
- Шприц содержит вакцину, модифицированную доктором Акаги. Вам не придется терпеть эти эффекты целый месяц, как тем бедным солдатам, привитым ею. Вашим сроком будут лишь несколько дней. Наслаждайтесь.
И Рицка всадила шприц в его руку, с наслаждением выдавив все его содержимое.
Пара агентов Второго отдела, которых он за своей спиной не видел ослабили путы, позволив ему рухнуть на пол.
Рэй, Рицка и охранники невозмутимо вышли, закрыв за собой дверь. Щелкнул замок и Гендо внезапно почувствовал, как живот его скрутило.

глава 4
Гендо стонал, пытаясь подняться с полу. Худшая неделя во всей его жизни – понос, слепота, кровоточащие десны, желудочные колики, непрерывное слюноотделение, полное онемение члена и мышц лица, беспрестанное газоиспускание. Просто чудо, что он вообще сохранил рассудок.
Поспать из-за всего этого ему так и не удалось, и надеяться на обещанную потерю памяти, вроде бы должную сопровождать все выше перечисленные симптомы, ему было нечего. А он так ждал, что потом просто не вспомнит всего этого. Хорошо хоть вентиляция в камере имелась, и ему не пришлось задыхаться от собственной вони.
Но нескончаемая неделя, наконец, подошла к концу, и ему уже становилось лучше.
Дверь камеры открылась, и двое агентов в темных костюмах вошли внутрь.
- Так что это все… - начал, было, он, но агенты уже вытащили пневматические пистолеты с дротиками-транквилизаторами.
Пуф. Пуф.

* * *


Первым, что ощутил Гендо, придя в себя, была жуткая сухость во рту. Ну и полная невозможность сколь либо пошевелиться.
Скосив глаза, он обнаружил, что пристегнут к стулу, подозрительно напоминающему электрический. Запястья, лодыжки и талия его были туго перехвачены кожаными ремнями, и, как с все возрастающей паникой обнаружил он, Гендо был полностью обнажен. И почему это он весь мокрый?
- Очнулся, наконец, - произнесла Рэй Аянами, появляясь перед Гендо.
- Рэй? – обратился он к затянутой в белый пилотский костюм командующей НЕРВ. – Где моя одежда? Почему я мокрый? - он не стал спрашивать заодно, отчего он попутно и обездвижен, вместо этого принюхавшись к своему плечу. – Сахар?.. Подслащенная вода?
- Верно, - ответила Рэй. – Но в данный момент это не главное, – и она указала вниз.
Опустив взгляд, Гендо заметил кляксы затвердевшего воска в районе своей промежности, равно как и полоски ткани, проходящие через воск. А затем и мускулистую медсестру, неожиданно оказавшуюся рядом, хватаясь за искомые лямки. Медсестра глянула на Рэй, уверенно кивнувшую, и затем развернувшуюся к Гендо со зверской ухмылкой, прежде чем резкий рывок за тесемки избавил Гендо от практически всего его волосяного покрова на туловище ниже пупка.
- ААААААААААААААА АААААААААААААААААААААААААА ААААААААААА АААА ААААААААААААААА ААААААААААААА!!!!!!!!!!!!! – реакция на восковую депиляцию "зоны бикини" последовала незамедлительно.
- Впечатляюще, - прокомментировал один из агентов, пока Гендо всхлипывал, надсадно дыша. – В жизни бы не подумал, что можно столь пронзительно вопить.
И прежде, чем Гендо мог что-либо вымолвить, Рэй приблизилась к нему с большим керамическим горшком, открытым… и содержимое его активно шевелилось. Рот Гендо широко раскрылся, стоило Рэй вывернуть содержимое горшка на него.
Содержимое? Какие-то несколько сотен рыжих муравьев.
Гендо верещал как резанный под укусами муравьев, накинувшихся на плоть с подсохшим на ней сахаром. Рвясь из сдерживающих его пут он визжал как девчонка.
- АЙАААААААААААААААААЙААААААААААААА!!!!!! ОНИ ЖРУТ МЕНЯ ЗАЖИВО!!!! АААААААА!!!!!
- Хладагент, - невозмутимо приказала Рэй несколькими долгими секундами позже.
Агенты принялись окатывать Гендо ледяными струями, морозя начисто муравьев, заодно украшая и Гендо симпатичной ледяной корочкой. Когда последний из муравьев расстался с жизнью, они остановились.
Обычно подобного рода процедуре подвергают жевательную резинку, чтобы можно было ее без проблем отколоть от скамей в парках развлечений.
Прошествовав по трупикам дохлых муравьев Рэй подошла к Гендо, влепила ему левой рукой пощечину, затем вытащила из-за спины правую, продемонстрировав ему пригоршню голубых пилюль, тут же отправившихся ему в рот. Ни одна не минула своей цели. Затем, разведя ему губы правой, левой она задействовала пластиковую спринцовку, заполненную водой. Струя воды и уверенная рука, знающая свое дело, вынудили Гендо заглотить и пилюли и воду.
- Что ты делаешь? Что это? – кое-как выдавил он, после того как последняя из пилюль проскочила горло.
- Виагра. Сверхдоза. Сорт "У меня выходные".
Гендо побелел, стоило двум агентам, стоявшим за его спиной, приняться отвязывать его. Они даже помогли ему встать.
- Вкратце, у тебя не будет проблем с эрекцией в ходе следующих 36 часов. Я так понимаю, что после четырех часов это становится несколько… неловким, – заметила Рэй, удерживаемому агентами Гендо.
- Да я ж так помру! – взвизгнул Гендо, чувствуя побуждающийся эффект пилюль. То, что именно его "достоинство" было ныне под угрозой, опять, делало все еще болезненнее.
- Нет. Я этого тебе не позволю, - безмятежно отозвалась Рэй.
Еще бы, мертвого пытать не так интересно. Вслух же осведомился, - Тогда зачем ты…
И был оборван светловолосой руководительницей.
- Теленок.
- Че… чего?
Гендо задергался в стальных лапищах агентов, стоило теленку прогалопировать в камеру. – ОООО БББООООЖЕЕЕЕЕЕЕЁ!!!
Теленок огляделся, и нашел взглядом торчащий член Гендо.
- Теленок пошел, - заметила Рэй.
После нескольких мучительных десятков минут агенты оттащили теленка, так и не получившего искомого от Гендо, и тот убрел прочь, за медсестрой подманившей его большой бутылью молока.
Другая медсестра, так и не увиденная Гендо до самого последнего момента, всадила в него шприц.
- Это не даст пилюлям убить тебя, - ухмыльнулась медсестра, и агенты уронили Гендо на колени.
Впрочем Гендо по-прежнему страдал от переизбытка эрекции и это было очень больно. Так больно, что он почти и не заметил, что уходя, агенты на прощание обрызгали его какой-то зеленоватой жидкостью.
- Почему… ты… это… делаешь? – выдохнул Гендо после того, как они остались в камере одни.
- Я зла, – объявила Рэй, чиркая спичкой, после чего бросила ее на Гендо, воспламеняя чрезмерно легковоспламеняющуюся жидкость, покрывавшую того.
-AAAAAAAAAAAAAAAAAAAA!!!! – орал Гендо, катаясь по полу, и даже прокалившись пару раз по собственному неловко торчащему члену. Впрочем Рэй уже вышла из камеры, и дверь захлопнулась. Стоило замку щелкнуть, как включилась внутренняя система пожаротушения, залившая камеру инертным газом, потушив огонь, но и придушив заодно Гендо. Стоило системе решить, что пожар ликвидирован, как она закачала кислород снова, но было уже поздно - Гендо бился в судорожном кашле.
Воск, муравьи, заморозка, сверхдоза виагры, изнасилован коровой, подожжен, едва не задушен насмерть газом, вел счет Гендо.
И затем Гендо совершил нечто совершенно для него не характерное.
Он взмолился жалким голосом. - Господи, ну за что ты меня так?
- ОТТОГО, ЧТО ТЫ НЫТИК!!! – громыхнул голос, и рой саранчи атаковал мужчину.
- АААААААААААААААААААА!!!!!!
К счастью, никто его не слышал. Камера была звукоизолированой.
Возможно, ему стало бы немножко легче, знай он, что Рэй специально распланировала для него ряд пыточных сессий, угробив кучу времени на то, чтобы обзавестись всеми нужными компонентами.

* * *


Выйдя из душа, Синдзи принялся одеваться, как вдруг кто-то постучал в дверь его квартиры внутри Гео-фронта.
За дверью оказалась командующая Аянами, по-прежнему в пилотском комбинезоне, и безотрывно смотрящая на него.
- Рэй?! – воскликнул он, приятно изумленный.
- Могу я войти? – спросила она.
- Э-э… ну конечно, - торопливо отодвигаясь, отозвался он.
Закрыв дверь, он развернулся, и Рэй тут же отвесила ему пощечину. Сильно.
- НЕ СМЕЙ БОЛЬШЕ НИКОГДА ТАК ДЕЛАТЬ, СЛЫШИШЬ, ПИЛОТ ИКАРИ?!!
Синдзи задохнулся, хватаясь за щеку. – Рэй, что ты…
- Это я о том, что ты делал в бою с этим Ангелом! – объявила она, ткнув в его сторону пальцем.
- Но Рэй…
- НИКАКИХ НО! Безрассудно! Опасно! Это могло стоить тебе жизни! – кричала она.
- Но это моя работа, сражаться с Ангелами, - защищался паренек.
- НО НЕ ЦЕНОЮ СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ ЖИЗНИ!
Рэй говорила об инциденте, произошедшем где-то пару часов назад.


Двумя часами ранее,
кабинет командующей Аянами:


- Так вы желаете подать прошение о том, чтобы агенту Рюдзи запретили к вам приближаться? - произнесла Рэй, проглядывая документ, лежащий перед нею, - Так?
- Да, командующий, - отозвалась Мисато.
- Понятно, - пробормотала светловолосая. – Не имею ничего против, особенно с его репутацией бабника, а тем более в связи с тем, что это уже восьмое прошение на это счет.
Отчего-то Мисато ничуть не удивилась, услыхав подобное.
Этот Кадзи, и его гиперактивное либидо. Впрочем, Мисато могла признать, что она и сама не то, чтобы лучше. Ну-у, лучше, но то, чтобы очень. Впрочем, помотав головой, она уставилась на Рэй, росчерком, завизировавшую документ.
- Держите, майор, - заметила Рэй, протягивая его листок.
И отдернула его, стоило Мисато протянуть руку.
– Что?
- Вы получите его, но в обмен на одну услугу, - заметила светловолосая.
- Услугу?
- Именно, - отозвалась Рэй, вновь протягивая документ.
- Какую именно услугу? – с подозрением поинтересовалась майор.
Рэй улыбнулась

* * *


Мисато шествовала по коридору с драгоценным приказом в руке и ухмылкой на физиономии.
Кто бы мог подумать о тихоне Рэй такое… Ну, в любом случае, не то, чтобы Мисато лишалась чего-либо важного. Но тут Мисато обнаружила в коридоре свою подругу, Рицку Акаги, идущую навстречу.
Ну, не совсем можно сказать "идущую". Измотанную вусмерть, словно она уже неделю не спала, с разлохмаченными волосами и небрежно намазанным макияжем. А эта ее походка… Мисато заухмылялась. О, она знала эту "походку". Секс, много секса, и потом… Все равно что теленок, пытающийся разобраться, как это, ходить.
- О-о-о… Кто-то оторвался по полной, нет? – хихикнула Мисато, проходя мимо.
- Да заткнись ты, - промямлила Рицка. Она устала как собака, она не выпила свое утреннее кофе, и была не в том настроении, чтобы выслушивать подколки подруги.
- Бурная ночка выдалась, не правда ли? – ухмыльнулась Мисато, ткнув вниз.
Опустив глаза, Рицка зарделась, увидав следы зубов на правой лодыжке.
- Не желаю говорить об этом, - пробурчала блондинка и побрела дальше.
Мисато мудро воздержалась от комментариев, и отбыла прочь
А десятью минутами позже заревела тревога. Нападение Ангела.

* * *


Оставшийся на постах минимум персонала успешно сделал свою работу, подготовив и запустив и Нулевой и Ноль-Первый.
Персонал мостика подтвердил идентификацию 13 ангела, состоявшего из тела 3 ангела, перекрашенного в черный, из тентаклов 4 ангела, выходящих из спины, правда из было только четыре, и лица 7 ангела, но с зубами.
Синдзи перекрыл ангелу дорогу, вновь рискуя своей жизнью, стоило ангелу выстрелить крестообразным взрывом в сторону Рэй. Взрыв, впрочем, он пережил, а Рэй, в панике кинувшись вперед, также атаковала монстра. От рук его она уклонилась, но лишь для того, чтобы быть пойманной тентаклами. И тут Рицка использовала новое оружие с проекта Джей Алона, нанеся ангелу ущерба больше в несколько раз, чем когда-либо могли мечтать военные, разнеся взрывом ему морду, и обрубив пару тентаклов лазером прежде, чем ангел загородился Рэй.
Увидав это, Синдзи прыгнул на ноги, перекрыв собой линию огня и здорово пострадав, прежде чем Рицка прекратила стрелять. Ангел поднял было Рэй, чтобы впечатать ее в Ноль-Первого, но Евы среагировали быстрее. Рэй выстрелила ангелу прямо в лицо, и отвлекла его достаточно, чтобы Синдзи, крутнувшись, чудом не вбил прог-нож ангелу в сердцевину.
Тем самым ангел был убит, и победа осталась за Евами.
Но Рэй была в ярости.
В основном потому, что Синдзи вел себя безрассудно, и совершенно не берег свою жизнь.
Евы вернулись в Гео-Фронт по своим отсекам, Синдзи побрел в душ, а Рэй вызвала Второй отдел и специально отобранных медсестер, приказав им привести "план 6" в действие. Выбравшись из Евы, она прямиком направилась к Гендо, "скинуть напряжение".
И повырывав ему волосы на лобке, "обработав" его рыжими муравьями, заморозив его, обеспечив его сверх-эрекцией и изнасиловав его коровой, подпалив и почти задушив его, Рэй оставила Гендо в покое, понятия не имея о саранче, ниспосланной свыше.
Приняв душ, не снимая комбинезона, она затем отправилась к Синдзи поговорить по душам об его сегодняшних действиях.

* * *


Квартира Синдзи внутри Гео-Фронта.


- Объясни мне, почему? Отчего ты поступил так?
- Потому что… - начал было он, и замялся.
- Я жду ответа, пилот Икари.
- Потому что я не хотел, чтобы ты пострадала! – отозвался он, повышая голос.
Она уставилась на него, чувствуя, как раздражение ее уходит.
- Ты командующий НЕРВ, а я всего лишь пилот. Твоя жизнь важнее моей. – попытался подобрать причину он.
Рэй, впрочем, желала услышать вовсе не это. Хотя его довод показался ей милым. Так что рванувшись вперед, она обхватила его руками, впечатав лицом между ее грудей.
- Синдзи, ты дурак! – объявила она, продолжая стискивать парня.
- Рэй? – пребывая в шоке, как-как выдохнул Синдзи.
- Ты такой безрассудный, ты представляешь, как мне было бы больно, если бы ты погиб? – в голосе ее слышалась печаль.
- Прости, Рэй, - отозвался он, кладя руки ей на плечи. – Но это моя работа. Я должен принимать удары ангелов на себя, потому что… потому что…
- Почему..? – переспросила Рэй, взглядом понукая его продолжить.
Вздохнув, паренек попытался разобраться в своих чувствах. – Потому что мне было бы плохо, если бы ты умерла. Я… знаешь, наверное, я не смог бы жить сам, зная, что никогда больше не увижу вновь как ты улыбаешься… нет, я не смог бы так жить.
Слова его ошеломляли.
- Рэй, я просто хочу тебе сказать что… в общем, я поступил так, потому что мне кажется… ну, я обязан тебя защищать… - он запнулся, чувствуя как его бросает в жар, - … потому что я люблю тебя. Она смотрела на него, со слезами, мокрые дорожки пролегли по ее щекам, а сердце колотилось как безумное. – Я тоже люблю тебя, Синдзи-кун, - призналась она.
- Правда? – ошарашено переспросил он. Буквально только что она на него злилась, а теперь…
- Я полюбила тебя еще тогда, когда ты вызвался заменить меня, когда я была ранена. Сперва я не знала, что это за чувства ты пробудил во мне. Но потом… Именно потому… потому… я не хотела потерять тебя…
Потому я и стала командующей НЕРВ, про себя добавила она, после того, как чуть не потеряла тебя с 12 ангелом.
- Рэй… - прошептал Синдзи, обнимая ее, чувствуя, как ее тело прижимается к нему.
Как здорово, думала она, чувствовать что тебя… любят.
- Командующий… - внезапно произнес Синдзи.
Она подняла глаза, пытаясь понять, отчего он вдруг стал так церемонен
- Прошу позволения… поцеловать вас.
Зардевшись, она отозвалась лучезарной улыбкой. Она знала, что Синдзи робок по натуре, но то, что он даже на поцелуй попросил у нее разрешения, было явно хорошим знаком.
- Разрешаю, - отозвалась она.
Обхватив ее лицо ладонями, он прижался своими губами к ее. Волна жара прокатилась сквозь нее, когда губы их слились. Руки ее сомкнулись вокруг его шеи, прижимая его еще крепче, пока длился их поцелуй. Когда же язык ее вторгся к нему в рот, Синдзи настолько был выбит из колеи, что даже завалился навзничь, упав не кушетку.
Рэй упала вместе с ним, приземлившись сверху, и они продолжили целоваться.
Пилотский комбинезон по прежнему обтягивал ее, вырисовывая каждую линию ее тела, и ей безумно нравились ощущения передаваемые его материалом на кожу.
- Рэй… - шепнул Синдзи, стоило их губам на секунду разомкнуться. Лица b; были в каких-то сантиметрах друг от друга.
- Я люблю тебя, Синдзи-кун, - сказала она, вытягиваясь пообок, и устраивая голову у него на плече. – И мне хочется, чтобы ты любил меня в ответ.
- Да, Рэй-чан, - приобняв ее, отозвался Синдзи. – Но ты же командующий. Так ты будешь встречаться со своим подчиненным.
- Неверно.
- Почему?
- Слово "встречаться" означает начальную стадию перед вступление в серьезные отношения. Я читала. Я же хочу все всерьез… с тобою.
- То есть… ты и я?
- Да.
- Звучит здорово, - признался он, потершись носом об ее щеку.
Они так и лежали рядом несколько минут, сжимая друг друга в объятьях.
- Обещай, что ты никогда больше не будешь так собой рисковать, - потребовала Рэй, люмая безмолвие.
- Но моя работа… Это опасно, Рэй, ты же знаешь. Я должен… рисковать собой… я обязан.
- Я знаю это, но я хочу чтобы ты был со мной, – вновь стискивая его, произнесла она.
Синдзи просто провел кончиками пальцев по ее щеке, внимательно на нее смотря, - Я никогда тебя не оставлю, Рэй-чан. Обещаю. Я сделаю все, чтобы оставаться живым и всегда быть рядом с тобой.
Торжествующе улыбнувшись, Рэй вновь принялась его целовать. Затем она уселась у него на животе, и Синдзи залился краской, увидав, словно в первый раз как туго костюм обтягивает ее тело.
- Тебе нравится мой костюм, Синдзи-кун? – спросила девушка, подымая руку и проводя пальцами сверху вниз по ложбине между грудей.
Синдзи зарделся еще яростнее. – Э-э… он… не очень-то чего-то скрывающ…
- Я спрашивала не об этом, - объявила она с нечитаемым лицом.
Осознав, что он так и не ответил, паренек приподнялся, и переместил юную командующую рядом с собою, и обхватив ее, принялся поглаживать ее плечо. – Ты самая необычная, удивительная и прекрасная девушка из всех, кого я только встречал, - прошептал он ей в ухо, и Рэй зарделась. – И ты выглядишь просто сногсшибательно в своем костюме.
- Правильный ответ, – объявила Рэй, прижимаясь к нему. Остаток ночи она провела обнимая и целуя своего нового парня.

* * *

Авторские примечания:


Кипящий воск и депиляция взяты из сатиры Джеффа Фоксуорти насчет воска и "зоны бикини".
Кажется это было в шоу ‘Totally Committed'
Пилюли "У меня выходной/The ‘Weekender'" из комедийного отрывка Билла Энгвалла.
Поджарку я одолжил в фильме "Spawn"
Сцена с теленком из фильма "Ковбойский способ"
Муравьи? Из "Короля Скорпионов". Единственная разница – Гендо они заживо не съели. Я с ним еще не закончил.
Да, и саранча из небольшого отрывка "Мумии"
Надеюсь всем понравилась пытка, выданная Гендо, я пытался сделать ее и жестокой и смешной сразу. И я наконец сумел свести и Рэй и Синдзи вместе после этого всего, чего, надеюсь, вы все так ждали.
Ангел был 13-м, что не захватил Ноль-Третьего, вместо этого став смесью черт предыдущих ангелов, чтобы просто отвязаться.
Но это неважно, поскольку я добавил его лишь потому, что Евы обязаны были подраться, чтобы:
А) читатели поняли, где именно по хронологии происходя события
Б) ну и дать Рэй возможность выразить ее чувства к Синдзи открыто.
В следующей главе, раз уж Гендо временно недоступен, в дело вступит Второй отдел, когда Синдзи и Рэй отправятся на свидание, прерванное террористами.


БОНУС!!!


- Ты мне не веришь? – обиженно вопросил голос Кадзи из телефонной трубки.
- Разумеется, не верю. Ты там наедине с симпатичной, молодой и желающей девочкой, да еще и в одном из наиболее романтичных мест на земле. Так с чего же мне тебе верить? – с серьезной миной произнесла Мисато.
- Не смешно!
- Тебе, похоже, нет.
- Я не педофил!
- Ну, я распространяться на этот счет не стану. И Аска, думаю, тоже промолчит.
- Ага, точно. Да Аска первой объявит на весь мир, что мы с ней занимались сексом.
- ТАК МЫ ВСЕ ЖЕ ЗАЙМЕМСЯ СЕКСОМ?!!!! О, КААААДЗИ!!!! – завопила с той стороны провода Аска.
- Я вовсе нет… я совсем не… Аска! Блин, слушай, что я тебе говорю!
- О, КААААДЗИ!!!
- О, ГОСССПОДИ!!!!
- Пока-пока, Кадзи-кун, - ухмыльнулась Мисато, и бросив трубку на рычаг, закатилась с хохоту.


БОНУС 2


- Почему… ты… это… делаешь? – выдохнул Гендо после того, как они остались в камере одни.
- Я зла, – объявила Рэй, чиркая спичкой, после чего бросила ее на Гендо, воспламеняя чрезмерно легковоспламеняющуюся жидкость, покрывавшую того.
-AAAAAAAAAAAAAAAAAAAA!!!! – орал Гендо, катаясь по полу, и даже прокалившись пару раз по собственному неловко торчащему члену. Впрочем, Рэй уже вышла из камеры, и стоило двери захлопнуться, она принялась ухмыляться.
- Гори, Гендо, гори! – приплясывая, завела она, и агенты подсобили ей, почти дословно цитируя библию, - О-о, Гендо не оставляй в живых, а-аллилуйя!

А Гендо в камере так и продолжал биться в судорогах.

глава 5

Улицы Токио-3


Черный седан катился по улицам Токио-3. Двое его наиболее важных пассажиров в относительной безопасности пребывали внутри.
Синдзи Икари, пилот ЕВА Ноль-Один и парень Рэй.
И Рэй Аянами, командующая НЕРВ и подружка Синдзи.
И прямо сейчас… кое-кто нервничал
- Отложите встречу на четыре, это даст мне время подготовить свой ответ. – сообщила Рэй женщине, сидящей напротив нее.
- Хорошо, командующий, - отозвалась секретарша. – А что насчет передислокации Ноль-Третьего?
- Пошлите его морем. Пусть дольше, но так будет безопаснее, я уверена.
- Понятно.
Лишь затем Рэй приметила странное безмолвие Синдзи.
- Все хорошо, Синдзи-кун?
- Ну-у… вроде того.
- Я тебя не поняла. Объясни, пожалуйста, в чем дело?
- Ну-у… просто ты же командующий НЕРВ, Зачем тебе вообще ходить в школу?
Рэй лишь улыбнулась ему. – До тех пор, пока моя личность и статус остаются тайной, никаких проблем быть не должно.
- Ну-у, да… но если Кенске узнает, то это все никогда не кончится. Ну, по крайней мере для меня.
- Синдзи-кун, не надо волноваться по поводу Айды-сана. Уверена, сегодня от него никаких проблем ожидать не придется.
Синдзи молча принялся гадать, что она хотела этим сказать.
- Я не собираюсь испытывать неприязни к людям, знающим о том, что мы с тобой вместе. В действительности будет даже лучше, если все будут знать об этом. Таким образом, никто не будет нам мешать.
А если нет, Рэй всегда могла задействовать Второй отдел.

* * *


1 Публичная Младшая Высшая Школа Токио-3, класс 2-А


- Привет, Хикари, - произнес Синдзи, заметив старосту класса.
- Привет, Синдзи-кун, - с улыбкой и легким поклоном произнесла Хикари Хораки.
- Хораки-сан, - заметила Рэй.
- Привет, Рэй, - чисто на автомате отозвалась староста, озадаченно гадая, с каких это пор светловолосая тихоня стала такой разговорчивой.
Но именно Синдзи первым заметил волнение, большими буквами выписанное на лице Хикари.
- Что-то не так? – поинтересовался паренек.
- Ну-у, вообще-то да, пара моментов, - улыбнулась девушка, - Вы случаем не знаете, когда Аска вернется?
- В последний раз, насколько я слышал, она была на Окинаве вместе с Кадзи. Еще на неделю задержится, как минимум, по крайней мере, я думаю так.
- Понятно. Тогда что насчет Айды?
- Насчет Кенске? – озадаченно переспросил Синдзи.
- Ага. Его отец сказал, что какие-то люди из НЕРВ вломились к ним в дом прошлой ночью и утащили его с собой.
- Правда? Действительно из НЕРВ? - переспросил Синдзи, поворачиваясь к Рэй.
Светловолосая не ответила ничего, вместо этого обратившись к старосте, - Мы поговорим на его счет с тобой после уроков.
Хикари, похоже, эта ее реплика удовлетворила. – Хорошо.
- Что-нибудь еще?
- Да, - помедлив, отозвалась девушка, внимательно изучив сцепленные руки своих одноклассников. – Вы, что, встречаетесь?
Некоторое время, секунд так несколько, они молчали, но затем Синдзи ответил, - Да. Встречаемся.
- О! Я так за тебя рада, Синдзи-кун! – защебетала Хикари, отчего пареньку стало жуть как неудобно.

* * *


А в это время, в мрачных глубинах НЕРВ…


Одиночный, умело нацеленный поток яркого света беспощадно заливал Кенске Айду. Сам конопатый, очкастый самоявленный меха-маньяк мотал головой, пытаясь избавиться от пост-эффектов сонного зелья, вырубившего его напрочь, при захвате агентами Второго отдела.


Ну, по крайней мере, он думал, что это было сонное зелье.
Довольно быстро он обнаружил, что привязан к стулу, с руками за спиной, и не может видеть ничего, помимо яркого света, бьющего ему в лицо.
И тут, неожиданно, окружающую безмолвную тьму прорвал голос.
- Айда Кенске, 14 лет. Единственный сын Дзиро Айды, военного наблюдателя японских стратегических сил самообороны. Проживает по адресу: Япония, Токио-3, проезд Васю, 1721. Учится в 1 Публичной Младшей Высшей Школе Токио-3. Увлечения: коллекционирование разнообразного военного хлама, видеосъемка и гигантские роботы.
Одновременно в поле зрения Кенске, на самый краешек пятна света вдвинули стул, и личность, на него усевшаяся, была явно женского пола, Кенске сразу же это определил, по ногам.
- Знаете ли вы, почему вы здесь, Айда?
- Ну-у, они сказали, что хотят поговорить со мной насчет возможного зачисления в пилоты, – жалко отозвался паренек.
- Вообще-то перед вами в очереди как минимум еще несколько кандидатур. Нет, вас доставили сюда по другой причине.
- Правда? А по какой?
- По небольшому вопросу, касающемуся вашей попытки взлома компьютерной сери НЕРВ в поисках засекреченной информации.
Кенске звучно сглотнул. Вот теперь он уж точно запаниковал. Если они поймали его на взломе, то хана придет не только ему самому, но и его отцу тоже. В конце концов, большую часть информации он слил с отцовского компьютера.
- Вы действительно считали, что мы ничего не узнаем? Вы слишком себе переоцениваете.
Паренек покрылся холодным потом. Но тут, внезапно, он узнал этот голос.
- Что именно вы пытались разузнать?
- Ну-у… я тут услышал, что у НЕРВ теперь новый командующий… Ну и хотел узнать, кто именно, чтобы… Ну, я…
- Вы хотели попробовать убедить нового командующего сделать вас пилотом?
- Ну-у…
Ведущая допрос женщина сочла паренька бааальшим оптимистом. Но, по крайней мере, у ней оставалась еще надежда, что допрос будет забавным, как и планировалось.

* * *


Окинава


Кадзи мчался со всех ног по влажному тропическому лесу, с погоней, идущей по пятам.
В обычных условиях он без особых проблем оторвался бы от преследования, но в это раз ему достался достойный противник.
Беги, Кадзи, беги! Не спи! Не смей засыпать, ни на секунду, она нападет во сне! Кадзи знал это. Надо бежать, Бежать быстрее, дышать размереннее…
- КААААААДЗИ-КУН!!! – позвала из-за деревьев некая рыжая немка.
О, господи, она близко! БЕГИ, КАДЗИ, БЕГИ!
Да, именно, сезон охоты на Кадзи был открыт, и охотником была Аска.
- Комм цу мир, майн либе! – подала она голос вновь.
Плохо выбритая парень внезапно ощутил, как ледяная дрожь пронзила хребет. И продолжил бег.
Из кустов выломилась Аска, в камуфляже для джунглей, в прочных берцах, зеленом кепи, с тяжелым клинком, с биноклем и с ружьем, на ремне свисающим с плеча.
- Ну и… куда он подевался? – вслух вопросила она.
Сдернув бинокль с пояса, она уставилась сквозь новенькие ультрафиолетовые линзы, лично ею поставленные, и быстро отследила подсвеченный след трассера, что она сумела пришлепнуть Кадзи на его одежду. Теперь он оставлял след на траве и листьях, куда бы ни бежал.
- Есть! – ухмыльнулась она, и рванулась следом
Небритый парень так и бежал некоторое время дальше, усталый и обезвоженный в своем бегстве от надвигающегося рока. Настолько усталый, что он даже и не заметил странной подстилки из листьев на своем пути, и петля-ловушка, поймав его за левую лодыжку, вздернула Кадзи в воздух.
Безвольно обмякнув, раскачиваясь и кружась, Кадзи гадал, и когда Аска успела ее соорудить?
- О, привет, Кадзи-кун, - раздался из-за спины голос Кадзи, - Что решил зависнуть, а?
- Э-э… Привет, Аска… да вот… А как у тебя дела, развлекаешься?
- О, да. Охота - превосходное развлечение. Но извини, сперва я должна заняться своей добычей. – и Аска принялась стягивать винтовку с плеча.
- Э-э… ты чего это деалешь?
- Дикие животные слишком опасны, чтобы вытаскивать их ловушек живьем, так что, Кадзи, боюсь, мне придется тебя усыпить.
- Аска, стой!
Пуфф!
- Ооооооооооо… - простонал Кадзи и вырубился.

* * *


Токио-3


День в школе прошел как и обычно, и Синдзи с Рэй покатили назад в НЕРВ в своем черном седане.
- Рэй-чан?
- Да, Синдзи-кун?
- С Кенске что-то случилось?
Рэй развернулась нему? – Тебе просто любопытно, или ты за него беспокоишься?
- И то и другое.
Рэй понимающе кивнула. – На прошлой неделе доктор Акаги обнаружила, что Айда-сан залез в компьютер, содержащий личные дела работников НЕРВ.
- Чёёёрт! – Синдзи обхватил голову руками, - Я так и знал, что его поймают.
- Ты знал об этом?
- Ну конечно, знал. Он всем об этом хвастается. По-моему он даже этим гордится.
- Понятно, - кивнула Рэй. – А почему ты не сообщил НЕРВ об этом раньше?
- Ну-у… тогда НЕРВ еще командовал мой отец. А он, наверное, казнил бы Кенске, если бы узнал об этом.
Возможно и мог бы, засомневалась Рэй.
- Я думал, вдруг удастся его переубедить, сказать не делать этого, или как-нибудь отвлечь…
А это вряд ли, решила Рэй. Мальчишка слишком зациклен.
- И что… теперь с ним будет?
- С ним разбирается майор Кацураги.
- Мисато? Что, правда?
- Да. Я решила, что это вполне соответствующе, с учетом его явной влюбленности в нее он не станет ей лгать. Чтобы развязать ему язык, я порекомендовала майору использовать альтернативные методы.
Сбитый с толку Синдзи уставился на нее, - Это какие? Что это означает?
Рэй лишь улыбнулась ему.


Застенки НЕРВ


- Давайте упростим весь процесс, Айда, - сообщила женщина, легко опознаваемая теперь как майор Мисато Кацураги, вглядываясь в залитого светом паренька, на вид изможденного вусмерть как от суточной голодовки, так и обезвоживания.
Что, кстати, было не совсем так. Он провел в камере чуть менее дня, и ему давали по стакуну воды каждые два часа, чтобы ему было чем потеть под ослепительной лампой.
- Я буду задавать вам очень простые вопросы, - заметила Мисато, подымая его голову за подбородок, - и если мне понравятся ваши ответы, я буду снимать по одному предмету одежды с себя.
Что-то щелкнуло, и Мисато готова была поклясться, что Кенске в этот момент был само внимание, с раздувающимися ноздрями и вытянутой шеей.
- Вижу, я привлекла ваше внимание, нет? – улыбнулась она, - Но, как я и сказала, только в тому случае, если меня устроят ваши ответы.
Усевшись назад на свой стул, она соблазнительно скрестила ноги, а Кенске смотрел на нее во все глаза, буквально жаждая ее вопросов.
Слишком просто, разочарованно решила Мисато. – Хорошо, Айда, начнем. Первый вопрос: Знали ли вы что совершаете преступление, взламывая отцовский компьютер, чтобы разузнать побольше о НЕРВ и ЕВА?
- Да! – тут же выпалил тот.
- Хммм… не совсем то, что я хотела услыхать, – протянула Мисато, ничего не снимая. – Второй вопрос: почему вы так сильно хотите стать пилотом?
- Потому что быть пилотом гигантского меха - мечта каждого отаку и аниме-фаната!!!
Ну ничего себе, про себя протянула Мисато, стягивая китель, - Да парень маньяк.
Парень же открыто пускал слюни.
- Следи за собой, - отчитала его Мисато. – Вопрос третий: хочешь ли ты, чтобы я дала этот стакан, полный прохладной и вкусной воды тебе, - стакан был протянут Кенске, так и пожиравшему его глазами, - чтобы ты выпил его, или же мне лучше вылить его на себя?
И ни секунды колебаний. – На себя! На себя!
Мисато лишь улыбнулась, уже догадавшись, каков будет ответ. Без каких-либо колебаний она вывернула стакан себе на голову, промокнув с головы до пят, и тем самым сделав cвою блузку, облепившую, тело, практически прозрачной.
Две струи крови забили из носа Кенске.
- Ну ничего себе! Да я ужас сколько времени на него убью! – простонала Мисато, осознав, что паренек потерял сознание. – Ему ведь еще и кровь переливать придется!

* * *


В квартире Синдзи и Рэй


Рэй закончила со своими совещаниями, позаботилась о том, чтобы Ноль-Третий не перевозился официальным транспортом. Теперь, когда с делами на сегодня было покончено, она предвкушала тихий вечер с Синдзи-куном.
- Э-э… а ты уверена, что это хорошая идея, Рэй-чан? – вновь поинтересовался Синдзи, поправляя галстук перед зеркалом.
- Да, уверена, – отозвалась Рэй, сидя на постели, поправляющая чулки. – Ты же заказал столик, ведь так?
- Ну-у, да, заказал, – отозвался Синдзи, натягивая пиджак, - Я просто боялся, вдруг у тебя не найдется времени, ведь ты командующий НЕРВ и все такое…
- Даже бывший командующий находил время на отдых, когда он этого желал, - объявила Рэй, застегивая пряжки туфель.
- Ну-у… наверное он-то нашел бы… - отозвался Синдзи, наконец довольный тем, как сидит костюм.
- Готов, Синдзи-кун? – осведомилась Рэй, наконец выпрямившись в своем бледно-синем вечернем платье.
- Ну конечно, Рэй-чан, - отозвался паренек, предлагая ей руку, которую Рэй тут же и приняла.
Двинувшись к черному седану, ожидающему их, они тут вскоре уже отбыли.
Как только машина покинула НЕРВ, за дело принялась служба безопасности.
- Черный конь белому коню. Король и ферзь вышли за линию пешек. Повторяю, король с королевой вышли за линию пешек, – сообщил охранник в рацию, стоило седану вырулить из ворот.
- Принято, черный конь. Белый конь перехватил инициативу, – отозвался голос из рации.

* * *


Ресторан, выбранный Синдзи, был известен своей итальянской кухней, незамедлительно Рэй одобренной. Заведение, также было довольно легко контролировать, как только все оказались на своих постах.
Рэй позаботилась о том, чтобы отряд "Белые кони" знал, куда они направляются, так что некоторые из них уже были на месте.
- Белый конь-1, король и ферзь на доске, – сообщил водитель, стоило Рэй с Синдзи выйти из седана и направиться внутрь.
- Ясно, играем.
Синдзи с Рэй озвучили свои пожелания официанту, после его погрузились в разговор. А тем временем белые кони заняли ресторан, бдительные как никогда. И тут же один из коней приметил каких-то странных людей, движущихся к столику Синдзи с Рэй. Странным в них было общее чисто, пятеро, и глухие коричневые плащи.
- Белый конь-6, на доске лишние пешки. Запрашиваю разрешение на пушку Алехина, – сообщил один из агентов.
- Запрещаю. Слишком много гражданских. Исполняем защиту дикобраза, - отозвался второй агент.
Словно по мановению ока вынырнули двое агентов, одетых под официантов, с тележками полными еды врезались в затянутых в плащи субъектов.
Этого было достаточно, чтобы заставить группу попятиться назад к двери.
- Пешки отброшены. Король и ферзь ничего не подозревают.
- Понял.
- Что это было? – вслух изумился Синдзи, привлеченный грохотом.
- Не знаю. Может, запнулся кто, – отозвалась Рэй.
Несколькими минутами позднее прибыли заказанные блюда, и они принялись за еду. А агенты тем временем оценивали ситуацию, складывающуюся снаружи.
- Внимание. Еще пешки в черных коробках.
Два черных микроавтобуса подрулили к ресторану.
- Удвоение пешек, – заметил один их агентов.
- Может профилаксис? – заметил другой голос.
- Ситуация требует тщательного обдумывания. – сказал третий.
И тут два посетителя ресторана со столика, находившегося между столиком Синдзи и Рэй и выходом, встали и направились на выход.
- Ферзь открыта, повторяю, ферзь открыта! – завопил в рацию другой агент.
- Белый конь-2 выдвигается на позицию, – объявил второй агент, выталкивая очередную тележку с едой на линию между столиком командующей и дверью.
- Это белый конь-5, улучшаю позицию на Е-6 для подкрепления, – сообщил пятый.
- Понял!
Блокирование шло просто отлично, пока один из новоприбывших не решил рискнуть.
- Это же…
- Смена дебюта! – завопил агент, стоило новичку вытащить базуку.
Мгновением позже ресторан превратился в поле боя. Повернув голову, Синдзи увидал базуку, и тут же инстинктивно нырнул к Рэй, снося ее на пол, в то время как агенты принялись выпрыгивать как чертики из коробочки, пытаясь защитить командующую и третье дитя. Остальные посетители принялись разбегаться в стороны, ища безопасности за переворачивающимися столами. Несложное дело, особенно с учетом того, что нападавшим до них никакого дела не было.
- Белый конь-4, твой статус? – заорал один из агентов в коммуникатор.
- Я под боем снаружи у коробки! – завопил агент вне ресторана.
- Насколько серезно?
- Гамбит! Мне нужно делать гамбит!
- Запрещаю! Как насчет обратного гамбита?
- Выполняю обратный… дайте прикрытие!
Выпрыгнув из-за укрытий, агенты повели огонь из-за столиков, попутно обходя и оставляя позади Синдзи и Рэй, заставляя нападающих пригибаться и прятаться.
На этом месте Синдзи с облегчением заметил, что остальные посетители принялись потихоньку смываться через заднюю дверь. – Кто эти люди? – спросил Синдзи у светловолосой, укрываясь за столиком. – Те, кто нас защищают?
- Наша служба безопасности, – отозвалась Рэй, держа его крепко.
- Наш Второй отдел? – задохнулся паренек, изумленный эффективностью защитников.
- Нет. Мой новый и улучшенный Второй отдел! – объявила та.
Внезапный взрыв сотряс здание, осколки стекла усыпали пол, это взорвался один из микроавтобусов.
- Обратный гамбит прошел!
- Потрясающе!
- Это Белый конь-7, запрашиваю разрешение на рокировку.
- Конь-7, разрешение на рокировку дается.
Тремя секундами позже белый грузовик просвистел по улице и впечатавшись во второй черный микроавтобус, занял его место.
- Черная ладья убрана!
Нападающие вливались в ресторан, стреляя по грузовику и агентам внутри ресторана. Агенты Второго отдела стреляли в ответ по нападающему с базукой, и тот моментально завалился, а базука его заскользила по полу к столику, за которым прятались Синдзи и Рэй.


И тут Синдзи пришла в голову безумная идея.
Оставаясь на корточках, он потянулся за столик и схватил базуку. Вскинув ее на плечо, он выглянул из-за столика, целясь в потолок над нападавшими. Выстрел, и потолок рухнул, хороня их под собой. Тем самым, вся банда, или точнее, последние ее четыре бойца, были выведены из строя, потеряв сознание.
- Это белый конь-3, король подготовил эндшпиль. Повторяю, король подготовил эндшпиль.
- Исполняем, исполняем!
- Перемещайте короля и ферзя сквозь люфт.
Синдзи с Рэй вихрем вылетели из ресторана, через обломки, завалившие нападающих, через дверь, мимо исковерканных машин, прямиком в уже ожидающий их седан. И столь же быстро тот покатил прочь, со своими ценными пассажирами, вцепившимися друг в друга на заднем сиденье.
- Король и ферзь оставили доску. На маршруте за линию пешек, – сообщил один из агентов, смотря вслед седану.
- Принято, белый конь. Черные кони примут их по прибытии, – сообщил голос в наушнике.
И затем, с развязанными отныне руками, остатки агентов Второго отдела занялись оставшимися в живых нападающими.
- Итак, посмотрим, что мы сможем из них выбить.

* * *


Окинава


Застонав, Кадзи тряхнул головой, пытаясь изгнать дурман из головы. Он попытался было шевельнуть рукой, но тут же обнаружил, что не может этого. К этому времени он уже достаточно проморгался, чтобы осознать очевидное.
Он был привязан к своей собственной постели в отеле, распластанный крестом, с запястьями и лодыжками, привязанными в каждом углу, а из одежды на нем были одни трусы.
Осознание полыхнуло словно молнией.
О, боже! Аска решила его изнасиловать! Он так и знал!
И тут дверь открылась, и внутрь вошла искомая девушка, в пушистом розовом халате.
- С добрым утром, Кадзи-кун. – улыбнулась Аска. – Проснулся наконец?
- Э-э… Аска, ты мне не объяснишь, случаем, отчего это я привязан к постели?
- Потому что мне не хотелось бы, чтобы ты от меня опять сбежал, – отозвалась та, скидывая халат, под которым оказались отделанные оборочками черный лифчик и трусики. – У нас осталось меньше недели на Окинаве, и я не собираюсь больше тратить зря из нее ни секунды.
Говоря все это, она залезла на постель и уселась у Кадзи на животе.
- Аска, как ты можешь! Прекрати немедленно! – возмутился он, стоило ее лицу оказаться в каких-то сантиметрах от его собственного
- Не могу, Кадзи-кун, я ведь люблю тебя, – сообщила она, лаская его небритую щеку, - Очень-очень. Да, знаю, я несколько тебя моложе, но это неважно, ведь я собираюсь осуществлять самую заветную мечту каждой девушки.
Кадзи побледнел – Какую это мечту? – со страхом поинтересовался он.
- Оказаться в одной постели с парнем ее мечты, – объявила она, вытягиваясь пообок, и целуя его небритый подбородок. – Спи, мой, Кадзи-кун, - прошептала она, и пристроив голову у него на плече поуютнее заснула.
Кадзи же спать просто не мог. Никак, страх изнасилования Аской просто не мог так просто взять и исчезнуть. А слухи, что поползут об это их ночи? Какая возможность для шантажа, обвинений в изнасиловании и обвинениях в педофилии… А как над ним будут смеяться, когда узнают, что он перепугался до ужаса, и более того, не сумел сделать ничего против какой-то 14-летки.
Нет, отныне ему не жить, даже если он сам голыми руками победит ангела.
Нет. Спокойной для него эта ночь ну никак не была.

* * *


Квартира Синдзи и Рэй


После того, как они признались друг другу, Синдзи и Рэй поселились вместе и жили вполне счастливо на квартире у Синдзи внутри Гео-Фронта.
Синдзи как раз принимал контрастный душ для успокоения нервов, пока Рэй отвечала на звонок Второго отдела.
- Понятно. Значит, нападавших наняли с целью похищения пилотов, – произнесла Рэй, попутно суша волосы полотенцем. Облачена она была в коротенькую хлопковую ночнушку.
- Да, командующий, - произнес агент на том конце провода.
- Вы выяснили, кто нанял их?
- Сожалею. Им пообещали достаточно, чтобы они не интересовались этим вопросом. Плату они должны были получить после доставки захваченных пилотов.
- Понятно. Они просто охотились за пилотами, или же за мной конкретно?
- Согласно данным, выбитым из выживших, можно предположить, что им было неизвестно о том, что вы новый командующий НЕРВ.
Рэй облегченно вздохнула.
- Хорошо. Позаботьтесь, чтобы их выслали из страны навсегда под угрозой смерти.
- Слушаюсь, командующий.
C точки зрения Рэй это было весьма гуманно. Наемники провалили порученное, так что денег они не получат. Если они когда-либо решат вернуться в Японию, они сами подпишут себе смертный приговор. И хуже того, их наниматели однозначно будут ими недовольны; плохой знак в том роде бизнеса, в котором они промышляют.
- Все хорошо, Рэй-чан? – спросил Синдзи, выходя из ванной, в трусах и футболке и с полтенцем на голове.
- Да, Синдзи-кун. Нападавшие были простыми наемниками, нанятыми похитить пилотов.
Синдзи вздохнул, - Мы стали слишком популярными, да?
- Да. По этой причине, некоторое количество времени нам придется оставаться исключительно внутри Гео-фронта. Для безопасности.
Синдзи кивнул. После такого вечера, как сегодняшний он спорить не собирался.
Но Рэй приметила хмурое выражение на его лице.
- Синдзи-кун, что не так?
Паренек замялся, - Ну-у… Когда они на нас напали… знаешь, я испугался.
- Испугался? Но ты был таким храбрым. Ведь это ты закрыл меня собой, ты схватил ту базуку и с ее помощью вырубил тех бандитов.
- Это потому, что я боялся, Рэй-чан. Я боялся за тебя.
- За меня?
- Я люблю тебя, Рэй-чан, и я просто не могу… не могу видеть, как тебе что-то угрожает.
- Ты… и правда…?
- Да, я люблю тебя. И я… я чувствовал, что просто должен был защитить тебя. – он улыбнулся, - В смысле, ведь парень же просто обязан защищать свою девушку, ведь так?
Улыбнувшись, Рэй обняла его, стиснув крепко-крепко, а затем страстно принялась целовать.


Спать Синдзи и Рэй улеглись лишь четвертью часа позже.
- Синдзи-кун, - осведомилась Рэй, - Не хочешь перед сном увидать кое-что забавное?
- Что увидать? – озадаченно переспросил Синдзи.
Взяв дистанционку с прикроватного столика, Рэй включила телевизор.
Увиденное на экране вызвало у Синдзи смешанные чувства.
А конкретно, это был Кенске Айда, привязанный к стулу, и полуголая Мисато, дразнящая его мимолетными касаниями своих обнаженных грудей.
- Ооооо, - протянул Синдзи. – Кенске труп…
- Согласна. Он раскроет все свои секреты и даже больше, как только дар речи к нему вернется.
Они смотрели трансляцию еще несколько минут, прижимаясь друг к другу, пока Синдзи не развернулся к Рэй.
- Э-э, Рэй-чан? – тихо спросил Синдзи у девушки, прильнувшей к его груди.
- Да, Синдзи-кун?
- Как думаешь, у нас хоть раз сможет выйти нормальное, обычное свидание, - Синдзи хохотнул, - как у людей?
Рей не могла не улыбнуться. – Вряд ли. Но я не сменяла бы наше ни на чье еще.
Поцеловав Рэй в щеку, Синдзи немножко поворочался и устало заснул, а светловолосая командующая НЕРВ все смотрела, как Кенске на экране хныкал, словно девчонка, пока наконец также не смежила глаза.


Авторские примечания:


Надеюсь, вам понравилась глава.
Должен сразу сказать, что я понятия не о действительном домашнем адресе Кенске, так что я просто высосал его из пальца.
И еще, термины и кодовые фразы агентов Второго отдела все шахматные. Надеюсь, вам понравился их юмор. Я пытался применить как можно больше их, чтобы это и впрямь звучало как крутой код навороченный оперативников.

Пушка Алехина – выставление двух ладей перед королевой для атаки по противнику.
Защита дикобраза – из фигур составляется третья линия обороны для защиты короля и королевы, попутно существенно ограничивающая передвижение.
Улучшение позиции – смена места фигуры для увеличения числа потенциальных ее возможностей.
Профилаксис – прекращение действий противника в каком-либо месте из боязни какой-либо утраты
Открыть фигуру – обеспечить возможность выхода наружу для ладьи или ферзя.
Выдвижение на позицию – занятие места, с которого можно начать атаку на противника.
Удвоение пешек – установка пешек одного цвета зигзагом, с прикрытием передних задними.
Пришпиливание – ситуация, в которой фигура вынуждена оставаться на месте, поскольку ее уход поставит под удар более ценную фигуру.
Гамбит – жертва фигуры в обмен на какое-либо преимущество.
Рокировка – перемещение короля на два поля в сторону ладьи, а затем перемещение ладьи на поле, только что королем пройденное. В общем, король и ладья меняются местами.
Эндшпиль – стадия доигрывания, в которой на доске лишь незначительнейшее количество фигур.
Люфт – немецкий термин, означающий поле, открытое сдвинутой пешкой, в которое рокированный король может уйти.

Также, надеюсь, вам понравилась "пытка", организованная для Кенске. И, если честно, в случае Мисато, все, что ей нужно, это улыбнуться ему, Кенске заложит и Тодзи и всю школу.
И да, Второй отдел в этой главе получил возможность себя проявить, надеюсь во искупление их недостаточного надзора над Гендо.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
exused
сообщение 5.5.2008, 18:44
Сообщение #2


Активный участник
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 290
Регистрация: 22.1.2008
Пользователь №: 5 799



Выложу понравившийся)

Название: Этого не было
Автор: Yisandra a.k.a. Sense
Фэндом: Neon Genesis Evangelion
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Нагиса Каору,Икари Синдзи
Отказ от прав: всё узнаваемое принадлежит тем, кому принадлежат права на сериал.
Предупреждение: привязка к смерти героя.
От автора: Глючная мечта, сон человека, который смотрел «ЕВУ» не один, не два и даже не двадцать два раза, но продолжает плакать, видя кровь Каору на фиолетовой броне.

Этого не было
Этого не было…
Спасибо, Синдзи-кун…
Этого не было.
Закрыть глаза. Не смотреть. Не видеть. Глаза – тёмные, тёплые. Бледные губы – и эта грустная улыбка. И слова.
Спасибо, Синдзи-кун…
Этого не было!
Ничего не было…
Закрой глаза. Не смотри. Так легче, ведь правда, так легче? Ведь правда же?
Ложь! Всё – ложь…
Закрой глаза. - Эй, ты ничего себе не отморозил? – Каору склонился над сугробом. Из-под снежного покрова не доносилось ни звука. Каору уже почти решил забеспокоиться, когда Синдзи вынырнул из сугроба и с мстительным выражением лица закидал его снегом с обеих рук.
- А что именно тебя интересует?
- Уверен, что хочешь услышать мой чистосердечный ответ, Синдзи-кун?
- Я рискну!
- Тогда... Ну, допустим, нос. А что? Если простынешь, сорвёшь ближайшие концерты. Всё, прекрати обстрел! Я с тобой, как с серьёзным человеком, а ты со мной, как…
- Ну, как с кем?
- Это шантаж! Выбрось этот гранд-снежок немедленно! Не в меня! Я сказал не в меня…
- Извини, я не расслышал, - Синдзи с удовлетворённой улыбкой взирал на дело рук своих. – Так, значит я с тобой – как с кем?
- Как с воспитательницей детского сада! Нелюбимой, причём…
- Это была попытка пробудить мою спящую совесть?
- Это был намёк. Прозрачный.
- Недостаточно прозрачный.
- Ладно, я уже понял, что не гнёт тебя ветер, не валит буря. А я замёрз, прозябая на холодном ветру в покрытой – твоими молитвами – снегом одежде.
- Для невинного страдальца у тебя слишком довольная улыбка…
- Я же не говорю, что данное состояние мне неприятно, но всё же не хотелось бы дожидаться горячих объятий двусторонней пневмонии.
- А если я скажу, что хочу остаться здесь, где много снега и свободного пространства?
- То я спасу тебя.
- Интересно, как?
- Как и положено герою – героически.
- А если поточнее?
- Можно и поточнее…
Ловко подхватив зазевавшегося Синдзи на руки, Каору направился в сторону трассы. На протесты своей жертвы он не обращал внимания. Жертва хихикала и делала вид, что вырывается.


Эти двое поселились в «Королеве Гор» неделю назад. Эдвард Гаррисон, портье, хорошо запомнил их – нельзя сказать, что здесь часто останавливались японцы, тем более такие колоритные.
Первого из них, его фамилия была Икари, Эдвард видел раньше – по телевизору. Сам он не интересовался музыкой, но Селин, его тринадцатилетняя дочка, с семи лет игравшая на виолончели, называла Икари своим кумиром и Семпаем, постоянно пересматривала записи его концертов и даже начала уже учить японский, чтобы понять его великую душу. Эдвард ничего не имел против – пусть лучше зубрит иероглифы, чем курит и шляется с парнями. Тем более что у девочки, вроде бы, был талант к музыке.
Так что, Эдвард примерно представлял себе, как выглядит Икари – невысокий, как большинство японцев, узкая кость – хрупкое сложение, тёмные волосы аккуратно подстрижены, взгляд синих глаз немного выводил из равновесия – требовательный, внимательный, упорный. Взгляд в себя. Казалось, этот человек непрерывно пытается разрешить какое-то противоречие, понять что-то, и пока не добьётся ясности – не успокоится. Несмотря на неизменную вежливость и ровный характер, было в нём что-то неспокойное, тревожное и тревожащее тех, кто оказывался рядом.
Второй не походил не только на японца, но и, прости, Господи, вообще на человека. По крайней мере, на первый взгляд. Эти его красные глаза и волосы непонятно какого цвета… Испугаться можно. Однако Эдвард не испугался тогда. Он не верил в нечистую силу. Нагиса был обычным человеком – таким же, как Икари и как сам Эдвард. Худощавый молодой человек с неизменной мягкой полуулыбкой, ироничной, но не обидной, рассыпанные в беспорядке пепельные пряди, уверенная манера держаться… Единственным, пожалуй, необычным в нём был голос – изумительной красоты и силы, мгновенно располагающий к этому красноглазому парню с имиджем программиста на отдыхе. Таким голосом только проповеди читать.
Нагиса был странен – впервые встретившись глазами с темно-красным, тёплым взглядом, Эдвард не мог отделаться от ощущения, будто обладатель этого взгляда знает о нём, Эдварде Гаррисоне, ВСЁ. Включая то, о чём молчат на исповеди. Знает и прощает.
Да, в этом парне, определённо, было что-то необычное – он крайне умиротворяющее воздействовал на окружающих. Чаще всего, его взгляд останавливался на бедовой темноволосой голове Икари – и тогда знаменитый виолончелист успокаивался, переставая терзать случайно оказавшихся рядом людей вопрошающим, взывающим взором.
О том, в каких отношениях состоят эти двое, не надо было долго гадать. Местной публикой это воспринималось до странного спокойно, наверное, не в последнюю очередь благодаря харизматичности Нагиса.
Почти каждый день они собирались и уходили куда-то вдвоём. Обычные развлечения горнолыжного курорта их не интересовали. Случалось им и загуляться, но как сегодня, в темноте, они не возвращались ни разу.
Вид у них был, надо сказать, такой, словно они в снегу валялись. Да наверняка, так оно и было. Проходя мимо Эдварда, они напоминали двух взбудораженных играми на свежем воздухе детей, не переставая смеяться на своём пути к лифтам.
Ну, по крайней мере, за ними не оставались следы из подтаявшего снега.
Разве что самую чуточку…




Каору толкнул дверь ванной и вошёл в спальню. Синдзи сидел на кровати с выражением глубокой задумчивости на лице.
- Аска звонила?
- Как ты понял?
- Слышал, как в спальне кто-то ругается по-немецки красивым женским голоском. Предположил, что, вряд ли это горничная. Слушал по громкой связи?
- Да.
- Как она?
- Как всегда.
- Развод и раздельные спальни?
- Вроде того, - Синдзи невесело улыбнулся – Она родила... Иногда мне кажется, что она не любит никого кроме своей дочери. Даже себя.
- По крайней мере, Аска любит маленькую Мегуми. Это уже неплохое начало, верно?
- Тебе следовало бы стать психотерапевтом, с таким позитивным мышлением…
- Я и есть психотерапевт. Твой личный психотерапевт. Ну-ка, посмотри на меня. Что случилось?
- Нет, ничего…
- Ни за что не поверю, что разговор с Аской так подействовал.
- Правда, ничего. Всё в порядке.
- Я давно заметил, что тебя что-то тревожит. Ты кричишь по ночам. Прошлое причинят тебе боль? Это возвращается во снах?
- Что я кричу во сне?
- «Этого не было». Одно и то же каждый раз. Синдзи, посмотри на меня. Нет, открой глаза. Я не хочу, чтобы ты страдал. Я не позволю кошмарам мучить тебя. Прошлое – это прошлое. Его нельзя исправить – но нельзя и жить старой болью.
- Каору…
- Тише… Я не настаиваю на том, чтобы говорить прямо сейчас. Если ты не готов, я подожду. Но поговорить надо, согласен?
- Хорошо. Сегодня вечером я всё тебе расскажу, обещаю. Ведь ты мне поможешь?
Опять этот взгляд – ты мне поможешь? Ведь ты не предашь меня, как все остальные? Ты не причинишь мне боли? Не ранишь мои чувства? Не бросишь меня? Поможешь мне?
Ведь ты не предашь меня?
Каору сглотнул комок в горле – непролитые слёзы – наклонился и слегка коснулся губами лба Синдзи:
- Конечно. Даже не сомневайся. Я для этого здесь и сижу. Вот уже восемь лет… Не плачь, пожалуйста. Я помогу тебе, обязательно. Посмотри на меня. Да, вот так уже лучше. Ты улыбнулся! А хочешь... хочешь, спустимся вниз? Поприкалываемся над высоким обществом... Хочешь? Пофланируем по залу, полюбезничаем с девушками… Я поцелую тебя у всех на виду... О, тебе лучше, вижу! Ты смутился, и… и бросил в меня подушкой… - с притворной грустью завершил свой спич Каору, сидя на полу, куда его сбил прицельный удар по корпусу.


Она стояла спиной к ним, глядя в окно, и первым, на что обратил внимание Синдзи, был участок точёной шеи между глухим воротником чёрного вечернего платья и краем неровно настриженных голубоватых прядей. Потом она обернулась.
Её обнажённые плечи и руки до локтей были изящно задрапированы складками полупрозрачной шали, но тонкие перчатки не скрывали линии вен на внутренней стороне узких запястий, когда она протянула руки к Каору:
- Каору-кун…
Тогда, восемь лет назад, никто не представлял, как она будет жить дальше, после того, как в её существовании отпала острая необходимость, после того, как она утратила смысл этого существования. Синдзи тоже не знал. А потом умер его отец. И год спустя он впервые увидел выставку картин Аянами Рей. И её нашумевшее «Одиночество». А ещё год спустя – «Конец одиночества».
Сейчас Аянами Каю было пять лет. Это был красивый ребёнок, похожий на мать – тонкий, белый, с таким же необычным цветом волос, не по годам развитый, вдумчивый и спокойный, но с очаровательной улыбкой – застенчивой и чуточку лукавой.
Никто не знал, кем был отец Кая. Синдзи тоже не знал.
Но догадывался.
Однажды заглянув в синие глаза, он увидел в них хорошо знакомый огонь – прожигающий, медленный, упорный – и вдруг поверил, что его маленькому брату не придётся прятать этот огонь за тёмными стёклами очков.
С тех пор ему стало легче общаться с Рей, их словно бы связала общая тайна, хотя они никогда не говорили об этом.
Рей изменилась. Исчезло её обречённое спокойствие и замкнутость, неподвижность и скованность. Она улыбалась чаще – хотя каждая её улыбка была всё так же драгоценна. Иногда Рей смеялась. Теперь она ещё больше походила на Каору, их легко было принять за близнецов – два человека, которые в мире с собой.
- Удивительно, какой удачный день, - засмеялся Каору, обнимая Рей – Не иначе, я вновь получу чем-то по голове…
Синдзи шагнул вперед, чтобы последовать его примеру, в последний момент смутился и отступил. Они лишь обменялись поклонами, но Рей чуть улыбнулась ему – и Синдзи понял, что она рада его видеть.
- Здравствуй, Рей. Я не ожидал тебя встретить здесь.
- Я приехала отдохнуть, вместе с Каем. Ему полезен горный воздух.
Синдзи наслаждался её тихим голосом, который уже совсем было начал забывать.
- Конечно.
Каору оценил ситуацию и удалился, пообещав принести напитки. Бывшие пилоты немного помолчали, потом Синдзи спросил:
- Ты так смотришь... Я изменился?
- Ты вырос, - ещё одна улыбка. – Прости, это невежливо с моей стороны, но я давно хочу сказать... Когда я впервые увидела тебя, ты был страдающим ребёнком, искалеченным, боящимся ответственности и близости… Ребёнком, который не мог доверять никому, даже самому себе… Ты вырос.
- Я... Спасибо.
- Как дела у Аски? – перевела тему Рей.
- Очередной разрыв отношений с очередным любовником.
- О, - восхитился подошедший с подносом Каору – Ты произнёс это слово и не покраснел! Невероятно!
Синдзи немедленно покраснел и спросил:
- Не боишься отстирывать с рубашки винные пятна? А что до Аски, - добавил он, улыбнувшись Рей – То она буквально час назад звонила мне и громко ругала последними словами.
- А причина?
- Моё отсутствие при родах её сына.
- Прости, пожалуйста, я сильно ошибусь, - осторожно спросила Рей – если предположу, что у неё есть основания… настаивать на твоём присутствии?
- В том-то и дело, что нет, - вздохнул Синдзи – Я не счастливый отец. И я понимаю, что Аске нужна была поддержка в такой момент, но она же сообщила мне о своих родах только сейчас!
- Знаешь, - задумчиво сказала Рей – иногда мне кажется, что это очень несправедливо – все мы чем-то прославились, хотели того или нет. Ты – известный музыкант, Каору-кун – первый программист в Новом Государственном Бюро Комплиментации, я – художник ... Даже Судзухара-сан стал популярным телеведущим. И только Аска, единственная из нас, кто так жаждал признания, осталась в безвестности. С тех пор, как стала матерью, я много размышляю о подобных вещах. Была ли она чем-то хуже любого из нас? – молодая женщина, детство которой прошло в похожей на склеп комнате, медленно покачала головой – Я не хотела бы своему сыну такой судьбы...


- Ты устал?
- Немного. Не настолько, чтобы забыть о твоём обещании.
- Каору, прошу тебя, давай отложим на завтра. Вечер был таким приятным… Пожалуйста...
- Ты же знаешь, я всегда согласен ждать тебя...



Сегодня с 12:30 на территории районов Канто и Тюбу включая район Токай, объявляется чрезвычайное положение.
НАПАДЕНИЕ АНГЕЛОВ
Отец...
NERV...
Он никогда бы не написал мне, если бы я не был нужен ему для чего-нибудь.
...ты займешь место пилота.
Не надо бежать от своего отца. И не надо бежать от самого себя.

Не убегать. Не убегать. Не убегать. Не убегать...

Я готов! Я буду пилотом!

Готовность к стыковке с катапультой.
Стоп-капсула убрана.
Вводим контактную капсулу.
Капсула зафиксирована.
Первая стадия синхронизации.
Заполнить контактную капсулу.
Подсоединяем к основному источнику питания.
Подать напряжение на все цепи.
Приступаем ко второй стадии синхронизации.
Соединение с нервом А^10 в рабочем состоянии.
Установить языком интерфейса японский.
Контакт прошел нормально.
Подсоединить линии обратной связи.
Подготовиться к запуску!
Убрать фиксаторы!
Отвести блокировочный мост!
Разблокировать гидравлические замки!
Отвести основные и дополнительные стойки.
Внутренние батареи заряжены.
Вход для внешнего источника питания - в норме.
Еву-01 - к катапульте.
Шахта свободна.
Готовы к запуску.
Пуск!

Синдзи, спокойно!
Это не твоя рука!

Левая рука повреждена!
Разрыв цепи!
Синдзи, спасайся!
Никаких данных о состоянии пилота!
Синдзи!

Икари, пути назад уже нет.

Синдзи очнулся.

Ты уверен, Синдзи?
Конечно. Я привык быть один.
Все равно, где.

Я... я дома.
Добро пожаловать домой.

Рассинхронизация.
Нервные импульсы беспорядочны!
Заблокировать цепи!
Остановка!
Невозможно.
Сигнал не проходит!
Ева-01 не отвечает.
Нет!

Совмести прицел с целью...
Огонь.

По-видимому, он просто делает то, что ему скажут.
Так он и живет.
Прицелиться в центр... Огонь...

Всем жителям следует немедленно укрыться в ближайших убежищах. Повторяю...

Это была наша последняя надежда...

ЭТОГО НЕ БЫЛО!

Привет, ты тут случайно не меня поджидаешь?
Я бы еще с тобой поболтал.
Можно, я пойду с тобой?
В душ. Ты идешь? Не возражаешь?

Ты избегаешь личных связей.
Неужели близость так пугает тебя?
Если ты ни с кем не близок, тебя никто не предаст и не сделает тебе больно.
Однако так ты никогда не забудешь об одиночестве.
Человек всегда одинок, он не может полностью избавиться от одиночества, но он может забыть о нем.

Ты хрупкий как стекло.
Ты ненавидишь людей?
Нет, мне они безразличны.
Но одного человека, своего отца, я ненавижу.

Возможно, я был рожден, чтобы встретиться с тобой.

Ложь! Ложь! Ложь!
Не верю, что Каору - Ангел!
Это ложь!
Это факт, смирись c этим. Пошел.

Синдзи опаздывает.

Ты предал меня!
Ты ранил мои чувства!
Ты предал меня так же, как отец!

Я ждал тебя, Синдзи.
Это свет души, священная область, куда никто не смеет вторгаться. Разве вы, Лилим, не знаете?
Каору! Подожди!
Последняя система безопасности разблокирована!
Врата Рая открываются!

Спасибо, Синдзи.

Почему, Каору?

Такова моя воля.
А теперь убей меня.
Спасибо тебе. Я был рад встретиться с тобой.


Последнего ангела больше нет.
Ты ненавидишь людей?


Почему ты его убил?

У меня не было выбора!

Почему ты его убил?

Потому, что он был Ангелом!
Каору был Ангелом!

Но ведь он был и человеком?

Неправда! Он был Ангелом! Нашим врагом!

Но ведь он был и человеком?

Неправда! Неправда! Неправда!

И поэтому ты убил его?

Да! Иначе бы мы все погибли!

И поэтому ты убил его?

Я не хотел его убивать! У меня не было выбора!

Итак, ты его убил.

Помогите мне...
Умоляю!
Кто-нибудь, пожалуйста, помогите мне!

ЭТОГО НЕ БЫЛО!!!!!!!!

- Тише, Синдзи-кун, тише... Успокойся, ничего не было, это я, я здесь... Всё... Всё хорошо, правда? Посмотри на меня. Всё хорошо? Тише, тише... Всё… всё прошло.
- К-каору-кун...
- Ш-ш... Успокойся. Если хочешь, ничего мне не рассказывай.
- Нет, ты был прав... Я что-то скажу тебе...
- Уверен, что хочешь этого?
- Да, - Синдзи завозился, потом затих, вытянувшись вдоль тела Каору – Я не знаю, как начать, но как-то ведь надо, верно? Знаешь, за последние годы я понял, что я не ненавижу своего отца. Я хочу верить, что это он был причиной перемен, которые произошли с Рей... что он смог подарить ей что-то большее... большее, чем мог бы предложить я. Мне кажется... возможно, теперь я мог бы понять его и его жестокость по отношению ко мне. Если бы я потерял тебя, разве было бы мне дело, чьи чувства я могу ранить, раздавить, растоптать, в попытках вернуть человека... которого... я... люблю?.. Конечно, нет. Я не могу осуждать его. Отчасти я даже благодарен ему: он бросил меня, а ты поднял. Я хотел бы сказать это ему, сказать, что прощаю его. Хотя вряд ли он нуждался в моих словах, да? – Помолчав, Синдзи продолжал – Когда я вспоминаю то время... восемь лет назад... Я сам себе отвратителен. Но и себя я уже не ненавижу. Это было бы не так, если бы ты не объяснил мне, не показал, что люди способны понять друг друга, доверять друг другу... а не только использовать. Тогда, знаешь, я подумал, что если кто-то любит меня... просто меня и просто любит... то... может быть... может быть, во мне действительно есть что-то, что делает меня достойным просто любви? Мне было страшно. Но с тех пор я стал сильнее. Благодаря тебе. Ты делаешь меня сильным. И я могу даже посмеяться над тем глупым мальчиком, которым был когда-то. Могу быть уверен, что научился самостоятельно принимать решения, следовать им и отвечать за их последствия… пока ты рядом. Мне сниться, - приподнявшись, он заглянул в лицо Каору, и тот вздрогнул от этого полубезумного, страдающего взгляда широко раскрытых глаз – Мне сниться один и тот же сон, всё время один и тот же... Каждую ночь... Я вижу Конец NERV. Словно во всём, что происходило тогда, был заключён смысл больший, чем мне известно. В моём сне... В моём сне пришёл Семнадцатый Ангел, Табрис... Это был ты.
- И ты убил меня, - Каору не спрашивал. Он утверждал. Рукой он нашёл руку Синдзи. Их пальцы сплелись.
- Да, - шепнул Синдзи. – Каору-кун, ведь этого не было?! Скажи мне, ведь не было?!
- Синдзи-кун, я же здесь. С тобой. Значит, никак не могу быть убит восемь лет назад. Логично?
- Да, да, конечно... Каору, иногда мне кажется, что всё, что произошло за эти восемь лет – просто мечта, сон. Что этого не было, понимаешь? Мне кажется, что я просто сплю и вижу долгий сладкий сон... И должен проснуться. Должен. Я боюсь засыпать, Каору-кун! Боюсь проснуться там, в моём прошлом. И всё будет снова... как тогда... Я боюсь бояться. Я открою глаза – а тебя нет рядом... тебя нет...
- Синдзи-кун, не надо, не плачь... Прошлое прошло, а я здесь, и я такой же человек, как и ты. Человек, который любит меня. Я не могу видеть твои слёзы. Я вспоминаю, каким ты был тогда – помнишь? – когда я впервые увидел тебя. Я хочу сожалеть о тебе, хочу плакать о тебе... Но если мы оба начнём рыдать, это будет не очень хорошо, верно? Синдзи-кун, даже кошмары – просто сонные видения, отражающие мечты и страхи. Я не знаю, как успокоить эти страхи, но я постараюсь помочь с мечтами. Успокойся и посмотри на меня, пожалуйста. Прошу тебя. Хочешь, я выбью денег из Арисавы, поедем в тёплые края? Жар, песок, пальмы, красивые девушки, красивые мы... Или никуда не поедем, останемся в столице Родины, будем шляться вдоль берега, покупать в супермаркетах всякую ерунду быстрого приготовления, сутками не вылезать из постели, перезваниваться с Рей и Аской, может даже – почему бы нет? – пингвина заведём. Хочешь?
- Нет, не надо. Я же не ребёнок, которого надо выпаивать молоком из пипетки. Просто скажи мне, пожалуйста, скажи мне – ведь всего этого не было? Не было?
- Этого не было, Синдзи-кун. Этого не было, поверь мне. Посмотри на меня. Ну, что ты, открой глаза. Посмотри на меня. Эй!
- Я верю тебе. Верю тебе.

Этого не было…
Открыть глаза. Смотреть. Видеть. Чувствовать. Быть с ним до конца.
Ведь он же не предал тебя?
Ты хрупкий как стекло.
Важно? Спасти это глупое, жестокое Человечество? Зачем? Ты должен?
Долг? Благодарность? Вера в лучшее? Стремление к жизни? Чушь.
Он попросил тебя.
А теперь убей меня… Синдзи-кун.
Ты выполнишь его просьбу. Не опуская век. Глядя в глаза человека – да, человека, такового же, как ты сам – единственного, кто сказал, что любит ТЕБЯ… и не солгал.
Я больше не буду убегать.
Он улыбается – ты видишь это. Ты запомнишь его взгляд и улыбку. Потому что ты больше не боишься. И твои глаза открыты в этот миг.
Я был рад встретиться с тобой.
Открой глаза и смотри. Ничего не было.
И ты чувствуешь, как твои губы изгибаются в слабой ответной улыбке.
Синдзи-кун… Всё хорошо?
Чаще всего, его взгляд останавливался на бедовой темноволосой голове Икари – и тогда знаменитый виолончелист успокаивался, переставая терзать случайно оказавшихся рядом людей вопрошающим, взывающим взором.
Ты хрупкий как стекло.

Этого не было!
Тогда почему тебе так больно сейчас?
Этого не было.
Как и положено герою – героически.
Ну-ка, посмотри на меня. Что случилось?

Зачем этот холод и боль – напротив сердца? Это и есть вера в себя? Это мера ответственности за свои слова и поступки?
Или это просто боль?
Ты сам-то веришь себе?
Ведь ты не предашь меня, как все остальные? Ты не причинишь мне боли? Не ранишь мои чувства? Не бросишь меня? Поможешь мне?
Ведь ты не предашь меня?
…шляться вдоль берега, покупать в супермаркетах всякую ерунду быстрого приготовления, сутками не вылезать из постели, перезваниваться с Рей и Аской, может даже – почему бы нет? – пингвина заведём.
Хочешь?


Этого не было…

Пора.
Пальцы сжимаются.
Голова Последнего Ангела падает в озеро первородной крови.
Верю тебе.

Этого не было
08.07.04
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
BlackMagic
сообщение 5.5.2008, 18:52
Сообщение #3


Активный участник
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 516
Регистрация: 1.2.2008
Из: битый мозговыми штурмами...
Пользователь №: 7 344



Довольно интересно.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
BlackMagic
сообщение 5.5.2008, 18:59
Сообщение #4


Активный участник
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 516
Регистрация: 1.2.2008
Из: битый мозговыми штурмами...
Пользователь №: 7 344



Ну вот ещё один.

Название: Птица скорби
Автор: Relena
E-mail: queen_relena@mail.ru
Фэндом: Neon Genesis Evangelion
Жанр: action, немного angst
Саммари: Всё началось с того, что мне нравились картинки, где все пятеро пилотов собраны вместе. Результатом таких пристрастий и стал этот фик. Да, и ещё предупреждение- тут семь вордовских страниц, и никакого яоя-юри-хентая нет.
Дискламер: вселенная, персонажи принадлежат Gainax
Сттатус: закончен

Птица скорби
Синдзи устало оторвал голову от парты. С тех пор, как он стал пилотировать Еву, состояние невысыпания стала привычным для парня. Вот и сейчас глаза предательски закрывались, взор тускнел, но полностью погрузиться в сон мешало одно - трескотня Аски над ухом.

-Синдзи, дурак, я с кем разговариваю!!!! Синдзи, приди в себя!

Третье дитя поднял глаза вверх.

-Я что-то забыла, когда в последний раз мы выходили на задание? –невинно спросила Сорью, и Синдзи вздохнул. Пока он мирно дремал на парте, Аска устроила в классе очередной рассказ из цикла «Великие пилоты Евангелионов на страже добра».

-Две недели назад, - раздался тихий голос из соседнего ряда. Рей ответила на вопрос второго Дитя, даже не посмотрев в её сторону.

-Да, мисс Всезнайка, как обычно, помнит все числа и даты, как компьютер!

Начавшуюся ссору прервал звонок на урок. Тихо ругаясь по-немецки, Аска села на своё место. Синдзи посмотрел на чистое небо. Так странно было видеть бескрайний голубой простор без ставшей уже привычной фигуры ангела в нём. Действительно, они две недели не выходили на задания. Последним ангелом был тот, который чуть не убил Тодзи и Еву-03. Икари оглянулся назад: Четвёртое Дитя сегодня вышел из больницы, и о произошедшем напоминала только перебинтованная рука Судзухары. Парень с непривычным для него серьёзным видом смотрел в потолок, но, поймав на себя взгляд Синдзи, улыбнулся и показал большой палец: не волнуйся, всё в порядке. Икари слегка покраснел и развернулся назад.

«Интересно, а Еву-03 уже починили? Вроде обещали к сегодняшнему дню справиться»- подумал Третье Дитя и решил непременно спросить об этом кого-нибудь из пилотов.

Синдзи посмотрел наконец на доску и понял, что из-за размышлений на тему Четвёртого Дитя и его проблем упустил что-то важное: ведь рядом с учителем стоял незнакомый парень. Судя по восторженным лицам девчонок, этого ученика уже представили классу, и только Икари пропустил имя новенького. Между тем незнакомец сел сзади всех, достал принадлежности для учёбы и как ни в чём не бывало стал слушать преподавателя. Он делал это всё с таким видом, будто менял учебные заведения каждый день. Синдзи оглянулся на новенького и отметил, что тот довольно симпатичный: пепельные волосы, наглая, но очень притягательная ухмылка. Незнакомый парень поймал на себя любопытный взгляд, посмотрел в сторону Синдзи и улыбнулся. Икари неожиданно покраснел и отвернулся.

«У него глаза, точь-в-точь как у Аянами», - подумал Третье Дитя и попытался снова внимательно слушать учителя. Однако объяснения не лезли ему в голову: уж слишком странным казалось парню то, что у новенького такие же красные пугающие глаза, как у Рей.

«Может, он её брат? – размышлял Синдзи, - не похоже, Аянами удивилась, как и все, когда он вошёл в класс. И я же был у неё дома, не похоже, чтобы она жила с кем-то вместе. В таком бардаке ни один нормальный человек существовать не сможет. Что же тогда?»

Третье Дитя вздохнул и снова уткнулся лицом в парту. Спать хотелось неимоверно. Учитель рассказывал что-то про Второй Удар, но ведь Синдзи знал про это намного больше, и его информация была достоверней. В тягостных раздумьях прошёл весь урок. Когда прозвенел звонок и учитель вышел из класса, вся женская половина учащихся посмотрела на новенького. Но парень не придал этому должного значения и подошел к Синдзи.

-Привет, - произнёс незнакомец и сел рядом, - меня зовут Каору Нагиса. Я теперь с вами.

-В каком смысле-с нами? – переспросил Икари, забыв представиться самому.

-Тебя же зовут Икари Синдзи, правильно? Вот та девушка у окна - Рей Аянами. Рыжеволосая красавица справа от тебя - Сорью Аска Лэнгли. А ты, - Каору повернулся к Четвертому Дитя, - ты ведь Судзухара Тодзи, я прав?

Синдзи испуганно посмотрел на новенького.

«Он знает из всего нашего класса имена только нас четверых. И сообщает, что он теперь с нами. Неужели…неужели Мисато-сан смогла так быстро найти Пятое Дитя? Зачем? Из-за провала Тодзи? Или из-за моей прошлой истерики? Пятое Дитя, откуда он, что он такое? И почему у него такие пугающие красные глаза?!»

-Откуда ты нас знаешь? – нахмурила брови Аска,- и даже если ты где-то выяснил наши имена, это ещё не значит, что ты можешь быть с нами!

Каору ничего не сказал, а лишь улыбнулся.

-Что ты ухмыляешься? – продолжала негодовать Второе Дитя, - думаешь покорить меня своей улыбкой? Не получится, и не такие не покоряли! Зачем тебе именно наши имена?

-Аска, он – Пятое Дитя, - тихо сказала Рей.

-В точку, сестричка, - засмеялся Каору и достал из кармана какую-то бумажку. Синдзи и Аска склонились над документом и удивлённо переглянулись: это был спецпропуск в NERV.

-А какой Евой будешь управлять ты? Неужели моей? – спросил Тодзи.

-Нет. Специально для меня была сконструирована Ева-05. Вы все останетесь пилотами своих Евангелионов. Просто нас теперь пятеро.

Ребята разговаривали довольно тихо, и остальная часть класса не оглянулась в их сторону, даже услышав крики Аски. Видимо, её громкий голос стал привычным для перемены в классе 2-А.

-Аянами, Сорью, Икари, Судзухара, Нагиса, просьба пройти к директору. Повторяю, Аянами, Сорью, Икари, Судзухара, Нагиса, просьба немедленно пройти к директору.

Названные переглянулись.

-Ура, ура!! Наконец-то новое задание! – щебетала Аска, собирая свои вещи. Взяв портфель в руку, девушка повернулась к Каору, - я уж не знаю, какое ты там Дитя и как к тебе относятся в NERV, но у меня к тебе просьба одна: не путайся под ногами во время миссии!

-Вряд ли отправят всех впятером, - охладил её пыл Тодзи, - скорее всего, выберут кого-то троих.

-Я так не думаю. Тогда бы было не нужным присутствие Пятого Дитя,- возразила Рей.

-Что ты его постоянно защищаешь, а, Аянами?! Он тебе уж очень понравился, я смотрю? Не ожидала, что ты бросишь верных боевых товарищей, увидев первую попавшуюся смазливую мордашку! – съехидничала Аска.

-Прекрати, ты же прекрасно знаешь, что это не так, - немного смутилась Первое дитя.

-О, женщины, - вздохнул Каору и улыбнулся, - и как ты их терпишь, а, Синдзи? Они на заданиях такие же?

В такой вот расслабленной обстановке пятёрка дошла до кабинета директора. Школьный глава посмотрел на ребят и произнёс:

-Как будто вам нужно это пояснение! И так всё прекрасно знаете! Капитан Кацураги ждёт вас во дворе.

-И что сразу нельзя было сказать: «Идите во двор»? – пробормотала Аска, когда они спускались вниз.

Мисато уже ждала ребят напротив школы.

-Садитесь, - приветливо улыбнулась она и раскрыла дверь автомобиля.

Рей села спереди, а остальные устроились сзади. И сразу же началась перепалка.

-Икари, ты занимаешь слишком много места! Двинься!

-Аска, куда я, по-твоему, должен двинуться? Тут Каору сидит вплотную!

-На колени к нему сядь, мать твою!!

-Аска, ещё раз услышу из твоих прелестных уст брань – лично по губам настучу!!! – прикрикнула Мисато и слишком резко вошла в поворот. Машину здорово тряхнуло, и Синдзи оказался именно на коленях Пятого Дитя.

-Фу, извращенцы!! – надулась Аска и отвернулась к окну. Синдзи покраснел и вернулся на своё место. Нагиса меланхолично насвистывал какую-то мелодию. Тодзи вообще всё было пофиг, главное, чтобы раненую руку никто не трогал. Но Сорью не успокаивалась:

-Когда был Тодзи, я ещё терпела!! Но Каору!!! Ещё один наш одноклассник управляет Евой? Невозможно! Кого же вы шестым возьмёте? Это очкастого придурка, Кенски? Или зануду-старосту?

-А, может, Пен-пена? – прервал словесный поток Аски Тодзи. После этой фразы Судзухары машина затряслась от смеха. Мисато добавила:

-Да вы что, на него Контактный комбинезон не сошьёшь!

-А вы свяжите из шерсти! – предложил Каору, и салон автомобиля снова наполнил смех. Нарушив все писанные и неписанные правила дорожного движения, через полчаса капитан Кацураги доставила притихшую пятёрку в штаб-квартиру NERV. Ребята вывались из автомобиля, жадно хватая свежий воздух.

Когда они проходили через контрольные ворота, Каору поднял вверх свой пропуск и с самым серьёзным видом произнёс:

-До чего техника дошла!

-Ты из какой деревни… - начала было Аска, но её реплику приглушил общий хохот. Слабо улыбнулась даже Рей, но Мисато нахмурила брови и жестко произнесла:

-Вы что-то развеселились. Не забывайте, вы идёте с Ангелом сражаться, а не с классом суши есть!

-Больше это похоже всё-таки на второе, - тихо прошептала Аска и повернула налево. Когда Пилотов стало четверо, NERV наконец-то сделал две раздевалки. Снимая школьную форму и надевая контактный комбинезон, Синдзи отметил, что никогда до этого он не шёл на миссию в таком приподнятом настроении. Третье Дитя оглянулся: Каору и Тодзи уже были готовы, стояли около выхода в таких похожих костюмах. Они покинули раздевалку и, объединившись с девушками, направились в кабинет Гендо Икари. Весь путь Дети прошли молча, замечание Мисато немного испортило им боевой настрой. Весел и бодр был лишь Каору - ещё бы, он не знал, что такое смотреть ангелу в глаза. «Пожалуйста, пусть он вернётся с этой миссии», - подумал Синдзи, внимательно изучая пол коридора.

Лицо командующего Икари было мрачнее, чем обычно. Доктор Акаги, растрепанная и несобранная, передала слайды с изображением Ангела на большой экран. На этот раз он напоминал змею- длинную, толстую, жуткую, с ярким повторяющемся рисунком на боках. Зелёная кожа и оранжевый орнамент. Отвратительное сочетание цветов. В этот миг картинка ожила, и ребята увидели способ атаки Ангела - он извергал кислоту из своей «пасти», и гибкая лента периодически вырывалась из его хвоста.

-Как вы видите, этот Ангел очень сильный. Он нападает одновременно с двух сторон, его оружие имеет большой поражающий радиус. Именно поэтому мы решили отправить вас впятером. Но вы уже не одиночки, которые сражаются каждый по себе. Вы - команда, и мы хотим, чтобы вы прямо сейчас выбрали лидера, чьё слово в битве будет решающим, - на едином дыхании выпалила Рицуко, и стало ясно, что этот текст был готов ещё до прихода Детей.

Пятёрка переглянулась. Аска хотела сначала поднять руку, но неуверенно опустила её. Рей не придала высказыванию ровно никакого значения - она не умела ничего делать лучше, кроме как подчиняться чужим приказам. Синдзи снова занялся изучением пола. Каору и Тодзи переглянулись и пожали плечами: мы новенькие, неопытные, какой с нас спрос?

-Лидером назначается Второе Дитя, - наконец подал голос Икари Гендо. Аска вздрогнула, услышав свои позывные, но через мгновение она взяла себя в руку и громко произнесла:

-Все на свои Евангелионы! И помните – победа будет за нами, Ангелы сдохнут!

Последнее явно выбивалось из общего настроения, но никто не одёрнул Сорью, даже Мисато. Она проводила взглядом пять худеньких фигурок и тихо произнесла, совсем как в день нападения Третьего Ангела

-Только не умри там, Синдзи.


***

Погружение в ЛСЛ было на удивление лёгким и, можно сказать, приятным. Синдзи расслабился, когда Ева-О1 летела на поверхность Земли. Неожиданно на экране появился канал из Евы-04:

-Всем удачи! Мы лучшие! – произнёс Каору и улыбнулся, - да, кстати, зёленый – мой любимый цвет!

Пятое Дитя намекал на окрас своего Евангелиона- он напоминал молодую весеннюю листву.

-Нагиса, или ты успокаиваешься и затыкаешься, или пойдёшь вместо завтрака Ангелу! – нервно прокричала Аска и тут же отключилась. Каору пожал плечами и тоже исчез. Синдзи ухмыльнулся, но, как только Евангелион-01 вышел наверх, улыбка исчезла с лица Икари. Ангел продвигался очень быстро и, как ни странно, бесшумно. Как обычно, он направлялся к Геофронту.

-Атакуем все вместе по моей команде, - донесся из динамиков непривычно тихий голос Второго Дитя,- на счёт «три». Будем бить все в одну точку, в третий узор от его мерзкой пасти. Нагиса, Судзухара и я- слева, Аянами и Икари – справа. Ясно?

-Да,- ответили четыре голоса.

-Итак…раз…два…три!!! – прокричала Аска и прыгнула на Ангела, устремив свой Квантовый нож в нужный узор.

Всё прошло совсем не по задуманному плану. Ангел сумел предугадать их действия, и резко ударил хвостом Еву-03 и Еву-04. Тодзи успел уйти, а вот Каору удар отнёс резко вправо, и его зелёный Евангелион стал почти незаметным в густом зелёном лесу. Одновременно с ударом хвоста Ангел выпустил струю кислоты в Синдзи, тот инстинктивно прикрылся правой рукой. Едкая жидкость за пару мгновений обожгла локоть, и Икари на секунду ослеп от боли.

-Отключить нервные окончания правой руки Третьего Дитя, - словно сквозь вату раздался голос доктора Акаги. Чёрная пелена спала с глаз Синдзи, и тот увидел Рей и Аску, бьющих в центр Ангела. Рука Первого Дитя была обожжена.

-Не надо! – крикнул Икари, следя за действиями напарниц. На мгновение Ангел распался на две части, и оголился его двигатель S-2. Синдзи облегченно вздохнул.

-Молодцы, девчонки, - тихо прошептал он.

-Смотри и учись, Третье Дитя, - произнесла довольная Аска свою коронную фразу, - пока я здесь…ааа!!!

Сорью прервала свою пламенную речь и вскрикнула от испуга. Ангел воссоединялся. Точнее, уже воссоединился- две части снова стали единой целой, и струя едкой кислоты направилась на этот раз во Второе Дитя. Сорью успела отскочить. В ту же секунду из хвоста вырвалась острая лента и прошла в паре сантиметров от Еву-03.

-Он регенерируется!!! Причём мгновенно!! – прошептал Тодзи и попытался прицелиться. Его руки дрожали, и все выстрелы прошли мимо.

-Необходимо отогнать его к реке, - тихо произнесла Рей, увернувшись от очередного плевка кислоты.

-Вы должны отступать! – прогремел голос Мисато в наушниках,- этот Ангел слишком силен! Уходите!

-Не сейчас, капитан Кацураги, - тихо произнёс Каору и выключил связь с базой, - не в день моего первого задания.

Четверо оставшихся пилотов последовали примеру Нагисы. Аска прокричала:

-Наше преимущество- то, что нас много!! Мы разрубим его на три части у реки! Там сильное течение, эту куски будет разделять расстояние, и он не сможет регенерироваться! Но нам ещё нужно довести его до реки, это в обратной стороне от Геофронта! Двое отвлекают, трое рубят! Со мной на отвлечение идёт…

-Я, - перебила её Рей.

-Не сегодня, Аянами, - ухмыльнулась Аска, - со мной отвлекает Пятое Дитя! Я хочу посмотреть, так ли он хорош, как его представляют!

-Первое Дитя, разрубаю!

-Второе Дитя, отвлекаю!

-Третье Дитя, разрубаю!

-Четвёртое Дитя, разрубаю!

-Пятое Дитя, отвлекаю!

Непонятно, для кого они разъяснили свои цели. Для себя, для других, для не слышащего Гендо Икари, для молча наблюдающей Рицуко, для кричащей Мисато… вряд ли. Скорее, это просто вошло в привычку.

Каору и Аска переместились поближе к Ангелу. Тот плюнул в них кислотой и хвостом ударил в сторону «разрубавших». Но три Евангелиона успели уйти ближе к реке, и хлыст добил остатки леса, и так пострадавшего после падения Пятого Дитя.

-Иди за мной…за мной, ублюдок, - прошептала Аска, убегая к воде. Каору молча следовал за ней. Ангел увидел, что все агрессоры исчезают, и продолжил свой путь к Геофронту.

-Ах ты, подонок, - прошипел сквозь зубы Нагиса и метнул во врага квантовый нож. Ангел выпустил струю кислоты, но Каору снова ударил его, на сей раз – ногой. Ангел вновь плюнул в него едкой жидкостью, и одновременно Аска воткнула лезвие в переднюю часть врага.

-Камикадзе, они настоящие камикадзе! – прошептал Икари, стоя на берегу реки.

-Это наша работа. Кроме нас, никто этого не сделает,- твёрдо произнесла Рей, приготовив квантовый нож. Тодзи старался не смотреть на ангела. Ангел раскрыл свою мерзкую пасть и направил струю кислоту на Каору. Тот тихо вскрикнул: кислота обожгла ему несколько пальцев.

-Аска, к реке! Быстрей, пока он ещё раздражён! – прошептал Пятое Дитя. В лучевом ружье патроны уже кончились и у Сорью, и у Нагисы - это существо проглотило их, даже не икнув.

-Получай, зараза!! Gesfindel, sterbe!!! – заорала Аска, пользуясь тем, что в Штабе её не слышат. Девушка повернула свой Евангелион к реке, Каору всё ещё доставал Ангела методичными ударами. Вскоре нужный результат наступил – враг повернул к воде.

Ева-02 и Ева-04 бежали перед ним, но Ангел постепенно догонял их.

-Аянами, Судзухара, Икари!!! Мать вашу, не зевайте!!! – Аска никогда не позволяла себе столько бранных выражений за две минуты, но нервы девушки были на пределе.

Дальше всё шло, как в замедлённой съёмке.

Ангел поравнялся с Аской и прыснул в неё кислотой. В тот же миг Икари разрубил одну часть и бросил её вниз по течению.

Голова проплыла значительное расстояние.

Тодзи и Рей разрубили остатки тела врага. Одна часть лежала на Земле, а хвост плыл вниз. Двигатель S-2 менялся, бурлил, пытаясь найти свои оставшиеся части. Всё напрасно.

Каору согнулся от боли – напоследок Ангел обдал его правую руку большой порцией кислоты.

-Ложись, щас как долбанёт!! – проорала Аска и повалила на траву Евангелион-03. Рей, Икари и Нагиса успели сесть. Через считанные мгновения окрестности Токио-3 наполнил грохот взрыва и ослепительные вспышки света. Ангел был повержен. Каору первым опомнился и включил связь с институтом NERV.

-Докладывает Пятое Дитя. Ангел повержен. Евангелионы не получили сильных повреждений. Благодаря слаженными действиями и чёткому руководству Второго Дитя операция прошла успешно.

-Вы кретины!!! Идиоты!!! – кричала в микрофон Мисато, - только попробуйте вернуться!!! Я вас убью!!! Убью!!! Это же было прямое неподчинение приказам!!! Аска, тебе влетит особенно!! Вы чуть не умерли!!!

-Зато Ангел повержен! Мы справились со своей основной задачей! – возразила Сорью. Капитан Кацураги не ответила. Ребята лишь услышали её сдавленный плач.

-Чего это она, - недоуменно произнёс Тодзи.

-Дурак! – хмыкнула Аска и повернула к Геофронту.


***

Пятеро Детей стояли в Центральной Догме. Со стороны происходящее напоминало трибунал- обвиняемые в контактных комбинезонах и обвинители за крепким дубовым столом. Каору придерживал здоровой рукой больную, прикусывая нижнюю губу от боли.

-Вы хоть осознаете, что вы сделали? – начала Мисато. На её щеках виднелись следы слёз.

-Да. Мы убили Ангела, - невозмутимо ответил Икари.

-Кажется, Третье Дитя, мы с тобой уже как-то беседовали на тему ненужного героизма. Для остальных разъясняю. Нам не нужны лишние смерти. Можете засунуть свой юношеский максимализм и жажду самопожертвования себе в задницу. Вы – солдаты. Вы ОБЯЗАНЫ, прежде всего, подчиняться нашим приказам. Приказали отойти- отходите. Умереть – умерли. Ясно вам?

Пятикратное кивание.

-Теперь более конкретно, об этой мисси. Вы осознаёте свою ошибку?

Снова кивание.

-Кто был инициатором отключения связи с командованием? – хладнокровно спросил Гендо Икари, - отвечайте, Второе Дитя, командир операции.

Аска отвела взгляд и посмотрела в пол. Молча.

-Я повторяю свой вопрос – кто первым отключил связь с NERV, Второе Дитя?

Молчание. Где-то вдалеке тикают часы и матерятся рабочие, восстанавливающие Токио-3 и собирающие куски ангела в единое целое. Очень занятный процесс, надо думать.

-Я,- тихо произнёс Каору после двух минут тишины.

-Почему вы это сделали, Пятое Дитя?

Снова молчание. Минута, одна, другая… Гендо Икари не выдержал и задал новый вопрос:

-Кто разработал план операции? Чья идея была атаковать?

-Я, - раздался голос Рей. Четверо остальных детей удивленно посмотрела на неё. Замешательство длилось пару секунд, после чего четыре голоса хорошо произнесли:

-Я.

-Я уже вроде уточнила, куда надо засунуть ваш юношеский максимализм, - начала беситься Мисато, - разработчик плана операции, сделайте шаг вперёд!

Стройная колонна из пяти подростков продвинулась на шаг к столу. Икари Гендо разломал в руке карандаш.

-Тогда достанется всем! Последнее предупреждение!!! Инициатор плана операции, сделайте шаг вперёд!

Пилоты Евангелионов подошли вплотную к столу. Тут Фуюцуки не смог сдержать улыбку и, прикрыв ухмылку рукой, сказал:

-По-моему, это бесполезно. Они как партизаны. Не выдадут своих.

-Сейчас было бы актуальней отправить их в медицинскую комнату, - со вздохом произнесла Рицуко.

-Вы свободны, - холодно приказал Гендо Икари.

-Эээ, - невнятно протянул Каору

-Чего тебе, Пятое Дитя? – хмыкнула Мисато. Её тон потерял прежнюю официальность. Сейчас она выглядела просто смертельно уставшей на работе девушкой.

-Мне бы справку какую для школы, а то писать невозможно, - сказал Нагиса на полном серьёзе.

-Будет тебе справка, - ответила Рицуко, пряча улыбку за ладонью, - а сейчас вон, чтоб глаза наши вас не видели!!!

Пятёрка молча развернулась и ушла.

Когда Рей тихо прикрыла дверь, работники NERV переглянулись. Все думали об одном и том же.

-Кажется, мы создали идеально слаженную и готовую к работе команду, - озвучил общую мысль Гендо Икари, сломав в руке ещё один карандаш.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
ireyan
сообщение 14.5.2008, 23:56
Сообщение #5


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Регистрация: 14.5.2008
Пользователь №: 22 168



второй фанфик просто обалденный
упс, перепутала, самый лучший это Рэй, оковы разорвавшая
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Neokefir
сообщение 22.1.2009, 20:12
Сообщение #6


Активный участник
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 41
Регистрация: 4.10.2008
Из: г. Тула
Пользователь №: 232 622



вот еще фик:

Название: Полчаса с Рей
Автор: Артем Мармазинский
Фэндом: Neon Genesis Evangelion
Рейтинг: G
Статус: закончен

Полчаса с Рей
Главный штаб NERV
Верхние уровни.
Синдзи вдавил кнопку вызова лифта и стал ждать. Справа под ребрами все еще растекалась острая боль: Аска явно была сегодня не в настроении. И угораздило же его пролить кофе на ее форму…
Он почему-то вспомнил ее слова, которые она сказала ему недавно в порыве гнева: «Бака! Ты мне противен! От тебя не никакого толку! Ты никому здесь не нужен! Ты настолько бесполезен, что тебя бросил даже собственный отец!». Синдзи сжал кулаки. Он не помнил, по какому поводу Аска сказала это, но слова навсегда остались в его памяти.
Из раздумий его вывел приехавший лифт. Двери медленно разъехались в стороны. Синдзи не глядя зашел внутрь… И чуть не сбил с ног Рей Аянами. Он инстинктивно попятился назад:
- Эээ…Привет, Рей…- только и смог выдавить из себя он.
- Привет, - ответила она.
Синдзи нажал кнопку нижнего уровня, лифт медленно тронулся. От волнения (Боже, почему же он так взволнован) парень то прислонялся к стене, то заламывал руки, то с особым интересом разглядывал свои ноги.
Неловкое молчание нарушила Рей:
- Ты опять поругался с Аской, Синдзи-кун?
Синдзи? Кун? Рей только что назвала его по имени? Третий Удар, верно, близится… - подумал Синдзи.
- Эээ… Да… А как ты догадалась? – вслух промямлил он.
- У тебя на щеке царапины, да и выглядишь ты чересчур подавленным, - Рей посмотрела ему в глаза.
Синдзи поднял взглят от металлического пола:
- Это… так заметно?
- Да. – Рей хотела еще что-то сказать, но тут лифт дернулся и замер. Неоновая лампа под потолком пару раз мигнув, погасла. Маленькое пространство погрузилось в темноту.
Синдзи сжал кулаки: «Не убегать, не убегать… Мне не страшно… Не убегать…», но, сообразив, что убеть-то как раз особо некуда, беспомощно припал лбом к холодной стенке.
- Интересно, что там произошло? – Услышал он голос Аянами откуда-то справа.
- Может быть, ангел?
- Нет, - отвергла его предположение Рей, - тогда бы уже включилась тревога. Она работает на автономном питании. Интересно, почему не включился аварийный генератор?
- Я не знаю… - выдавил из себя Синдзи.
- Тебе страшно, Синдзи-кун? – что-то в голосе Рей заставило его обернуться туда, откуда он доносился.
- Если честно, то немного…
- Я все время хотела тебя спросить: Почему ты терпишь то, что творит с тобой Аска? Разве ты не чувствуешь себя униженным?
- Не знаю, Рей… мне так обидно, что меня никто не ценит… Даже отец бросил меня… Для Аски я просто кукла для побоев, для Мисато - просто бесплатная домработница, для отца - только пилот Евы-01. Почему я никому не нужен как просто Синдзи?!
- Не надо обобщать, Синдзи-кун… - прошептала Рей почти над самым его ухом.
Боже, когда она успела так неслышно подобраться??? От неожиданности Икари отпрянул и слегка стукнулся головой о стенку. Раздался гулкий характерный звук.
- Ох, - только и сказал Синдзи.
Вдруг он почувствовал, как теплые руки Рей гладят его по голове, как раз там, где он ударился.
- Тебе не больно, Синдзи-кун? – прошептала Рей, гладя его волосы.
- Не очень… Эээ… Рей, что ты делаешь?
- Я умею быть благодарной, Синдзи, - ее голос звучал прямо над его ухом, - Думаешь, я забыла, как ты открывал мою контактную капсулу? Я навсегда запомнила твое перепуганное лицо. Я знаю, как ты волновался за меня. В тот день я…- она запнулась.
- Что ты, Рей?..- Синдзи чувствовал ее тело, ее тепло, ее руки, ласкающие его голову.
- Я влюбилась в тебя, Синдзи-кун… Ты нужен мне, как Синдзи… Ни как пилот, ни как кукла, а как ты сам… Я люблю тебя!
- Рей… Мне никто не говорил таких слов…
- Что ж, получается, я первая…- прошептала она и прильнула к его груди,- Мне так незнакомо это чувство! Я никогда никого не любила! Только ты, Синдзи-кун, ты смог пробудить это чувство во мне…
Синдзи нежно обнял ее.
- Я тоже люблю тебя, Рей… Я всегда хотел тебе сказать это! Мы так похожи с тобой…
- Я счастлива, Синдзи. Поцелуй меня, пожалуйста…
Икари медленно наклонился и припал к ее губам, она ответила на его поцелуй. Синдзи чувствовал, как бешено колотится ее сердце. Он дотронулся ладонями до ее лица, погладил по голубым волосам.
- Теперь все будет хорошо, Рей. Мне никто не нужен кроме тебя.
- Даже Аска? – спросила она тихим голосом.
- Она – в первую очередь. Я буду любить только Рей…
- Как хорошо, что я встретила тебя Синдзи-кун… - прошептала она и прижалась к нему еще крепче.
Она ощущала, что даже все ангелы вместе взятые не смогут отнять у нее человека, которого она полюбила…
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
devilAngel
сообщение 5.4.2009, 2:21
Сообщение #7


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 7
Регистрация: 3.4.2009
Пользователь №: 271 490



Название: Всё, что нужно человеку 1
Автор: Hamlet
Фэндом: Neon Genesis Evangelion
Персонажи: много
Жанр: Humor
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: нет
Описание: попытка мыслить позитивно
Статус: закончено


Всё, что нужно человеку 1 часть 1
Синдзи стоял на том же месте, где Мисато в первый раз показала ему город. Он перебрался за ограждение дороги и оказался на обрыве. До рассвета остались секунды. Синдзи поставил магнитофон на землю и, присев рядом, на несколько мгновений застыл. А почувствовав спинным мозгом, что солнце поднимется вот прямо сейчас, он выкрутил регулятор громкости до упора, нажал воспроизведение и поднялся во весь рост. Показался краешек солнца. Широко расставив ноги, Синдзи запел хриплым голосом под аккомпанемент безызвестной нынче группы Rammstein, тряся головой в такт мелодии. Героический магнитофон мужественно тянул кассету тринадцатилетней давности выпуска. Впрочем, магнитофон наверное понимал, что если он хотя бы попробует позавтракать плёнкой ЭТОЙ кассеты, то ему устроят десять лет строгого кастрирования всех его головок через демонтаж блока питания без права переписки, и поэтому, как бурлак на Волге, тянул и тянул.
Eins!
Hier kommt die Sonne.
Zwei!
Hier kommt die Sonne.
Drei!
Sie ist der hellste Stern von allen.
Vier!
Hier kommt die Sonne.
Солнце вставало всё выше, а Синдзи, воодушевляясь, орал всё громче.
Funf!
Hier kommt die Sonne.
Sechs!
Hier kommt die Sonne.
Sieben!
Sie ist der hellste Stern von allen!
Acht!
Hier kommt die Sonne!
Ужасно мелодичная музыка в сопровождении не менее ужасно мелодичного голоса оглашали окрестности. Под ближайшим деревом валялось несколько ворон, вероятно, умерших от зависти перед таким великолепием.
Проезжавшая мимо машина полиции притормозила было, но лишь на мгновение, и продолжила свой неспешный путь. Связываться с таким отморозком как Икари Синдзи, патрульные не имели никакого желания.
- Ну поорёт минут пять и успокоится, - с философским спокойствием заметил тот патрульный, который сидел за рулём и прибавил скорость.
Однако сегодня Синдзи был, что называется, в голосе и поэтому он бесновался ещё полчаса, после чего героический магнитофон решил, что пора закругляться и посадил батарейки. Синдзи замолк только через минуту. После чего подошёл к магнитофону и несильно - он пребывал в благодушном расположении духа после удачного соло - пнул его в специально для этого прикрученную на корпус стальную пластину. Магнитофон бодро хрюкнул и выплюнул батарейки, которые так и остались лежать под утренним солнцем - созерцать вечность. Синдзи закинул магнитофон на плечо и пошёл домой.
На одном из поворотов дороги стояла патрульная машина. Полицейский за рулём посмотрел на часы и пророчески произнёс:
- Полчаса. Что-то сегодня будет.
Второй посмотрел на небо и скривился - по небу нагло рассекал орёл, своим появлением подтверждая истинность только что сказанных слов. Настроение у патрульных испортилось. Поняблюдавший за орлом патрульный опустил взгляд с неба и просящим голосом обратился к пророку:
- Может отгул возьмём, а?
Пророк в свою очередь посмотрел на выписывающего восьмёрки орла и отеческим голосом обрадовал:
- Алелуя, сын мой, - и машина, обрадовавшись внеочередному выходному (пока там ещё новый наряд найдут - день кончится), рванула к участку.

Аска проснулась с дикой головной болью. Спросив знакомый потолок:
- Почему же мне так хреново? - она встала, но тут же решила прилечь потому что: а) внезапно начался девятибалльный шторм и б) кто-то заменил пол на тройной слой алюминиевых банок из-под пива. Трезво рассудив больной головой, что шторма на суше не бывает, но никто не застрахован от землетрясения, Аска встала на четвереньки, хихикнула, представив себя в профиль, и, работая руками, как пловец - кажется, это называется брас - прошествовала в таком виде к порогу комнаты. За порогом плавать стало труднее - стало меньше банок, - и Аска перешла на ходьбу и так, чеканя шаг четырьмя опорными точками, проследовала по коридору в неизвестном направлении. В конце направления оказалась большая комната и Аска решила продолжить рекогносцировку местности. Вокруг были разбросаны артефакты погибшей цивилизации, а именно: банки из-под пива - во множестве, - коробки из-под пиццы, упаковки от фастфуда, чьи-то кроссовки. Аска даже увидела ноги и, судя по всему, мужские. Проползая мимо коробки от пиццы, Аска разжилась и подкрепилась холодным трофеем, после чего, под влиянием невероятного события, а именно - обнаружения уполовиненной бутылки с вином, она чуть было не поверила в Бога, но снова увидела мужские ноги, и праведный порыв сошёл на нет, а в Аске проснулся пьяно храпевший доселе археолог. Вооружившись опустошённой бутылкой, она направилась к захоронению Грааля, в научном экстазе уже представляя себя на красной дорожке на вручении Нобелевской премии. Ноги последнего фараона пошевелились. Аска замерла и, повертев задом, как это делают кошки перед точным прыжком на жертву, с хриплым "Мяяяяуу" прыгнула на главный клад всех времён и народов. Клад недовольно булькнул. Аска почти не дрогнувшей рукой сдернула завесу неизвестности и уставилась на смутно знакомое лицо.
"Где же я его видела?" - задумалась она с занесённой бутылкой. После пятиминутной медитации, уже подойдя к вопросу о смысле жизни, Аска вновь взглянула на полунезнакомца.
"Какая отвратительная рожа", - подумала она. После чего, решив оставить разгадку тайны вселенной на потом, она вернула на место покров неизвестности, а чтобы тайна никуда не убежала, Аска, несильно размахнувшись, опустила на покров бутылку.
- Лежать, - приказала она. После чего, с трудом встав на ноги, повернулась и пошла прямо. Неизведанный путь привёл её к стене. Аске это не понравилась - она вообще-то рассчитывала найти здесь дверь на кухню, - и она ударила по стене.
- Бака!
Опёршись о предательскую плоскость, она стала неспешно парить по периметру. Вскоре логически верный способ поиска привёл её к двери. Вяло окинув предполагаемую кухню взглядом, Аска подумала:
"Тут что, все комнаты одинаковые? Я этот коридор уже видела".
Мысленно отметив для себя "Коридор - не кухня", она отправилась на дальнейшие поиски. А через минуту уже была готова продать душу дьяволу за компас и тяжёлый молоток - замуровали демоны! Однако, Дьявол - видимо предугадав, для чего будет использован молоток - благоразумно не показывался.
Аска решила немного подумать и спустя каких-то пятнадцать минут вывела новый универсальный физический закон: там, где ходят - там не гадят. Намётанным глазом оценщика имущества Аска оглядела комнату и уже через полминуты подошла к предполагаемому месту дислокации двери.
- Сезам откройся! А то разнесу к чёртовой матери! - произнесла она магическое заклинание, и дверь отъехала в сторону. Аска праздновала победу в Третьей Мировой войне. Наградой победителю была толстенькая(!), холодненькая(!!), приятно холодившая лоб(!!!) банка пива, неизвестным путём избежавшая геноцида со стороны двуногих чудовищ. Аска наслаждалась каждым глотком этого чудесного нектара, чувствуя, как с каждым новым бульком в животе она буквально оживает.
"Судзухара, алкаш... чтобы я ещё раз... убью..." - лениво ползли в её голове добрые и светлые мысли. Нектар кончился. Аска кинула банку в ведро и отдала честь.
- Вечная память, павшим в неравном бою, - торжественно произнесла она и снова истерично хихикнула.
После чего она решила вернуться к разгадке тайны. Прихватив на всякий случай ещё одну пустую бутылку - на этот раз из-под виски, - она направила свои стопы в большую комнату. Подойдя к захоронению, она осмотрела его с ног до закрытой головы, потом в обратном направлении и икнула: ноги были определённо мужскими, но ногти на ногах были покрашены лаком.
- Я тоже хочу, - заявила Аска тоном ребёнка, у которого очень добрые и очень богатые родители, и отправилась подбирать колёр, не забыв предварительно подтвердить свои эксклюзивные права на находку ещё одной разбитой бутылкой. Находка опять недовольно булькнула. Через десять минут Аска, лёжа на спине, любовалась настолько, с её точки зрения, прекрасной картиной, что все Рембранты, Рафаэли и Тицианы могли только унижено извиняться за тонны испорченных холстов. Аска в приподнятом настроении вернулась к тайне. Вновь откинув одеяло, она уставилась на ставшую уже родной, но по-прежнему неузнаваемую физиономию. Физиономия сладко, по-богатырски храпела. Аска протянула к физиономии руку и зажала нос. Несколько секунд было тихо, а потом раздалось такое же, как и предшествующий храп, богатырское бульканье. Аска, удовлетворённая результатами эксперимента, огляделась и, заметив верёвку, быстро обвязала ноги как бревно для волока. Она решила действовать от противного: если на суше булькает, значит... Предстоял поистине грандиозный эксперимент.
Негромко пропев:
- Ээй, ухнем, - она направилась с бревном в сторону двери. А у порога задумалась и громко сказала:
- Вынос тела, все встают!
Но никто не встал.
- Сволочи, - буркнула Аска и потащила дальше. Вытащив тело ногами вперёд, и слегка повредив косяк головой тела - вообще-то Аска сделала это нарочно, чтобы послушать на прощание бульканье, - она притащила свою добычу в ванную и включила воду. Неловко переступив, она упала, заметив что-то цилиндрическое под ногами, и приземлилась на пятую точку опоры.
"Судзухара, алкаш... кастрирую..." - с новой силой вспыхнули добрые мысли. Тут Аска взглянула на спокойно дрыхнущее тело и сначала тихо:
- Су... Судзу... хара... - а потом уже громко:
- Суууукаааа! - радостно закричала. Однако, ей вдруг стало обидно, что из-за этого идиота она опять не получит премию, но потом её рот растянулся в такой дьявольской улыбке, что, так и не пришедший Дьявол, увидь он сейчас Аску, посчитал бы, что она - его родная сестра.
Через несколько минут ванна была наполнена. Аска наполовину перекинула Судзухару через край, встала и, поднеся руку ко рту, протрубила что-то похожее на похоронный марш. После чего она сбегала на кухню за новой бутылкой, засадила в неё уксуса и соды, вернулась, придала Судзухаре ускорение с помощью этой импровизированной бутылки шампанского, и тяжёлый ракетонесущий крейсер Sudzuhara over the Rainbow был торжественно спущен со стапелей.
- Открыть кингстоны! - скомандовала Аска, и крейсер начал погружение в бездну. Аска с нетерпением наблюдала. Через десять секунд донеслось знакомое, но чуть более недовольное бульканье. Аска приуныла: она ожидала совсем не этого.
- Парадокс, - грустно прошептала она и села на край ванны. А спустя несколько секунд её вывела из задумчивости лапа морского чудовища, схватившая за плечо и потянувшая в пучину ванны.

Синдзи подошёл к двери и по привычке пнул её. Дверь не открывалась. Синдзи пнул сильней. Дверь не открывалась. Синдзи решил почесать в затылке. Видимо ультразвук от скрипа волос благотворно повлиял на мозг, и он нажал кнопку. Дверь отползла в сторону. Синдзи зашёл, закрыл дверь, ещё раз пнул её для прорядку и пошёл на кухню. Поставив магнитофон на стол, он открыл холодильник, и его глазам предстало душераздирающее зрелище - холодильник был пуст. То есть, пуст в том смысле, в каком это в данный конкретный момент раннего утра понимал Синдзи.
"Наверное галлюцинация", - подумал он, вспомнив одинокую банку, и закрыл холодильник. Потоптавшись на месте, он направился к холодильнику Пен-Пена и, подойдя, не стучась открыл. Пен-Пен смотрел на него со спокойной иронией.
- Эй, водоплавающее, опохмел есть? - спросил Синдзи, но птица даже не моргнула. Синдзи покопался в карманах драных джинс и достал 2000 иен (20$). После чего был совершён бартер на взаимовыгодных условиях. Дверь закрылась, Синдзи пробормотал:
- НЕПман - кровосос, - и в четыре глотка осушил банку "Балтики". Полегчало, и Синдзи решил прогуляться в ванную, тем более что оттуда уже минуты две раздавались звуки яростной битвы. Подойдя к ванной, Синдзи открыл дверь, и перед его глазами предстали последние кадры военно-исторического блокбастера "Последний бой "Варяга"". В роли "Варяга" выступала Аска, в роли японской эскадры - Судзухара. Японцы медленно, но уверенно одерживали победу.
"Мировой реслинг по воскресениям сосёт чупа-чупс", - подумал Синдзи и стал гадать, на чью сторону встанет божественное провидение в его исполнении. По прошествии пары десятков секунд - видимо вспомнив, что Аска как-никак его девушка, а от этого придурка всегда было больше вреда, чем пользы, - он обрушил божественное благословение, в виде какой-то довольно увесистой бадьи, на пуленепробиваемый череп Судзухары. Судзухара замер, хрюкнул, сказал:
- Пробоина ниже ватерлинии, - и попытался скрыться от возмездия русского оружия в глубине ванны, но Аска с победным кличем:
- Мочи косоглазых! - открыла огонь с обеих бортов, и вскоре косоглазые, с порядком заплывшими, от ударов по флангам, глазами, сдались в плен. Синдзи прослезился, с чувством выполненного долга перед Родиной вернулся на кухню и сел в позу "Зевс в раздумьи".
Вскоре туда же подрулили победители верхом на побеждённых. Аска слезал с Судзухары, похлопала того по крупу:
- Хорошая лошадка, - и подсела к Зевсу на колени. Из одежды на ней были только лифчик и трусики. Зевс, помавав бровями, очнулся и, улыбнувшись, чмокнул Аску в щёку.
- Доброе утро, дорогой, как погода? - спросила та, обняв Зевса за шею. Синдзи напрягся, перебирая в уме все известные ему цензурные прилагательные, и, видимо не удовлетворившись скудным выбором, ответил универсальным душевным:
- О***тельно.
В это время лошадка, шатаясь, приняла вертикальное положение, бурча себе под нос что-то про рабовладельцев и угнетение рабочих масс, залезла в холодильник, и оттуда послышался "Плач Ольги по Игорю": для Судзухары, также как и для Синдзи несколько минут назад, холодильник был абсолютно и ужасающе пуст. Кривясь, Судзухара схватил апельсиновый сок, с подозрением посмотрел на свет, потом понюхал, и его лицо расцвело счастьем смертника на эшафоте, которому зачитали помилование, снятие всех обвинений и возмещение морального и физического ущерба.
- Брага, - благоговейно прошептал он и припал губами к источнику своей жизни. Уполовинив литровую пластиковую бутыль он поставил её на стол, после чего, посмотрев мутными, но счастливыми глазами на Аску и Синдзи, открыл рот и задумался. Однако, поиск слов, под благотворным влиянием браги, занял удивительно мало времени, и Тодзи, поклонившись, засадил речь.
- Мадемуазель. Сударь. Какая неожиданная приятная встреча! Позвольте засвидетельствовать вам своё глубочайшее почтение! С вашего позволения я откланиваюсь - меня ждут крайне важные дела. Всего наилучшего. Мадемуазель. Сударь.
Судзухара закончил свою длинную речь ещё двумя изящными поклонами и, выполнив на отлично команду "Кругом!", отправился здороваться с сантехникой.
Когда он исчез из поля зрения, Аска взяла бутыль, разлила содержимое по двум стаканам, кинула в них по куску льда и соломинке и с этими дарами вновь воссела на коленях у Синдзи, отдав ему один стакан.
"Идиллия", - подумал Синдзи, посасывая тонизирующий напиток и обнимая Аску за осиную талию. В блаженной тишине прошла пара минут. Однако, ничто не длится вечно, и в подтверждение этой истины на кухню ввалился Айда. Синдзи несколько удивил его внешний вид - Кенске был одет как американский солдат, которого, судя по состоянию одежды, расстреляли, четвертовали, а потом отдали бренные останки голодному льву, - но он никак не мог понять, что же в этой живописной картинке не так. Наконец, он сфокусировал взгляд на лице Кенске и понял: тот был, во-первых - без очков и во-вторых - с закрытыми глазами. Однако твёрдости его шага позавидовали бы даже солисты фашистских военных парадов, в своё время печатавшие шаг по площадям Германии. Короче, Айда с грацией бешенного трёхстворчатого шкафа подгромыхал к холодильнику. Синдзи злорадно улыбнулся и приготовился наслаждаться картиной "Облом", но его чаяниям не суждено было сбыться. Айда с размаху пнул холодильник, и у того открылась незарегистрированная ранее дверь в боку. Кенске запустил туда руку и достал покрытую инеем банку пива. Открыв и высосав её, он открыл глаза, закрыл дверь в другое измерение, вскинул правую руку и прохрипел:
- Heil Rei! Alles fur Rei! Rei uber ales! - после чего рухнул как подкошенный в той же позе что и стоял. Рука торчала как маяк порядка в океане хаоса.
Синдзи, аккуратно ссадив на соседний стул успевшую задремать Аску, поднялся и подошёл к холодильнику сбоку. Посмотрев ещё раз на счастливого Кенске, он пнул холодильник. Дверь не открывалась.
"Де жа вю", - вспыхнуло в голове у Синдзи. Он ухмыльнулся:
- Врёшь, ведро с болтами, не возьмёшь, - и направился в коридор, насвистывая "Привыкли руки к топорам". Вернувшись с ломом, Синдзи слегка постучал им по холодильнику. Дверка услужливо открылась.
- То-то же, - назидательно сказал Великий Психолог Холодильников и заглянул в открывшееся пространство. А заглянув - сел прямо на пол.
- Ну и где этот хренов Али-Баба? - спросил он неизвестно кого. В пещере Али-Бабы в два ряда, выстроенные полукругами стояли девять банок. Идеальные формы, гениальное содержание... а красота инеевых узоров на них просто завораживала. Синдзи некоторое время полюбовался на прекрасное зрелище, но потом ему пришло в голову:
"Али-Баба... Квартира чья? Мисато. Холодильник чей? Мисато. Вопрос: кто у нас Али-Баба?"
Блеснув аналитическими и логическими способностями, Синдзи заключил:
"Мисато=Али-Баба".
Потом он посмотрел на Айда, с банкой в левой руке, и к заключению добавилось:
"Кенске=Труп".
Уничтожение запасов в холодильнике Мисато - конечно, обстоятельно испинав виноватых - всё-таки прощала. Но теперь Синдзи сильно подозревал, что Кенске одними разбитыми очками и сломанными рёбрами не отделается. Он представил, как Мисато - в качестве разминки - сначала найдёт очки Кенске, наденет их ему на нос, заботливо поправит, участливо спросит "Не жмёт?" и, получив утвердительное судорожное подёргивание головы, направит боеголовку своей подкованной сталью туфельки прямо в центр мишени, каковой станет бледная рожа несчастного.
Перед Синдзи возникла дилемма: спрятать пустую банку вне пределов досягаемости Мисато и заменить её такой же и тем самым разделить с Айда и Судзухарой удовольствие предстоящего допроса с пристрастием в исполнении Мисато (а надо заметить, что Мисато очень любила читать книги про Священную Инквизицию, ибо черпала в них вдохновение). Или же, пожертвовав Кенске, спасти всех остальных: после того как Мисато разделается с ним, на остальных у неё просто не останется сил. Но Синдзи героическим усилием отбросил предательские мысли, со вздохом закрыл дверцу и отобрал у Айда банку. Он представил, сколько фоток из женской душевой будет должен ему Кенске, и с этими радужными мыслями направился в прихожую: предстояла утренняя пробежка за абсолютно идентичной банкой - никто давно не сомневался в фотографической памяти Мисато на банки. Но тут пропели трубы, ознаменовав последние дни мира для Синдзи, и в открывшейся двери возникла Мисато.
Синдзи не успел спрятать банку и съёжился - на ногах майора блестели новые изящные, лакированные, остроносые берцы. Синдзи про себя проклял Айда:
"Идиот, нашёл чего дарить", - и в последний раз оглядев прихожую ставшего уже родным дома, вспомнил клич гладиаторов: "Идущие на смерть приветствуют тебя".
"Но", - подумал он, глядя как Мисато, переведя взгляд с банки на лицо Синдзи, аккуратно ставит сумочку, - "у гладиаторов, по крайней мере, был шанс".
Насчёт своих шансов Синдзи не сомневался - они были намного ниже, чем минус 273 градуса по шкале Цельсия.
"Мама, я не хочу умирать", - успел подумать он, и конец света начался.

Аска выплыла из небытия.
- Синдзи? - спросоня спросила она. Из прихожей донеслось утвердительное:
- АААААААА!!!
Аска кивнула, но её удивило то, что Синдзи кричит так громко - он ведь берёг свой голос для соло на обрыве - и она решила прогуляться в сторону крика. Заметив на полу Айда с вытянутой рукой, она по привычке рявкнула:
- Извращенец! - и пнула Кенске по рёбрам. Но тот реагировал также, как бревно - никак, - и Аска разом потеряла к нему всякий интерес. Из прихожей донеслись тихие и мягкие звуки ударов и громкие звуки ругательств. Ругался не Синдзи, и это насторожило Аску. Заглянув в туалет, она нашла там спящего на унитазе Судзухару. Тут Аску осенило и она, не сдержавшись, крикнула:
- Мисато!
Из прихожей с новой силой грянуло:
- ААААААААА!!! - и до Аски, наконец, дошло, в чём дело. Она выбежала в прихожую. Прихожая и её состояние напомнило Аске картину "Куликовское мочилово" - там был полный хаос. А в центре хаоса виднелась Мисато, немилосердно избивавшая Синдзи. Судя по повреждениям того, можно было сделать вывод, что Мисато решила оттянуться по полной. И Мисато не замедлила подтвердить эту догадку. До этого она просто не давала Синдзи упасть, прижав его к стене и поддерживая его равновесие ударами в живот и в лицо, от града котороых Синдзи дёргался, как марионетка. Но наконец Мисато надоело играть в тесто-взбивалку: она схватила Синдзи за горло, легко приподняла и с силой обрушила несчастного на приступку у порога головой вниз - приступка разлетелась в щепки. Дальше Мисато в течении полуминуты применяла по прямому назначению подарок Кенске, после чего перешла к следующему упражнению своей утренней разминки. Она подняла Синдзи, схватила за грудки джинсовой куртки без рукавов и пустилась в танец, крутя Синдзи вокруг себя. После каждого оборота она мощным ударом погружала трепыхавшегося Синдзи в стену. Мисато неспешно продвигалась по направлению к застывшей Аске. Той было жалко Синдзи, но когда Мисато развлекалась, то её не смел беспокоить даже Икари-старший. Однако, Мисато, похоже, не собиралась останавливаться, и Аска забеспокоилась: сама-то она всегда отделывалась парой крепких затрещин, но... если Мисато так разминается с Синдзи, то, следовательно, и ей, Аске, перепадёт на этот раз по-взрослому. Но почему она так завелась?
Вдруг Аску кто-то нагло тронул за ногу, и она, не целясь, ударила кулаком. Но удар рухнул в пустоту, и Аска не устояла на ногах - била она всегда от души и от плеча. Упав на колени, она оказалась лицом к лицу с невозмутимым пингвином. Тот, не торопясь, написал в блокноте имя Синдзи, потом нарисовал могилку с надписью RIP и показал Аске. Та обернулась - Мисато погружала свои колени в тело Синдзи. Пингвин, убедившись, что мысль дошла до адресата, написал несколько слов отрицания и, поставив знак "равно", закончил строку: 300$. Аска всё поняла.
- Ах ты, гад буржуйский, на страданиях народа нажиться хочешь?! - прокричала она в лицо Пен-Пену. Тот невозмутимо указал в сторону избиения младенца. Аска снова обернулась - Мисато уже пустила в ход локти, - и, ветром сгоняв в свою комнату, отдала проклятому вымогателю три бумажки. Пен-Пен на некоторое время исчез на кухне, потом вернулся и подошёл к месту побоища.
- Пен-Пенчик! - радостно вскрикнула Мисато, ударом ноги послав Синдзи в кратковременное воздушное плавание. - Будь добр, позвони в НЕРВ и скажи, чтобы удалили все данные на Третье дитя. Если спросят почему, скажи, что он упал с пятого этажа и больше никогда не сможет управлять Евой.
Мисато поймала на удар упавшего Синдзи, и тот вновь взмыл в воздушное пространство.
Но Пен-Пен - вместо того чтобы исполнить всё вышесказанное - достал свисток и, дав сигнал на остановку игры, показал Мисато красную карточку. Та замерла в недоумении. Рядом рухнул Синдзи. Пен-Пен нарисовал в блокноте большой прямоугольник, врисовал в него маленький и поставил цифру 10. Мисато взяла блокнот, некоторое время посмотрела на это художественное произведение, после чего нежно сказала Синдзи:
- Никуда не уходи, хорошо? - и пошла на кухню. Не знавшая всех кандзи Аска последовала за ней. На кухне Мисато, нежным пинком подвинув Айда, подошла к холодильнику и провела рукой над боковой стенкой. Внутри что-то щёлкнуло... и Аска оторопело уставилась на белоснежные банки. Банок было десять - у Аски всегда было хорошо с арифметикой. Чего нельзя сказать о Мисато. Она вслух посчитала банки. Потом посчитала их в другом порядке. Потом посчитала отдельно первый и второй ряд. Потом второй и первый. Всё время получалось десять. Мисато вздохнула, закрыла дверцу и, повернувшись к Аске, замахнулась. Аска зажмурилась. Но Мисато ограничилась всего одним, можно сказать, материнским подзатыльником, и удивлённая её необычной добротой Аска впала в кратковременный ступор. Мисато же пошла обратно в прихожую, по пути поправив положение Кенске в пространстве ещё одним несильным пинком. Проходя мимо туалета, она любя двинула в переносицу вылезшего на шум Судзухару, и тот отправился досматривать свои пошлые сны. Придя в прихожую, Мисато, наконец-то, сняла берцы и, взяв Синдзи за шкирку, потащила его в ванную, откуда, спустя минуту, донёсся её голос:
- Аска, ты так там и будешь стоять? Или ты совсем не любишь своего Синдзи?
Аска бросилась на помощь любимому.

Судзухара очнулся и обнаружил своё бренное тело в несколько странной позе: оно - тело - по-королевски восседало на керамическом троне со спущенными штанами. Последнее, что помнило сознание Судзухары, это был медленно но неотвратимо приближающийся к переносице кулак Мисато. Тодзи быстро провёл тестирование своего физического состояния и, не обнаружив ни одного перелома или хотя бы вывиха, принял на троне позу роденовского мыслителя. Была запущена программа анализа необычайной доброты Мисато.
"Это была не Мисато", - возникла спасительная для разума мысль. Но тут же была опровергнута:
"Но это был определённо её кулак".
"Но почему тогда всего один раз?" - вопрошала одна половина разума. - "Ну хоть бы три".
"Ты и после первого вырубился, а какое Мисато удовольствие бить, когда не кричат?" - резонно заметила другая.
"Но тогда почему не слышно, как Мисато проводит профилактическую беседу на тему "Вред алкоголя для неокрепшего организма"?" - не унималась первая.
"Значит, всё уже кончилось, и можно выходить. Только штаны не забудь подтянуть, а то ещё от Аски достанется", - посоветовала другая.
Половины разума пожали друг другу руки.
Судзухара собрал в единое целое своё Я, своё сознание и, запихнув всё это в своё тело, поднялся, одел штаны, автоматически спустил воду и осторожно, всё-таки ожидая ещё нескольких ударов по шее, высунул голову из туалета. В квартире было тихо.
"Не к добру это", - подумал Судзухара и на цыпочках вышел из комнаты предварительного заключения. Осмотревшись, он обнаружил Айда, лежащего у порога кухни.
"Сам погибай, но товарища выручай", - мелькнуло в голове у Тодзи, и он предпринял попытку экстренной эвакуации пострадавшего от сильного похмелья из зоны бедствия, то есть из квартиры. Уже находясь в прихожей, мимоходом удивившись несколько странной геометрии стен и некоторой хаотичности в расположении мебели в прихожей, Судзухара попробовал привести пострадавшего в чувство мощными ударами по черепу, но Кенске вдруг пробормотал во сне:
- Рэй... Я нашёл тебя, Рэй, - и проследовал на пол со скоростью обусловленной земным притяжением и сопротивлением воздуха. Тодзи схватился за голову.
- Мы ведь вчера притащили Рэй, специально для Кенске. И раз её туфли всё ещё здесь - по крайней мере, одна из них, - Судзухара блеснул наблюдательностью, - то из этого следует что? Что Рэй ушла без обуви, - радостно закончил он.
"Не, как-то не так. Рэй, туфли, вчера. Пиво, виски, спирт", - стали всплывать в мозгу Судзухары священные мантры.
"Вчера, Рэй, пиво, туфли, виски, спирт. Туфли", - Судзухара начал сливаться с Астралом - мировым информационным полем, чьим жалким воспроизведением был I-net.
"Туфли, ноги, голые, асфальт. Неприятно", - первый уровень Астрала был преодолён.
"Рэй, пиво, виски, спирт. Бред", - Судзухара воспарял всё выше.
"Пиво, Рэй, спирт, туфли, сегодня. Похмел", - Судзухара уже был близок к состоянию просветления, но тут администратору Астрала надоело издеваться над несчастным смертным, и он послал пакет с правильной последовательностью:
"Вчера, Рэй, туфли, пиво, пиво, виски, спирт, виски, спирт, пиво, Рэй, виски, прятки, спирт, сегодня. Поиск".
Судзухара принял пакет и радостно, как сетевуха при инфаркте, сверкнул глазами:
- Найти Рэй!
Быстро намазав лицо мазью для ботинок по рецепту старины Шварца, Судзухара пригнулся и отправился на задание вглубь территории противника. Проникнув на главный объект - большую комнату - он с завидной, даже для опытного медвежатника, скоростью, обыскал все возможные и невозможные для игры в прятки места, включая ВСЕ пивные банки и, ничего не найдя, направился в место, прятаться куда он ещё в детстве считал нанесением несмываемого пятна на безупречную репутацию будущего ниндзя. Этим местом был стенной шкаф. Тодзи взялся за ручку и начал открывать дверь шкафа, но из ванной комнаты послышались какие-то вопли, и он замер, повернув голову в строну двери. Замер он, но не его рука. Подождав положенные по уставу тринадцать секунд, Судзухара повернулся и, успев заметить что-то красное в обрамлении чего-то голубого, внезапно потерял сознание от обрушившейся очередной кары небесной, явившейся на этот раз в виде небольшого, но профессионального кулачка.

Рэй пнула неподвижное тело, связалась с Астралом, послала:
"Спасибо", - приняла:
"Да не за что", - и, схватив тело за шиворот, направилась в прихожую. Там находилось ещё одно тело. Аянами нахмурилась - тащить двоих её уже не прикалывало. Однако она понимала, что делать это надо, и надо быстро, пока Мисато не сменила милость на гнев. Рэй поискала глазами свои туфли и, обнаружив только одну, была вынуждена вновь обратиться к помощи Астрала. Одев обе туфли, она почувствовала себя наконец человеком, но, взглянув на свою ношу, ей захотелось стать Ангелом. Некоторое время она размышляла - к кому из двоих применить свои знания из области реанимации в полевых условиях. С одной стороны, Судзухара сможет в одиночку нести Айда, но иногда он так тупит. К тому же Айда - прирождённый солдат в смысле дисциплины и иногда думает головой, в отличии от Тодзи, который в большинстве случаев думал совсем другим местом. Рэй подошла к Кенске и кое-как напялила на него кроссовки. Тот негромко повторял её имя. Рэй немного послушала, улыбнулась и залепила ему две мощные пощёчины.
- Рота подъём! - рявкнула она.
Кенске мигом вскочил и, увидев Рэй, вскинул руку в приветствии римских легионеров.
- Мой генерал!
Рэй снова улыбнулась, чем повергла Кенске в состояние священного трепета - он нравился ей всё больше и больше. Она заложила руки за спину, широко расставила ноги и заочно произвела Кенске в сержанты:
- Сержант, слушай приказ: твоя задача - спасти боевого товарища, - кивок в сторону Судзухары, - от коварного и жестокого противника. На плееее-чо! - Айда без видимых усилий взвалил килограм 70 мяса, костей, зубов, тупости и пошлости на плечо. - Круууугом! - он повернулся. - К месту постоянной дислокации командного состава бегооом-арш!
Кенске сделал несколько шагов на месте и рванул в предусмотрительно открытую Рэй дверь. Сама Рэй потрусила за ним.

Патрульные, получившие отгул и решившие отметить это дело парой другой банок пива, смотрели на живописную картину: побивая один за другим рекорды лёгкой атлетики, по пустой - утро воскресения - улице нёсся известный подпольный миллионер и шантажист Айда Кенске. Патрульные и сами не раз задерживали его с пачкой фоток довольно забавного содержания, но одним из талантов Айда было совершенное знание всех кодексов и установлений, а также всех дыр в статьях, и он всегда выпутывался. К примеру, на фотках ни разу не были обнаружены его отпечатки.
Вторым штрихом сего пейзажа служил трясущийся на плече у Кенске Судзухара Тодзи, который был в полтора раза тяжелее самого Айда. Патрульные дружно поморщились, вспоминая свои попытки задержать этого экстремиста. Все люди для него делились на три категории: "чужие", "свои" и "в стельку свои". Когда же Судзухара бушевал, то "свои" исчезали, и оставались только "чужие" и "в стельку свои".
В последний - привилегированный - список входили: Икари-младший, удачно дополнявшая его временами полная беспредельщица Сорю Аска Лэнгли, сам Кенске, психолог и экстрасенс Аянами Рэй, предпочитающая физическое мануальное лечение всех психологических болезней - для чего брала уроки в школе кикбоксинга, - а также бравый майор Кацураги Мисато и весь класс, в котором учился Судзухара. В остальные два списка люди могли попадать с равной вероятностью в зависимости от настроения Тодзи, но полицейские всегда попадали в первый список и поэтому всегда огребали по полной программе. Утихомирить Тодзи в таком состоянии могли: либо двадцать полицейских с изделиями РП, газовыми гранатами и с заряженными резиновыми пулями помповыми ружьями - при этом на ногах оставались от силы два-три из них; либо одна староста класса - Хикари. Её смертельный захват за ухо действовал на Тодзи, как кольцо в носу на быка.
Но больше всего потряс нежную психику полицейских последний элемент картины: бегущая рядом с Кенске Аянами. В этом наблюдателей поразило два факта: первое - Аянами бежала РЯДОМ, а не ЗА, и второе - она БЕЖАЛА. Она всегда предпочитала надвигаться на свою жертву неспешными шагами, так, чтобы жертва - её очередной пациент - успела осознать свою обречённость, а сама Рэй могла в полной мере насладиться выражением непередаваемого ужаса на лице пациента.
Орёл в небе заложил мёртвую петлю.

Перебинтованного Синдзи с почестями возложили на смертный одр из алюминиевых банок, прикрытых матрацем. По крайней мере, тогда так думал сам смертник. Его помыли, забинтовали и одели во всё чистое.
"Ага, это чтобы потом не возиться", - плавали мысли обречённого. Но его оставили в покое, вернее оставила Мисато. Аска же улеглась рядом и поцелуями старалась смягчить страдания любимого. У Синдзи болело всё, что можно, всё, что нельзя и всё, о существовании чего он даже не подозревал. Ему было больно даже от колыхания воздуха, но он не хотел обижать Аску, тем более что это грозило длительным похолоданием в их наладившихся только вчера вечером отношениях. И поэтому Синдзи стоически терпел.
Чтобы отвлечься от боли он стал вспоминать приятные моменты вчерашнего примирения. За неделю до этого Аска взбесилась, когда, зайдя в гости к Рэй, увидела на кушетке пациента Синдзи. Рэй отделалась ударом в скулу с последующей потерей сознания, а вот Синдзи, уже проклявшего к тому моменту собственную глупость, ждала участь похуже - обиженная навсегда Аска с заплаканными глазами. Хуже этого могла быть только в стельку трезвая Мисато, но Синдзи этого Аске никогда не говорил - та претендовала на абсолютное лидерство во всём. А Синдзи - с виду полный отморозок и заслуженный байкер Всея Японии - был в душе очень ранимой личностью и он правда любил Аску, поэтому вид её плачущей от обиды вгонял его в глубочайший депресняк. А депресняк, в свою очередь, резко отрицательно влиял на его восприятие и отношение к окружающему миру: его третий - "в стельку свои" - список укорачивался на количество учеников в классе. Естественно, сокращение не касалось Рэй, Кенске, Тодзи и Хикари, но вот всем остальным приходилось кисло до кровавой оскомины. Особенно доставалось парням, девушек Синдзи не трогал - на них отрывалась Аска.
Как правило, Синдзи, пребывая в плохом настроении, подходил к первому попавшемуся однокласснику и, спросив из вежливости:
- Закурить есть? - и, получив, естественно, отрицательный ответ, с криком "Зажал, падла!" или "Раскулачим негодяя!" бросался на несчастного и устраивал показательные бои без правил. Рэй не вмешивалась принципиально. Кенске, Тодзи и Хикари не вмешивались, потому что это: во-первых, привело бы их к конфликту с самими собой - их третий список включал обе стороны конфликта, - а во-вторых - было абсолютно бесполезно. К счастью, Синдзи обладал великолепной интуицией и прекращал массакр за один удар до полного аута. После чего он, как правило, удалялся в ближайший бар, где, изрядно подзаправившись, продолжал веселье, исправно поставляя клиентуру травматологам.
Но обычно страдания класса длились два-три, очень редко - четыре дня. На этот раз, после седьмого показательного боя, оставшиеся в живых дружно бухнулись в ноги Тодзи и Кенске и со слезами на глазах стали умолять утихомирить разбушевавшегося Голдберга. Те уже и сами понимали, что веселье несколько затянулось, хотя показательные бои и приносили им обновление их теоретических знаний о способах выведения противника из строя. С помощью Хикари они разработали грандиозный план не менее грандиозной примирительной попойки. Было закуплено: двадцать один ящик пива - один предстояло отдать Мисато за то, чтобы она на время церемонии отправилась совращать Кадзи, - пять ящиков первоклассного ирландского виски, ещё пять - вина для времяпрепровождения и семилитровая бутыль спирта с гербом царской России на запаянной крышке. А ближайшая пиццерия получила огромный заказ на свою продукцию, и ещё был ограблен магазин, продающий фастфуд.
Все эти богатства были закинуты в квартиру Мисато, туда же приволокли упирающуюся Рэй - которая, впрочем, прекратила сопротивление, как только учуяла запах ящиков с виски, - и в квартире началось умышленное нарушение общественного порядка. Однако, никто из соседей, наученных горьким опытом, не стал вызывать полицию. Против всей этой компании, тем более в пьяном виде, хотя и без Мисато, даже у отряда быстрого реагирования полиции в составе ста двадцати человек и десятка собак, не было никаких шансов, кроме 100%-го шанса провести свой отпуск в отделении интенсивной терапии.
С течением времени беспредел разгорался всё жарче и жарче. Рэй уничтожала второй ящик виски. Тодзи и Кенске с одной стороны, и Хикари с другой, усердно спаивали, не смотрящих друг на друга, Синдзи и Аску, соответственно. После чего, доведя клиентов до нужной кондиции и одновременно предложив им выйти на балкон освежиться, со словами:
- Какая неожиданная встреча, - молниеносно удалились и заперли балкон. С балкона стали доноситься звуки, как во время показа фильма "Ватерлоо", и друзья заулыбались - всё приходило в норму. Через полчаса дверь была открыта, и Синдзи, под всеобщее ликование и салют из одолженного за ещё один ящик пива пистолета Мисато, торжественно внёс на руках счастливую Аску. Она после этого так и просидела в обнимку с Синдзи большую часть оставшегося вечера, и они, под зверский рёв присутствующих - особенно выделялась обычно говорящая тихо Рэй, - трижды целовались в знак примирения. Вечеринка продолжалась ещё долго. Но больше всего Синдзи запомнились счастливые глаза Аски. Её прекрасные любящие глаза...

Синдзи выплыл из приятных воспоминаний от вопросительного вопля Мисато:
- Хикари, твою мать, что она скажет на это? - и в двери промелькнула Хикари, наспех одетая в простыню. Мисато продолжала орать, нещадно сотрясая барабанные перепонки соседей:
- Чем вы тут занимались?!
Хикари что-то ответила, но, похоже, Мисато не очень понравился её ответ. Она поймала Хикари и, судя по звуку, залепила ей прекрасную в своём исполнении пощёчину. Хикари кубарем влетела в комнату, простыня распахнулась, и от нравственного разложения Синдзи спасла только ладонь Аски, плотно закрывшая его глаза. Хикари подхватила простыню и спряталась за Аской. Вбежала Мисато, похожая на богиню возмездия, и, увидев - как ей показалось, - как Хикари нежно прильнула к Аске, всю одежду которой всё ещё составляли два базовых предмета женского гардероба, заорала благим матом:
- Разврат в моём доме?!
На лежащую рядом с Аской мумию она не обратила внимания, видимо забыв, что эта мумия собой представляет. Глаза Мисато налились красным, и Аска подумала:
"Сейчас прольётся чья-то кровь".
Проливать свою кровь ей однозначно не хотелось, а Мисато уже доставала свой любимый ножик с кривым лезвием. Хикари и Аска в ужасе застыли. В воздухе ощутимо запахло смертью. Но положение спасла мумия - неожиданно она схватила Аску и слилась с ней в страстном поцелуе, нежно обнимая за весьма интимные части тела.
По природе очень застенчивая Мисато секунд пятнадцать АБСОЛЮТНО круглыми глазами смотрела на эту сцену некрофилии в последней стадии, после чего, видимо вспомнив, кто скрывается под километром бинтов, покраснела и, пробормотав:
- Ой, извините, я зайду попозже, - закрыла дверь. Мумия отпустила Аску и издала стон боли. Спасение обречённых обошлось Синдзи недёшево - его практически парализовала новая вспышка боли во всём теле. Хикари выдохнула вдох минутной давности и упала на пол, а Аска вновь кинулась к Синдзи.
"За что страдаю, Господи?" - подумал Синдзи. И Господи ответил со своего высокого престола:
"За Кенске, сын мой. За Кенске".
Уже гаснувшим сознанием Синдзи успел подумать:
"Сказал бы я, чей он сын..."

А в это время сержант Айда Кенске на последнем издыхании затаскивал тяжёлое тело Судзухары на этаж квартиры Рэй. После полосы препятствий, каковой являлась вся испаханная коммунальщиками улица, он уже был готов получить повышение посмертно, но генерал Аянами Рэй, стоявшая на пролёт выше Кенске, заметив низкий боевой дух вверенного ей личного состава, невысоко - совсем чуть-чуть - приподняла юбку школьной формы, и отважный воин с победным хрипом:
- За Родину, за Сталина! - рванулся в свой последний бой с лестницей. Под крик Аянами:
- Победа за нами! - он вломился в её квартиру и, с разбегу аккуратно пристроив Тодзи у порога головой вниз, упал на пол. В его глазах блестели медали "За взятие Берлина". Он был счастлив. Он был в квартире Аянами.

Аска, решив, что вечно прикрывать глаза очнувшемуся Синдзи бесперспективно, запеленала Хикари и, страшно пригрозив:
- Распутаешься - скормлю Мисато, - ползком отправилась к той в комнату. Сама Мисато сидела на кухне и размышляла о положительном влиянии межличностных отношений Аски и Синдзи на их уровни синхронизации. А ещё ей было обидно из-за того, что Кадзи не оказалось дома - да и вообще в стране, - и ей пришлось развлекаться одной в каком-то грязном подвале-танцполе (в реанимацию поступило, наверно, человек двадцать). Перед ней стояли три банки из НЗ, одна была пуста.
Аска проползла мимо через большую комнату и вскоре добралась до комнаты Мисато. После беглого осмотра комнаты у неё возникли очень похожие на мисатины вопросы: "Какого тут было?" и "Почему я об этом ничего не помню?". Одежда Хикари была равномерно и живописно разбросана по всей комнате, лифчик болтался на люстре. В комнате царил полнейший бардак, но если бардак в исполнении Мисато всё же был подчинён хоть какому-то - непонятному никому, кроме неё самой - но порядку, то сейчас комната выглядела как пострадавшая от нашествия бешеных носорогов. Аска, однако, не дала воли позывам своей души к немедленному и тщательному расследованию и, быстро собрав весь комплект, поползла обратно. В их с Синдзи комнате она отдала Хикари её одежду и закрыла Синдзи своим телом, так что тот не много потерял. Хикари быстро оделась и спросила Аску:
- Помочь убраться?
Аска, обведя взглядом трёхслойный алюминиевый пол, злорадно улыбнулась и кивнула. Хикари обречённо вздохнула и стала оглядывать фронт работ, а Аска поднялась и быстро оделась. После чего они с Хикари, оттащив Синдзи в угол и прикрыв того покрывалом, чтобы не отсвечивал, принялись за уборку.
И тут вошла Мисато. Хикари сжалась, но Кацураги с великолепным презрением прошествовала мимо и присела рядом с Синдзи. Она решила уточнить.
- Вы хоть помирились?
Синдзи ответил утвердительным мычанием. Мисато удовлетворённо кивнула.
- А где пистолет?
По интонации Синдзи понял, что если Мисато сама найдёт пистолет, то в обойме станет на один патрон меньше. Но, похоже, Господи сжалился над непутёвым отроком, и Синдзи, превозмогая боль, повернулся на бок - пистолет лежал под его спиной. Мисато взяла пистолет, засунула его в кобуру и, сказав:
- Ну и славно, - вышла из комнаты. Синдзи вздохнул и, матерясь от боли и скрипя суставами, принял позу лотоса - предстояло восстановление. Этому его, втайне от отца, научил заместитель Фуюцки, оказавшийся по совместительству последним представителем древнего рода ниндзя, отчаявшимся найти ученика среди современной молодёжи. Синдзи, в очередной раз пребывавший в полу коматозном состоянии, после атаки очередного ангела, был идеальным подопытным для пожилого мастера, но сейчас он, уже чувствуя, что боль отпускает, был даже благодарен Фуюцки, несмотря на то, что тот выводил Синдзи из комы с помощью ведра ледяной воды - на 0.01 градуса теплее, чем лёд, - напевая:
- Ой, мороз, мороз, не морозь меня...
Было десять часов утра, когда Синдзи смог самостоятельно встать на ноги. Квартира к тому времени, стараниями Хикари и Аски, приняла почти что первоначальный вчерашний вид. Не хватало только ящиков с выпивкой и большой бутыли спирта. Её, кстати, так и не нашли, хотя нигде не было видно её осколков.

А в это время в ставке Верховного Главнокомандующего Аянами, решившая переквалифицироваться в сестру милосердия, проводила в чувство ветерана Первой и Второй Пунических войн Кенске. Но тот не хотел приводиться. Лежать головой на коленях Рэй было для него абсолютным счастьем, и он не спешил с пробуждением. К этому времени Рэй уже испробовала почти всё: искусственное дыхание "рот в рот", чем почти привела Айда в состояние экстаза; непрямой массаж сердца, чем чуть не сломала ему рёбра, но Айда вытерпел. Далее последовали обливание холодной водой, комбы из пощёчин, наушники на уши с включенной на полную громкость кассетой группы Metallica, альбом Reload. Наконец Рэй взялась за шприц с адреналином, и вот тут Кенске не выдержал - длина иглы шприца превысила предел его возможностей. Он распахнул светлы очи и, сграбастав Рэй в объятья, прошептал:
- Моя Калипсо.
Однако Рэй мигом напомнила зарвавшемуся герою о субординации, и тот, разжалованный в рядовые, растянулся на полу в позе "Звёздочка".

Тем временем Судзухара вновь очнулся в странной позе. Он увидел себя в зеркале и подумал:
"Красивый тотем. Только почему вниз головой?"
Впрочем, это досадное недоразумение было исправлено довольно быстро, хотя и несколько громко. Тодзи некоторое время подождал, пока кровь в организме распределится в установленном порядке, и встал. Оглядевшись, он подумал:
"А где стенной шкаф?"
Такие резкие перемены в обстановке действовали на Судзухару крайне отрицательно. Его разум, не в силах объяснить происходящие с окружающим миром метаморфозы, бешеной черепахой метался по внутренней стенке черепной коробки. Тодзи отчаянно нуждался в информации и отправился на её поиски. Прогулявшись по тёмной кухне и окрестив её про себя "Срач", Тодзи заглянул в ванную - "Болото" - и наконец вошёл в комнату, а там...

Всё, что нужно человеку 1 часть 2
Переодевавшаяся Рэй обернулась на стук. В пасть Судзухары, с отвисшей до пола челюстью, мог, наверное, въехать Пен-Пен на мотороллере. Рэй не обращала внимание на Айда - она даже надеялась, что он в сознании, - но так осчастливливать Тодзи в её планы не входило. Она быстро надела белый халат - подарок Рицко - и своим коронным медленным шагом начала приближаться к её сегодняшнему первому пациенту. И до пациента, даже сквозь толстый-толстый слой пошлых мыслей, дошло, что ему сейчас предстоит. Тодзи скатал язык, захлопнул ангар пасти и вставил в рот модную боксёрскую феньку - своими зубами он дорожил. Недвижимый доселе Айда ящерицей перебрался на диван и, устроившись поудобней, приготовился наблюдать за сеансом интенсивного лечения от психологических половых патологий методом профессора Аянами Рей. Последней, до начала сеанса, мыслью Тодзи было:
"Что ж я всё время так не вовремя?"
После первой серии пальпации - Рэй била открытой ладонью - Кенске уже был в восторге, а Тодзи в тяжёлом раздумье: прекратить бессмысленное но принципиальное сопротивление и остаться в живых, или стоять до последнего. А бушевать в чужой квартире Тодзи не хотел - ибо невежливо. Следуя всплывшему в сознании:
"Что бы я, да девке сдался? Не бывать тому!" - Судзухара набычился и, пробормотав:
- Умираем, но не сдаёмся, - приготовился к отражению нового натиска безумного доктора Франкенштейна. На этот раз Рэй решила провести стимулирующий массаж нервных центров, и Тодзи получил несколько ударов в нос, подбородок, солнечное сплетение, по верхним рёбрам и копчику. Он рухнул на одно колено, а Рэй отступила - полюбоваться проделанной работой. Со стороны дивана доносились бурные аплодисменты. Аянами повернулась и, отведя правую руку в сторону, церемонно поклонилась почтенной публике. Но тут на неё с воплем:
- Бью по тылам! - сзади набросился ринувшийся в самоубийственную атаку Судзухара. Как потом, спустя пару часов, понял Тодзи, орать, прежде чем бить, было его главной стратегической ошибкой. Рэй увернулась, вдарила Тодзи в основание черепа и провела дезориентированному больному добивающий массированный массаж внутренних органов. Айда сидел с открытым ртом. Когда развлекался Синдзи или Аска, то на это было тоже приятно смотреть, но этот прекрасный танец Рэй превосходил по красоте всё ранее виденное Айда. Он быстро выскочил из квартиры, за десять с половиной секунд нашёл цветочника и, влетев обратно, упал с протянутым букетом к ногам Рэй.
- Моя королева! - истово выдохнул он. Королева снизошла к подношению верноподданного и милостиво протянула руку для поцелуя. Счётчик счастья Кенске зашкалило, а Тодзи вознёс благодарственные молитвы ко всем известным ему богам и демонам - внимание Аянами однозначно переключилось на Кенске - и отрубился.

В пол одиннадцатого Мисато позвонил Икари-старший и приказал доложить обстановку. Мисато щёлкнула воображаемыми каблуками, поморщилась, вспомнив, что не в берцах, и отрапортовала:
- На семейном фронте полное спокойствие и благополучие.
Гэндо сказал:
- Понятно, - и отключился, а Мисато сложила свободную руку в пистолет и, поднеся к трубке, изобразила выстрел:
- Бух!
После чего отправилась устраивать инспекцию приборки. В целом качество проведённых ремонтно-уборочных работ её устроило, но Мисато была военным человеком и, кроме восстановления первоначального вида квартиры, её ещё очень волновали исторические вехи вчерашней вечеринки. Нет, в основном-то она представляла, что тут вчера творилось - особенно после подсчёта общего количества пулевых ранений стен, потолка и пола, - но ей было необходимо выяснить детали. Первым в ряду неотложных вопросов стояло выяснение, чем же всё-таки занималась вчера ночью в её комнате обнажённая Хикари? И главное - с кем? Подождав, когда та вновь попытается проследовать мимо, Мисато схватила старосту за ворот и затащила её в свою комнату. Там она скинула куртку, предоставив Хикари возможность ещё раз полюбоваться на пистолет, прижала её к стене и, уставившись в глаза, вопросительно подняла бровь, сочтя излишним повторять заданный часа два назад вопрос. Хикари поняла, что отпираться - бессмысленно, а врать - взгляд на пистолет - просто опасно и она, покраснев, как знамя СССР, промямлила:
- П-покер на р-разд... - и она окончательно смолкла. Мисато ещё секунд пять гипнотизировала Хикари взглядом, а потом улыбнулась - она ожидала худшего. Но отпускать Хикари совсем без наказания было бы непедагогично, и та получила свой заслуженный, но довольно нежный подзатыльник. Когда у старосты в глазах перестали бушевать взрывы сверхновых звёзд, она последовала за вышедшей Мисато. Та ушла обратно на кухню, разрабатывать план дальнейших оперативно-дознавательных работ, и Хикари вздохнула с облегчением: покер был обычным очком, и поскольку играли уединившиеся под конец вечеринки Хикари и Тодзи, на которого она давно положила глаз, да и он оказывал ей некоторые - хотя и умело завуалированные - знаки внимания, то финал был предсказуем.
В большой комнате её встретила Аска.
- Ну как?
- Нормально.
Распеленавшийся Синдзи залеплял эпоксидкой дыры в потолке. Хикари, как и Рэй некоторое время назад, подумала, что пора бы валить. Мисато в принципе успокоилась, но ведь и ураган может обрушиться средь ясного дня. Тепло попрощавшись с Аской и ещё более тепло с Синдзи - "Покеда, баклан" - она испарилась. Синдзи закончил работу, по привычке засадил остатки смолы под один из татами, для надёжности потоптался на нём, подошёл к Аске, что-то шепнул на ухо, и они вдвоём направились на балкон - подышать утренним воздухом.
Но тут снова вошла Мисато и негромко кашлянула. Синдзи и Аска разом обернулись. Майор смотрела на них исподлобья, и её взгляд буквально говорил: "Если вы ещё на свободе, то это свидетельство не вашей невиновности, а нашей недоработки". Пилоты Евангелионов, бесстрашно сражавшиеся на Арене даже при трёхкратном перевесе со стороны противника, сглотнули. А Мисато встала в позу гестаповца и начала допрос с устыдительной речи.
- И в то время, как героический японский народ, все как один, трудится, не жалея сил, на благо нашей великой страны, вы - олицетворение несгибаемой воли нашего народа в стремлении к светлому будущему - позволяете себе вести себя, как поганые янки! В то время, как третий отдел, работая в три смены, чинит ваши Евы - великое достижение наших гениальных учёных, - и люди засыпают прямо на своих рабочих местах, вы - те, которые должны служить примером для всего молодого поколения нашей великой Империи - устраиваете развратные оргии, совращая малолетних!
Мисато поймала вдохновение, и хотя в её речи была целая куча неточностей - совершеннолетие, к примеру, после последней реформы наступало в 16 лет, и всем на этой вечеринке по столько и было, - оба пилота даже не заикнулись. Стояли по стойке "Смирно". Спорить сейчас с Кацураги было весьма и весьма рискованно - пистолет всё ещё был у неё. А Мисато продолжала чеканить слова, неспешно прохаживаясь вдоль строя.
- И в то время, как вам предстоит тяжёлый бой с прекрасно подготовленной командой Южных Штатов Америки, вы устраиваете попойку, которая отнюдь не способствует поддержанию вашей, обязанной быть прекрасной, формы!
Мисато передохнула и подошла к Синдзи:
- Лейтенант, доложите по порядку о ваших вчерашних позорных действиях, порочащих безупречную репутацию НЕРВа!
Синдзи - мимолётом помянув нехорошим словом эту репутацию - быстро покопался в памяти и, на всякий случай заслонив Аску плечом, набрал в лёгкие воздуха и начал перечисление.
- Госпожа майор, позвольте доложить хронологию вчерашних событий...

Синдзи закончил доклад минут через десять. Естественно, он, искусно спрятав правду за полуправдой, избежал упоминания некоторых действий присутствующих на вечеринке, которые как раз подпадали под определение развратных, но тогда таковыми не казавшимися. Просто всем было весело, и никто не возражал против карточных игр на раздевание, экзотических танцев дуэта Аска-Рэй несколько юрийной направленности, стрельбы по пустым пивным банкам, демонстрации друг на дружке приёмов рукопашного боя, борьбы облитых маслом Синдзи с Тодзи и т.д. и т.п. Итак, избежав упоминания всего этого, Синдзи закончил доклад уставным:
- *** буду. Чтоб мне от Императора копчиком в кадык получить, - но тут же сообразил, что упоминание августейшей особы было лишним - Мисато отреагировала мгновенно. Она залепила Синдзи затрещину, от которой он едва устоял на ногах, и прошипела в лицо:
- Молчать! Я не позволю всяким соплякам поганить своей грязной пастью имя моего любимого Фюрера!
Синдзи вытянулся в струнку:
- Jawohl, Frau Major! - но, похоже, Мисато поверила всему тому бреду, что наплёл ей, проходивший когда-то заочные курсы риторики, лейтенант. Она влепила ещё по одному подзатыльнику Синдзи и вытащенной из-за его спины Аске и, убедившись, что оба прониклись серьёзностью момента, принялась в сто первый раз читать пилотам лекцию на тему "Вред алкоголя..."

И вновь непобедимый Судзухара выплыл из бессознательного состояния. Вернее его из него - состояния - вытащили Рэй и Кенске с помощью ванны холодной воды. Разрядник по нырянию и почётный морж района Токай Тодзи некоторое время нежился на дне ванны. Не спеша плыли мысли:
"Второй раз за утро. Однако тенденция. Может пора жабры отрастить? Точно, надо попросить Акаги намутировать чего-нибудь такого эдакого".
Некоторое время спустя, почувствовав, что запас пресного воздуха подходит к пределу, Судзухара телеграфировал на сушу:
- Курск - Земле: аварийное всплытие, - и начал продувку балласта. А всплыв, чуть не отправился на вечную стоянку от представшего зрелища: его встречала Рэй в противогазе. Продувка балласта являлась процедурой с выделением большого количества летучего нервно-паралитического газа, по убойной силе на порядок превосходившего ту фигню, с которой развлекались любители из Аом-Сенрикё. Вентиляция включилась на вытяжку и через минуту Рэй сняла противогаз.
- Бери шинель, пошли на бой, - сказала она Тодзи с лицом, как с плаката "Родина-Мать зовёт". Но на лице Тодзи не дрогнул ни один мускул, и Рэй пояснила на понятном для дуболомов языке:
- Погнали мочить латиносов.
На лице дуболома медленно расплылась его знаменитая, предкрововобанная улыбка.
А наглая птица продолжала вертеть бочки в небесах.

Меж тем Frau Major закончила профилактическую, но как всегда запоздалую беседу и перешла к изложению последних разведданных.
- Короче, эти потомки макаронников ребята хоть и горячие, но в меру тупые. Навешали на своих биотов красных тряпок и думают, что это их спасёт. Вот досье на пилотов - плод недельной работы второго отдела, растащите на косяки - расстреляю, как предателей Родины. Значит так, капитан команды...
Аска перестала слушать и стала скатываться в воспоминания, туда, ко времени после почти случившегося Третьего Удара. Тогда всех спасло именно хладнокровие и хорошая осведомлённость Императора, приказавшего физически уничтожить СЕЕЛИ и остановить нападение спецназа. Подкреплял свой приказ Император стволом у черепа премьер-министра. А ещё как нельзя вовремя пришлось вмешательство Фуюцки, раскопавшего топор войны. Именно он, последовав за Гэндо, провёл с тем сеанс прочистки мозгов, используя естественно только топорище, после чего Гэндо, не сильно изменившись в смысле манеры поведения, кардинально изменил свои взгляды на необходимость Третьего Удара, и он не начался. Серийных Ев Синдзи и Аска в дуэте шутя порвали на сувениры. А ещё выплыл откуда-то Кадзи. Как он объяснил, убили не его, а его клон. Акаги тогда только довольно хмыкнула.
НО. После всего этого встал вопрос: а чего теперь собственно делать-то? СЕЕЛИ было уничтожено, Ангелы тоже, и необходимость существования НЕРВа и Евангелионов оказалась под вопросом. Спас положение - вот уж от кого не ждали - Айда. Оказывается, он снимал все бои Ев с Ангелами, а также и самих пилотов, и с помощью целой кучи своих приятелей - таких же долбанутых милитаристов - и ещё одной кучи ящиков очень крепкого пива, умудрился смастрячить какой-то кровавый блок-бастер, под интеллектуальный уровень среднестатистического американца, и через длинный ряд подставных лиц засадить его на америкосовские киноэкраны. Фильм собрал все Оскары. А честно заработанные на прокате, и нечестно - на продаже кассет и дисков (все пиратские версии, так или иначе, исходили от самого массовика-затейника), - деньги Айда употребил на игру на бирже, где, используя связь Рэй с Астралом - тогда это были чисто деловые отношения, - преумножил сумму до пятилетнего бюджета НЕРВа с возможностью постройки-выращивания ещё двух-трёх Ев. Да плюс к этому он отстегнул русским эскулапам, и вскоре Тодзи, побывав в когтистых, но умелых лапах российских генетиков и клонировщиков, щеголял с заново отрощенными конечностями. Заодно - этаким бонусом за весьма нехилую стоимость операции - Тодзи ускорили метаболизм и увеличили плотность мышечной ткани. Но японские-то полицейские этого не знали.
Короче, первым пришла замечательная идея всё тем же янки - когда дело касалось денег и их деланию, те были впереди планеты всей. В общем, они предложили провести товарищеский бой между Евой 01 и построенной в обстановке строжайшей секретности американской моделью. Обстановка-то была, конечно, секретная, но не для Министерства Обороны РИ (Российской Империи). Их вообще никто не извещал, но авторитет российской разведки никто в мире не подвергал сомнению. Так вот, через час после получения предложения от америкосов, пришёл файл с пометкой "Из России с любовью", в котором был приведён полный пакет технической документации по американской разработке, с анализом её сильных и слабых сторон. На посланный - опять же в обстановке строжайшей секретности - запрос:
- А с каких таких лосей? - русские передали эшелон чистейшей водки и лаконичный ответ:
- А назло.
Икари-старший просмотрел отчёт таможенников с указанием числа ящиков в эшелоне и через некоторое время, попросив зачем-то у Акаги калькулятор, приказал передать янки согласие.
Бой транслировали на весь Земной Шар. Аска была в том бою судьёй. Именно тогда, прямо перед боем, их с Синдзи, наконец, прорвало, и они высказали друг другу всё, что хотели сказать, но что мешали сделать замкнутость и гордость. Синдзи после этого как будто обрёл крылья за спиной, и Аске даже не пришлось подсуживать, чего она в тайне опасалась.
Вдоволь наигравшись со всем дозволенным арсеналом, Синдзи сошёлся с американцем в рукопашной и, хотя пилот супротивного биоробота и был в прошлом "морским котиком", но всё-таки опыт пилотирования и невиданный ранее в нормальных условиях уровень синхронизации - 97% - окрылённого любовью Синдзи - а ещё про душу его мамы в Еве по-прежнему знали очень немногие, - сделали своё дело, и вес американской разработки оказался уполовинен, после того как Синдзи поотрывал ему три конечности и наделал сквозных дыр в корпусе. Синдзи бы мог измочалить противника до состояния, которое характеризуется как неподлежащее восстановлению, но на волну переговоров неожиданно прорвался всё тот же Айда, и в двух словах объяснил Синдзи, что во-первых - тотализатор вроде никто не запрещал, и во-вторых - возможен бой-реванш. Под действием таких аргументов Синдзи позволил противнику самому уползти с поля боя - коим был не для чего иного непригодный Токио-3, - используя для этого челюсть и оставшуюся руку, и тем самым спасти лицо. Ева 01 была объявлена победителем. Айда же ни перед кем никогда не отчитывался, но по его роже было видно, что руки он нагрел более чем изрядно.
После этого не понять, что будет дальше, мог только Судзухара. Это было рождение боевой зоны - Арены. Все способные на это федерации, республики, империи начали свои разработки в области биороботостроения. Технологией выращивания Ев обладал только НЕРВ, который произвёл ещё четырёх Ев - две для Рэй и Тодзи и две в запасе. Но, кстати, после этого Гэндо перестал ощущать присутствие Адама внутри себя, что его не сильно и огорчило - до этого рука месяц зверски чесалась, - а также исчезла Лилит из Конечной Догмы. Правда, теперь компьютер МАГИ стал иногда очень странно реагировать на некоторые команды, как будто заимел душу...
Следующий бой, причём парный, был естественно с Россией, но это был по настоящему товарищеский бой - победа считалась по очкам, а Айда клялся-божился, что не поставил ни иены, но ему, конечно, никто не поверил. С перевесом всего в три очка победили русские, и это было единственное сражение, проигранное Синдзи и Аской. Евы Рэй и Тодзи ещё не были завершены. Потом был грандиозный банкет, на который ушло пол-эшелона, и на котором пилоты российских и японских машин стали практически родными братьями и сёстрами - российский дуэт тоже пилотировала смешанная пара. Русские выдавали клятвы дружбы вроде, абсолютно несогласованного:
- Ежели чаво, то мы - всегда.
Такие языковые конструкции могли завести обычного иностранца в глубочайший кризис самосознания, но Синдзи, Аска, да и остальные, после первой же бутылки почувствовали себя почти что русскими, поэтому с взаимопониманием было всё в норме. Именно тогда Рэй стала экстрасенсом, а у Синдзи активизировался спинной мозг, и теперь он мог спокойно объясниться с представителем любой страны и национальности. Рэй даже сильно подозревала, что он тоже как-то связался с Астралом, но уговорить его на обследование она смогла только через год, а это был именно тот злополучный сеанс, и Рэй так ничего и не узнала. Аска же и не хотела ничего узнавать: Синдзик - как она называла его наедине - устраивал её таким, каким был - неизлечимым романтиком, орущим с обрыва металл по утрам.
Было, правда, во всём этом одно недоразумение - Папа из Ватикана бурно возбухал против этого аморального и богопротивного беспредела и уже начал созывать всех правоверных на крестовый поход, но русские, получив энную сумму от Кенске, покопались в своих стратегических запасах и отправили в Ватикан пару вагонов с красной икрой - деликатесом невменяемой крутизны после Второго удара, и Святой Престол заткнулся. Видать, подавился своими пресвятыми слюнями.

Когда Аска выплыла из дебрей своих архивов, Мисато уже заканчивала:
- Это его слабое место. Он слишком сильно отождествляет бой и танец, и отступление от стандартной схемы боя должно смутить его. Так что в данном случае для нас верно "Удивить - значит победить". Действуйте смело и нестандартно, но - в пределах закона о цензуре, - Мисато показала пилотам кулак. - Чтоб я таких отвлекающих манёвров, как в прошлый раз, больше не видела. Никаких импровизированных постельных сцен на весь мир, ясно?
Пилоты дружно кивнули.
"А что, это было даже забавно", - мелькнуло в голове у Аски. Тогда вся команда Объединённой Европы буквально впала в ступор, когда Ева 01 и Ева 02 начали изображать сначала заигрывания, а потом и вовсе повалились на ближайший холм, и эфир - Аска специально включила мультиканал - наполнили такие ахи-вздохи, что покраснел даже главный экран в штаб-квартире НЕРВа. А в это время Рэй и Тодзи подкрались сзади к скромникам из Европы и наваляли им по первое число, после чего отправились растаскивать друзей - те завелись.
- Полдень, два часа до боя, - напомнила Мисато, - собирайтесь.
- А как же Тодзи и Рэй? - спросил Синдзи, на что Мисато ответила самодовольным взглядом, и он ответил сам себе про себя:
"Хотят жить - придут".
И был абсолютно прав.

Через полчаса в НЕРВе собрались все пилоты - все пять человек. Хикари взяли пилотом, после того, как поняли, что Тодзи надо как-то держать под контролем, когда он в Еве, а то он, следуя своей привычке доводить дела до конца, всё время норовил сделать из своего противника мясо на косточках. И два раза ему это даже удалось, после чего он отбирал у кого-нибудь огнемёт и усаживался делать шашлыки. Тогда над Токио-3 повисал густой аромат сгоревшего мяса - повар из Судзухары был никакой. Пилоты шашлыков, конечно, катапультировались и, со слезами на глазах, наблюдали за развлечениями этого каннибала.
Сегодняшний бой предстояло провести практически без оружия: единственным оружием Ев были они сами. Тодзи это вполне устраивало - его Ева была в 1.3 раза шире в плечах, чем все остальные, Рэй - королеву лечебного кикбоксинга - тоже. Синдзи с Аской было откровенно пофигу кого и как мочить - сказывался опыт и выучка ветеранов. Немного нервничала только Хикари - это был её четвёртый бой, - но они с Судзухарой уже очень хорошо взаимодействовали. В бою с китайцами - втором для Хикари, Судзухара просто сграбастал сразу двоих противников в свои объятья, и пока те тщетно пытались вырваться, Хикари мощными ударами по коленкам заставила ноги биотов противника сгибаться в противоположном от нормального направлении. Продолжать бой они уже не могли. А воодушевлённая Хикари, вспомнив чему её учили в балетном кружке, устроила показ своих возможностей как балерины, и два оставшихся к тому времени противника - Синдзи своего уже добивал - почувствовали, что искусство это всё-таки великая сила. Судзухара тогда аплодировал всеми - оторванными у ранее поверженных противников - четырьмя руками. Правда обиженная Аска - врага отобрали! - чуть было не накинулась на Хикари, но Синдзи смог удержать её, пообещав, что в следующем бою отдаст ей своего. Но следующий бой был тем самым боем с оригинальным отвлекающем манёвром, и Аска - после боя они с Синдзи всё-таки закончили начатое, - кажется, вообще забыла об этом.
Пилоты переодевались. Судзухара - вот уж кто действительно ничему не учится - пытался подглядывать за Рэй и получил удар в лоб от Аски и сильную затрещину от Хикари. Синдзи вкратце передал остальным полученную от Мисато информацию о противнике, и Хикари предложила это дело обмозговать, тем более что до выхода на разминку оставался целый час. Чтобы увеличить мозговой потенциал, они позвонили Акаги, а та пришла в сопровождении, конечно же, Майи и трёх вместительных бутылей сакэ. Через полчаса - и три бутыли, - Стратегия Обламывающей Инициативы была разработана, и небеса вздрогнули - предстояло форменное сумасшествие.

Ровно в 13:30 пять Ев были доставлены на поверхность и пилоты начали разминку прямо на виду у супротивной команды. В 13:45 последние зрители заняли свои места на отнесённых на километр трибунах и нацелили свои бинокли на место предстоящего спектакля. Телезрители упёрлись в плазменные панели. Всё было готово. Ровно в 14:00 взвыли сирены, и бой начался.
И тут случилось именно то, чего опасались те двое патрульных. Команда Токио-3, вместо того чтобы, по своему обыкновению, сомкнув ряды плечом к плечу, плотным клином и с бешеным боевым кличем-рёвом Ев врубиться в ряды противника, осталась на месте, разительно изменив диспозицию. Ева 01 и Ева 02 встали в первую позу нео-танго, Ева 00 задёргалась, судя по всему, под какое-то техно, Ева 04 - Хикари - свела перед собой округлённые руки и встала в третью позицию, а 03-я, сотрясая всю округу, пустилась в присядку - Тодзи тогда ещё был пилот без Евы, но нажрался он на банкете по-царски, по-королевски и даже по-императорски, побратался со всеми присутствующими русскими, и даже попросил их научить его национальному танцу. На трибунах послышался дружный стук отваливающихся челюстей, у экранов, мониторов и панелей раздались предсмертные хрипы подавившихся попкорном и дикое ржание сидящих рядом. Теперь, кроме небес, вздрогнул весь мир. Красно-жёлто-зелёные биоты ЮША, не зная, как реагировать, топтались на месте с видом полных олигофренов. А Евы - выдержав паузу - начали своё победное танцевальное шествие.
Первым дорвался до врага Тодзи. Противник замешкался, пытаясь выбрать уровень атаки и попасть в ритм постоянно прыгающей Евы, и был сбит очередным залихватским вывертом ноги. После чего Тодзи вскочил на поверженного врага и показал всем присутствующим партию солиста концерта "Властелин танца" - он сегодня был в настроении поработать ногами. Противник на глазах превращался в равномерную сусликовую массу, и вот Тодзи с победным воплем "КИЛ-БА-СА!!!" рухнул из последнего прыжка на колени, разведя руки в стороны. Гром аплодисментов был слышен даже с километрового расстояния.
Следующим, кто сегодня окропил землю красненьким, была бравая оторва Рэй. Её противник тоже попытался попасть в ритм движений Евы 00, но это было абсолютно бессмысленно - Рэй вставила диск - кстати, тоже подарок русских, - который являл собой результат совместного труда около двух десятков пьяных вникуда ди-джеев, и поэтому ритма там не было вообще, но Рэй откровенно упивалась этой какофонией и частенько использовала диск для лечения пациентов методом "клин клином вышибают". Короче, насладившийся овациями Тодзи, повернувшись, мог только посочувствовать несчастному - жертвы лечения Аянами вообще отличались завидной сплочённостью, которая стирала все национальные и социальные границы. Рэй начала обработку противника в бешеном темпе и гвоздила того из самых невероятных позиций, и всё же это был нормальный - для молодёжных дискотек - танец. По щекам сидевшего у экрана Айда текли слёзы умиления. Биот противника, наполучав по нервным центрам, перестал подчиняться пилоту, и тот был вынужден катапультироваться, как и его товарищ по команде двумя минутами ранее. А Рэй принялась за обмолотку зерновых.
И тут к месту разборки подлетела крутившаяся бешеным балетным вихрем Хикари. Упавший духом при виде уже двух сокрушенных товарищей противник успел таки поднять руки для защиты, и они были тут же снесены по локоть лёгким движением закованной в броню ножки. В следующие несколько секунд Хикари исполнила несколько балетных па и пируэтов, после каждого из которых биота противника относило метров на пятьдесят назад. Балетмейстеры всего мира сидели в полном восхищении, и материли на чём свет стоит кривые ноги современных балетных див. И вот наконец - уже находясь на вершине славы - Хикари исполнила шпагат в прыжке, погрузив стальной вытянутый носочек глубоко в череп вражеского биота. Пилот катапультировался, признав своё поражение.
Оставшиеся два противника целиком и полностью принадлежали Синдзи и Аске, которые неспешно приближались к обреченным, буквально слившись в танце. Однако противники взяли себя в руки, и пошли в атаку классическим способом - слегка пригнувшись и немного выставив вперёд руки.
- Большая ошибка, - прокомментировала Рэй, и в следующий момент Синдзи с Аской показали всем желающим научиться танцевать нео-танго, как это надо делать. Биоты противников били руками, пинали ногами, просто бросались на танцующий дует... Но все удары и пинки пропадали напрасно - они просто мазали, хотя Евы всего лишь делали маленький шажок или небольшой поворот, а броски... Если бросались на верхнем уровне, то Ева 02 поддерживаемая 01-ой внезапно изящно прогибалась назад - противник пролетал как фанера над Токио - и после секунды, необходимой для должного эффекта, снова оказывалась в крепких и надёжных объятьях партнёра. Если бросались в ноги, то Первый, немного отступив в сторону, вздымал Вторую на руках - биот противника играл в плуг - и, повернувшись на 180 градусов, пускал ту волчком на три-четыре оборота, первый из которых иногда проходил по голове погрузившегося в мать сыру землю противника. И всё это было прекрасным, неземной красоты, танцем.
Через некоторое время, продемонстрировав в совершенстве технику уклонения, Евы внезапно, что называется, сменили пластинку. Как спел один известный комик 20-го столетия:
- Я любил AC/DC, а ты - Коррозию металла.
После всего происшедшего дальше, многие художники по всему миру, не сговариваясь, нарисовали новую картину под старым названием - "Апофеоз войны". Это было настоящее побоище. Ева 01, потрясывая головой, сошлась с капитаном макаронников в обмене ударами и блоками - тот оказался достойным противником, а Аска, наконец, продемонстрировала, как выглядит тайский бокс в её исполнении. Впрочем одним этим стилем она не ограничилась. Кунг-фу, бокс, русбой, тэйквандо, айкидо... Всё слилось в стремлении доставить себе и зрителям незабываемое удовольствие. Аска самозабвенно крутила вертушки целыми сериями, разбавляла их плотным графиком ближнего боя, бросками, опрокидываниями, болевыми захватами и т.д. и т.п. Через две минуты грохота от ударов, у её противника были сломаны обе ноги, снесено полчерепа и неестественно вывернуты обе руки. Биот - доселе державшийся на сломанных ногах только благодаря своевременным ударам Аски - упал на колени, а Ева 02 встала в позу победителя и подняла правый кулак с отставленным большим пальцем - жест Императора в Колизее, которым решалась судьба побеждённого. Все три незанятые Евы дружно опустили пальцы к земле, и пилот противника катапультировался, а его биот получил смертельный удар сверху, окончательно расколовший череп и разворотивший все внутренности.
Все повернулись к последней паре: Синдзи танцевал с капитаном вражьей команды. Пока обмен ударами шёл на равных, и это стало надоедать Синдзи - противник оказался сдержанным, опытным и аккуратным, а вовсе не тем "горячим финским парнем", которого обещала Мисато.
- Второй-отдел-мать-их-так-налево-и-через-коромысло.
Противник начал теснить Синдзи - он пропустил удар в грудь, - и его терпение кончилось. Он пожал плечами: сначала хотел закончить дело мирным "Сдаюсь" капитана противника, но теперь этот молодец ему однозначно не нравился.
- А ведь у тебя был шанс умереть быстро, - передал он по каналу связи противнику и начал движение. Отбив в сторону удар левой рукой противника, он поймал и заломил правую, после чего нанёс несколько мощных ударов в живот с хоршего размаха и закончил ударом открытой ладонью в центр корпуса биота. Тот дёрнулся всем телом, но всё-таки сумел вырваться из захвата. Однако, Синдзи вовсе не намерен был давать противнику передышку. Он на бешеной скорости провёл комбу ногами по всем трём уровням атаки, заставив противника уйти в глухую оборону, изобразив обманным движением удар рукой, молниеносно сблизился, провёл серию мощных ударов в корпус и голову и под конец - резко ударил пяткой правой ноги в открывшийся живот противника - того согнуло в две погибели - и, опустившись на колено левой ноги, опустил руками голову согнувшегося противника на колено правой. После чего с полной силы и с размаха от земли нанёс сокрушительный апперкот. Биот подлетел на высоту своего роста и грохнулся оземь. Пилот противника был без сознания. Ева 01 поставила ногу на грудь поверженного биота и, подняв руки, сотрясла развороченные боем окрестности победным рёвом. Ей вторили остальные Евы.
Диктор произнёс:
- Чистая победа.
Евы встали в ряд, обнялись за плечи и, под врубленный милитаристом Кенске немецкий марш времён ВМВ, принялись отбивать шаг, направляясь к лифтам. На трибунах и перед экранами бесновался народ - особенно радовались поставившие на команду Токио, - а всё тот же милитарист, кстати, тоже не обделённый математическими способностями, уже потирал руки, подсчитывая прибыль от тотализатора. Над шагающими Евами, чествуя победителей, крутил круги орёл.

За прекрасно проведённый бой всем пилотам выдали премию в количестве пяти окладов, а Тодзи, впервые не нарушившему ни одного пункта устава, наконец-то дали повышение до прапорщика. На предстоявшую обмывочную попойку уже было запланировано потратить по две трети премии, да и Айда подкинул в общий котёл - он то вообще наварил миллионы. Майор Кацураги получила новый именной "Пустынный орёл", за успехи в поддержании боевого духа пилотов. НЕРВу, как формально госструктуре, было запрещено участвовать в тотализаторе, но поскольку им руководил Икари-старший - спец по сокрытию и искажению бухгалтерских отчётов, - то все работники НЕРВа, от самого Икари и до последней уборщицы, также получили внеочередную премию. Короче, все были счастливы.
Все, кроме двух полицейских, которым полицейское управление, узнав о том, что бешеные нервовцы будут отмечать повышение одного из пилотов, приказало срочно явиться в свой полицейский участок: предстояла операция по эвакуации и оцеплению целого квартала.

В своём 5-ом участке, узнав, повышение КОГО собралась отмечать вся компания, ВКЛЮЧАЯ майора Кацураги, патрульные, да и вообще весь личный состав, который предстояло задействовать в операции, с воплями:
- Смилуйся, царь-батюшка! Не губи несчастных, не делай детей малых сиротами-безотцовщиной! - повалились в ноги капитану - начальнику участка. Тот был не в лучшем настроении, потому что понимал, что посылает людей если не в реанимацию, то на длительный отдых в травму точно, но ему тоже было некуда деваться: полковник - его непосредственный начальник - в присутствии капитана при помощи ножа для писем так лихо располосовал ананас, что капитану очень живо представилась своя голова на месте экзотического плода в случае неподчинения приказу.
Вообще, было задумано перегородить все четыре улицы идущие от перекрестка, на котором предполагалось празднество, и для этого задействовался личный состав четырёх участков - управление решило не рисковать.
НО. Они не учли одной детали. ПРАПОРЩИКА Судзухары Тодзи.

К десяти часам вечера квартал был эвакуирован, улицы перекрыты, вне пределов досягаемости пистолета майора Кацураги болтался вертолёт с бесшумным двигателем: злить Мисато никто - и особенно пилоты - не хотел. Капитан 5-го участка, стоящий на броне БМП-шки опустил бинокль. Пока вроде всё было тихо, если не учитывать бешеного оралова, доносившегося из кафешки, которую оккупировали Тодзи сотоварищи. Капитан глянул на стройные, хоть и немного дрожащие ряды своих подчинённых и немного успокоился, но потом, вспомнив о новом пистолете Кацураги, подумал, что зря не запросил пару танков с ближайшей военной базы.
"Ладно. Нам бы их только удержать на время, а там глядишь и другие участки подоспеют", - пытался подбодрить себя капитан, но получалось плохо. - "Ага, подоспеть-то они, конечно, подоспеют, но только для того, чтобы возложить венки и разделить нашу печальную участь".
Капитан поморщился и зло плюнул на крышу БМП.
- Может, обойдётся? - слабым голосом взмемекнул стоявший рядом заместитель, но капитан не ответил - он молился.

Спустя четыре часа на улицу вывалились два тела. Полицейские мигом погасили все огни и затаились. Но выпавшие не предпринимали никаких агрессивных действий, да и вообще двигались не очень активно, и полицейские успокоились, но прожекторы включать не стали. Ещё через пол часа на улицу высыпала вся компания. Капитан, глядя в бинокль, шёпотом перечислял:
- Икари, Лэнгли, Кацураги, Айда, Акаги, её помощница, как её... Майя, Шигеру, Макото, так, Рэй... - ещё там было немало народу из НЕРВа, но капитана насторожило то, что не было видно Судзухары.
"Неужто заснул?" - с надеждой подумал он.
Меж тем вся честная компания направилась именно по той улице, на которой стоял заслон 5-го участка. Капитан вздрогнул, перекрестился, но делать было нечего, и он, дрожащей рукой схватив матюгальник, пролаял:
- Пожалуйста, оставайтесь на своих местах! Приказом мэра города вам запрещено покидать данную территорию до шести часов утра. Пожалуйста, остановитесь и проследуйте в место вашей предыдущей дислокации.
Все кроме Рицко встали, поражённые необычной смелостью и наглостью полицейских. А у Рицко были в ушах бируши - она не очень любила громкую музыку, - и поэтому она не придала значения этому мышиному писку. Грохнули два выстрела - под ноги Рицко шлёпнули две резиновые пули.
Майя разом вскинулась:
- Обижать Сэмпая?! - и достала кастет. Но прежде чем она успела пустить его в ход, и вообще, прежде чем кто-либо успел сделать что-либо, перекрёсток сотряс громоподобный рык Судзухары:
- Меня?! Будить?!
Он оказался одним из тех двух выпавших тел. Вторым была не очень одетая Хикари, сейчас спешно приводившая свою одежду в порядок. Судзухара вообще-то не спал - с Хикари-то рядом, - но это было не то обстоятельство, на котором в данный момент стоило заострять внимание. Луч прожектора выхватил из темноты красные глаза на гневном лице Судзухары - на лбу того красовались, прилеплённые скотчем, нашивки прапора.
"Это конец", - мелькнуло в голове у капитана, а Тодзи вырвал небольшой - 2,5 м - фонарный столб и с воплем:
- Вперёд, в рукопашную! - бросился на полицейских. Его друзья расступились, уважая право друга на сегодняшний праздник, и начали скандировать:
- Тодзи! Тодзи! Тодзи! Тодзи!
Со стороны строя полицейских, прикрываясь щитами, выдвинулось двадцать человек с помповыми ружьями. Но они тоже не учли, что сегодня Судзухара был уже прапорщиком, и, следовательно, он мог позволить себе намного больше, не нарушая "табели о рангах". То есть покалечить больше человек, чем майор Кацураги он считал абсолютно недопустимым, но сегодня был его праздник, и он решил оттянуться по-генеральски. От первого его удара стена щитов разлетелась, как и первые семь пострадавших. Ещё двумя ударами своей оглобли Тодзи окончательно расчистил себе дорогу и, оттолкнувшись столбом, перелетел через ряды полицейских.
"Не жди меня мама, хорошего сына", - думал капитан, заворожено глядя, на летящего на него радостного Судзухару.
А в это время вся группа поддержки повернулась к уже добравшимся до перекрёстка и поворачивающим на одну улицу полицейским из трёх остальных участков.
Майя достала второй кастет и встала рядом с Акаги.
Акаги отдала свой неизменный белый халат Рэй, и та, достав обшитые стальными пластинками перчатки, начала преображаться в ужжжасного доктора.
Сама Акаги достала из карманов парные телескопические дубинки с грузом на конце.
Подбежавшая Хикари быстро надела одолженные у Мисато берцы и встала в третью позицию.
Шигеру снял с плеча свою всегдашнюю гитару, и её грани блеснули сталью в неверном свете уличного освещения.
Мисато разрядила оба пистолета, перехватила их рукоятками вперёд и, пробормотав:
- Я верховный клирик Тетраграматона... - приняла стойку "Пьяный аист ловит укуренную жабу".
Аска подобрала подкатившиеся к ногам полицейские тонфы и начала разминку, крутя их так, как самим полицейским и не снилось.
Макото оторвал от телефонного автомата тяжёлый справочник - страшное оружие в его привыкших к бумажной работе руках - и, повязав на лоб повязку с надписью "Банзай за Мисато", встал рядом с майором.
Синдзи, последовав примеру боевого товарища, вырвал из асфальта перила и несколькими ударами отломил от них две трубы размером "в самый раз".
Остальные нервовцы, которых уже достало это двоевластие Икари-Мэр - они были нормальными военными и были за того, кто платит, - просто похватали подходивший для предстоящего веселья мусор, типа демократизаторов, да перехватили в три глотка осушённые бутылки из-под шампанского.
Да тут ещё вдруг откуда-то сверху спрыгнуло что-то чёрное, со схваченными в хвост волосами.
- Кадзи! - разом улыбнулись Акаги и Мисато. А тот погладил окладистую бороду и со словами:
- Было задание в российской глубинке, - снял рясу. Под рясой была тельняшка, армейские штаны и берцы, а в руках Кадзи держал пудовый православный крест.
- Ну что, дети мои и не мои, приступим?
Мисато сказала:
- Аминь, ***, - и Синдзи, запев:
- Броня крепка и трубы наши тяжелы!!! - первым врезался в ряды супротивных.

А сзади стоял довольный Тодзи, уже разобравшийся со своей частью веселья, и, опершись на столб, улыбался. Он был счастлив: у него наконец-то хватило смелости намекнуть Хикари о своих чувствах - что та восприняла с ответным энтузиазмом, - и его друзья были рады - им тоже перепало веселья на его празднике.
А что ещё нужно человеку, кроме счастливых глаз любимой и кучи надёжных друзей?..

КОНЕЦ.


чтоб не много не перепечатывать остальные части
прямые сцылки
* censored by moderator *

исправлюсь, небуду выклажывать ссылки.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
BlackMagic
сообщение 28.4.2009, 13:15
Сообщение #8


Активный участник
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 516
Регистрация: 1.2.2008
Из: битый мозговыми штурмами...
Пользователь №: 7 344



Вот такой жестокий фанфик я сегодня нашёл и прочитал. Честно говоря был слегка в шоке.

Название: Prodigy Violinist
Автор: Trixer
Фэндом: Neon Genesis Evangelion
Персонажи: Gendo I., Kaoru N., Rei A., Shinji I.
Жанр: Драма, Трагедия
Рейтинг: R
От автора: Импульсивным личностям посвящается.
Статус: закончен

Prodigy Violinist
"Сегодня Гендо решил лично проведать Аянами. Несчастная девочка целыми днями не вылезала из своей обшарпанной комнатушки на окраинах города. «И чем она там только занимается?» - Подумал он и деликатно постучался в дверь её квартиры.

Спустя пару минут Икари постучал ещё раз, но ему по-прежнему никто не отвечал. В конце-концов Гендо прислонил ухо к двери и замер, пытаясь уловить малейший шорох по ту сторону.

В итоге минуты ожидания не прошли даром - в квартире заиграла тихая, едва слышимая, но постепенно набиравшая силы скрипка. В глубокой юности Гендо и сам занимался музыкой, поэтому он сразу же узнал эту печальную мелодию. Не смея шелохнуться, он заворожено стоял на месте, наслаждаясь этой, разящей в самое сердце музыкой и лишь когда мелодия стихла, он позволил себе вздохнуть.

-Входите... - ответили ему с той стороны деревянной перегородки.

Повинуясь голосу, пропитанному тоской и печалью, он, восхищенно бормоча себе что-то под нос, зашел в квартиру. Дверь была не заперта, какая ирония!

-Рей... Твоя игра великолепна... - прошептал Икари-старший девочке-альбиносу, сидевшей на стуле посреди пустой и мрачной комнаты.

-Спасибо... - Аянами отложила инструмент и обеспокоенно посмотрела на Гендо.

-Тебя что-то тревожит?

На пару мгновений Рей задумалась, формулируя свой вопрос.

-Сегодня я играла хорошо. Вчера я играла точно также. Но сегодня получилось лучше - Она взяла небольшую паузу - Я не знаю, как это объяснить.

Гендо улыбнулся девочке и сел на стул напротив нее.

-Рей, любая творческая деятельность напрямую зависит от твоего настроения. Важно самому проникнуться музыкой, которую ты собираешься играть, прежде чем дарить эмоции другим людям.

Аянами задумалась. Спустя пару секунд она утвердительно кивнула.

***

После уроков Рей, как обычно, пошла в музыкальный класс. В отличие от её «пещеры» там была, какая-никакая акустика.

-Икари-кун? - она немного приподняла бровь, что означало для нее высшую степень изумления.

-Аянами? - Синдзи удивился немногим меньше - Ты тоже увлекаешься музыкой? - Он кивнул на небольшой футляр в её руках.

-Дда... - Её нежно-белые щечки слегка зарумянились, как будто бы её уличили в чем-то очень постыдном.

-Здорово! - Синдзи аккуратно поставил свою виолончель в угол - Знаешь, одному здесь как-то скучно играть... - Его голос постепенно затухал, похоже, он стеснялся красивой девочки.

Аянами по-прежнему стояла в дверях, не решаясь переступить порог класса. Застенчивый Икари так обрадовался её приходу... Да и сама девочка была рада, что их увлечения так забавно совпали. И почему ей стало хорошо от одной мысли об этом? Она не смогла ответить на этот вопрос.

-Когда я играю одна, музыка получается такой печальной...

Синдзи набрал в грудь побольше воздуха и выпалил:

-Может быть, сыграем что-нибудь вместе?

Тихо журчали цикады за окном. Глаза девочки были опущены, и она, молча, изучала блики закатного солнца на своих ботинках, как будто бы увидела в них что-то интересное.

-Хорошо, давай попробуем... - наконец, прошептала она, пытаясь скрыть выступивший на щеках румянец.

***

Выходные Аянами проводила в парках, скверах, и прочих местах единения человека и природы. Она наслаждалась пением птиц, слушала шепот деревьев и шебуршание осенней листвы, тем самым давая своим ушам отдохнуть от раздражающих искусственных шумов, порождаемых человеком.

Но сегодня все шло наперекосяк. Птицы почему-то не пели, а грохот машин заглушал кряканье уток в пруду. Все казалось ей каким-то неправильным. Куда бы она ни пошла - везде чувствовалось лишь отторжение и одиночество - проклятый шум, противоестественный для живой природы звука преследовал её повсюду.

В голове противной дрелью сверлил грохот цивилизации. Он пугал девочку, выводили её из себя, заставлял дергаться и подпрыгивать на скамейке из-за своего невежества и полного отсутствия гармонии.

В порыве отчаянья она побежала к морю. К единственному месту, которое человек ещё не успел заглушить своим грохотом. Там не было ни вопящих строителей, ни чадящих заводов, ни сливающегося в единый визг вопля сигналок автомобилей - словом, всего того, к чему мы с вами так привыкли и на что давно уже не обращаем внимания.

Стоило её ногам ступить на мягкий песок, как все беды отступили. Она сбавила шаг, и с замирающим сердцем подошла к самому краю водной глади. Всем спектром чувств, подаренных нам природой, она пыталась уловить это прекрасное, воздушное и легкое ощущение спокойствия и умиротворенности.

-Первое дитя, верно? - По береговой линии, навстречу Рейб медленно шагал подросток с волосами пепельно-серого цвета. На руках он держал маленького котенка.

-Да... - тихо прошептала Аянами, не отрывая взгляда от водной глади. Солоноватый морской бриз приятно теребил волосы, а волны мягко разбивались о камни, постепенно снимая накопившиеся за время пребывания в городской суете напряжение. Где-то на краю горизонта летали чайки, а солнышко медленно погружалось в воду, неторопливо покидая свой небесный пост.

-Знаешь, а мне ведь жалко убивать этого котенка... - Неожиданно сказал мальчик, рассматривая маленький и теплый комочек жизни, тихо посапывающий у него на руках.

-Почему? - удивленно спросила она.

Он только улыбнулся:

-Ты и впрямь такая же, как и я, Аянами Рей - Он взял небольшую паузу, давая морской волне удариться о прибрежные камни:

- Хорошо, я отвечу тебе. Этого котенка ждала бы страшная и мучительная смерть. Я мог бы убить его сейчас и тем самым, избавить его от дальнейших страданий. Но я не стану этого делать, потому что...

Она внимательно его слушала.

-... я хочу отдать его тебе, Рей.

***

Рей встала с кровати, подошла к окну и подняла шторы. Не помогло. Тогда Рей резко распахнула окна, и в комнату ударил свежий ночной воздух, приятно охладивший лицо девочки. Это немного успокоило её, но через залитую лунным светом лужайку до уха Рей долетел чей-то заливистый смех. Похоже, сегодня её сверстники намеревались гулять до утра. Самым противным было то, что смех был правильный. Он был веселым, радостным и очень искреннем. Эти ребята получали удовольствие от того, что они делают. Аянами раздраженно закрыла окно.

Лунный свет падал на её бледную кожу, придавая ей светло-серебристый оттенок. В её красных глазах отражалось небесное светило, под которым так любят гулять влюбленные парочки. Истина медленно подползала к ней, постепенно обрамляясь и принимая понятную человеческому разуму форму, её душа потихоньку начинала улавливать эту ускользающую правду, а сама Аянами буквально сияла от осознания приходящей к ней истины, но тут проклятая луна спряталась за тучи, забрав с собой это удивительное чувство гармонии и легкости.

Нежное личико девочки скорчилось в ужасной гримасе.

***

Аянами сидела в музыкальном классе и в гордом одиночестве играла очень тихую и тоскливую мелодию, наполненную скорбью и печалью. Нежное пение скрипки успокаивало её нервы, а любой, кому выпадало счастье пройти мимо музыкального класса, останавливался, проникаясь атмосферой вселенского спокойствия и безмятежности.

Но мелодия скрипки менялась. Проходит мгновение, и Рей уже водит смычок совсем по-другому. Плавно соприкасаясь скрипкой, он, как опытный ловелас потихоньку доводил её экстаза, заставляя натянутые струны томно постанывать в тишине.

Рей продолжала играть, чувствуя, как одиночество её сердца плавно перетекает в мелодичные звуки скрипки. Душа девочки кипела, кричала, рыдала от боли и горечи, а в уголках её кроваво-красных глаз стояли слезы, в любой момент готовые хлынуть оттуда быстрым ручейком. Но Аянами лишь крепче обхватывала скрипку, а смычок с новыми силами, раз за разом шел в атаку на струны, заставляя их петь в болезненной агонии. Наконец, она опустила смычок и тыльной стороной ладони смахнула навернувшиеся на глаза слезы. Оглушающая тишина пустого класса была для нее больше наградой, нежели чем рев аплодисментов многотысячной толпы, ничего не понимавшей в настоящей музыке души и сердца.

***

-Аянами, почему ты отказалась играть вместе с Икари? Ведь у вас так здорово получалось... - Внезапно ворвавшаяся в класс учительница пения разом нарушила всю музыкальную идиллию комнаты. Рей немного раздраженно опустила смычок и, не глядя на женщину, ответила:

-Моя музыка теряет свой смысл, когда ей мешают раскрыться.

Учительница нахмурилась:

-Рей, у тебя есть талант, но, тем не менее, я никак не могу позволить тебе выступать одной. Это было бы несправедливо по отношению к другим начинающим музыкантам.

-Я играю для себя. - Отрезала девочка.

-Но без признания других твоя игра не... - хотела было возразить учительница, однако Аянами оборвала её на полуслове:

-В этом нет необходимости, Миямура-сенсей. Я репетирую, пожалуйста, не мешайте мне.

Расстроенный преподаватель вышел из кабинета. Всю жизнь она стремилась к славе, возможно именно поэтому ей всегда попадались одаренные ученики. Возможно именно поэтому, она и стала учителем, эгоистично желая нажиться на чужом таланте, не имея собственного.

Дождавшись, когда раздражающий звон громко цокающих каблуков стихнет, девочка вновь взяла в руки смычок и затянула вязкую, но очень трогательную мелодию, отголоски которой до позднего вечера бродили по пустынным школьным коридорам.

***

Рей заболела простудой и не пришла в школу. Синдзи решил проведать приболевшую одноклассницу. Вернее, Рицуко попросила его занести первому дитя новый пропуск в NERV. Но даже депрессивному подростку хватит мозгов, чтобы понять, чего на самом деле добивалась старая блондинка. Интересно, это было задание «сверху», или же Рицуко сама решила проявить инициативу? А может быть, ей просто захотелось помочь двум заблудшим сердцам найти друг друга? Нет, последнее маловероятно.

Волнуясь, как институтка перед своим первым экзаменом, Синдзи постучал в квартиру Аянами. Дверь была не заперта. Слегка подтолкнув её, он рискнул сделать маленький шажок в это мрачную и холодную обитель, где жизнь как будто бы замерла в ожидании, а любой звук беспощадно поглощался молчаливыми стенами. Мальчик не мог поверить, что Рей живет в таком ужасном, и чего уж греха таить, жутком месте, откуда хочется убежать и никогда не возвращаться.

Пересилив свой страх (это просто темная комната, чего здесь бояться?), он тихо позвал Аянами. Его голос был мгновенно задушен беспощадными к пришельцам стенами. Само пространство комнаты как будто ополчилось против него, единственного чужеродного объекта в этом неуютном помещении. «Неудивительно, что Рей такая молчаливая...» - подумал Синдзи, сделав ещё несколько шагов в давящую со всех сторон темноту. На мгновение, ему показалось, что он видит два ярко-красных, светящихся в темноте глаза, но это мгновение было настолько мимолетным, что он не стал ему доверять, списав все на чудеса оптики.

Глаза медленно привыкали к темноте, и в призрачном сумраке Синдзи увидел лежащую на полу скрипку. Одной струны не хватало. Оставшиеся три были испачканы кровью.

-Аянами... - тихо прошептал Синдзи, хватаясь руками за голову.

Как выяснилось, схватился он за нее несколько преждевременно. Глухой удар чего-то очень тяжелого мгновенно отправил его в страну разноцветных шариков.

***

Очень медленно Синдзи начал приходить в себя, постепенно оправляясь от бесчестного удара со спины. Для начала он слегка приоткрыл глаза, дабы увидеть качающийся во все стороны мир, размазанный по его зрачкам, как масло по бутерброду. Он застонал, ибо вместе со зрением к нему вернулась и страшная головная боль.

Неожиданно что-то очень тонкое удавом сдавило ему горло, резко оборвало его стоны, вернее превратило их в сдавленные хрипы. В лице безумного, но потихоньку угасающего звона к нему вернулся слух.

-Знаешь, а мне ведь жалко убивать тебя, Икари-кун.. - прошептала Аянами голосом, полном пугающей печали и отрешенности. Она немного ослабила хватку удавки, давая Синдзи высказаться.

-Агрх... кхеч... Аянами... что... ты... хррр... несешь... кхх... - прохрипел Синдзи, чувствуя как его тело начинает неестественно подергиваться.

И хотя мальчик не видел её лица, он был готов поклясться, что сейчас Аянами печально улыбнулась.

-Музыка - это сложный процесс выражения внутреннего мира, воплощенный в звуковых образах. Для чистоты и правдивости музыки, необходимо, чтобы она шла отсюда, из души - Аянами дотронулась до сердца ладонью, на пару секунд ослабив хватку.

-Ргкхм... Аяна... ми... я непо... нииии... маа... кгрх... ю...- просопел Синдзи, жадно глотая воздух.

Рей только вздохнула:

-Синдзи, тебе тяжело будет понять. В тебе нет той экспрессивности, которая заставляет людей плакать во время концерта. Да, ты играешь музыку. Но ты делаешь это без души. Поэтому она больше похожа на набор звуков.

Зрачки Синдзи, в свою очередь, стали похожи на два огромных блюдца. Всем своим видом он говорил Рей: «Нет-нет! Прости меня! Я стану играть лучше! Только ради бога, не убивай меня!»

-Ты неправильно меня понял. Выслушай, пожалуйста, до конца.

Да-да, конечно. Когда ты лежишь на полу, а шею твою скручивает удавка - расслабиться и слушать легче всего на свете.

Тем временем, Аянами продолжила:

-Природа обременила меня возможностью испытывать чувства. Да, временами я улавливала, то, что помогало мне играть лучше, но этого было недостаточно. Мне нужно было вдохновение. Настоящие вдохновение, для того чтоб творить музыку, заставляющую сердца взрываться мощным букетом эмоций.

Я думала, что найду свое вдохновение в природе. Я слушала пение птиц, шепот деревьев, подобные биению сердца удары морских волн, но... Это было подражание. Нельзя превзойти природу, точно также как нельзя сделать копию, которая будет лучше оригинала. Мне нужны были мои, мои собственные эмоции.

Её монолог о вдохновении и эмоциях, лишенный каких-либо намеков на экспрессивность звучал поистине жутко.

-Тогда я завела себе котенка. Я пыталась любить его, и первое время у меня даже получалось. Он стал моим источником вдохновения.

Но потом, оказалось, что с котенком надо иногда гулять. Что его иногда нужно кормить. Это сильно усложняло поиск вдохновения. Слишком много времени уходило на котенка, и слишком мало оставалось на музыку. И тогда я пошла другим путем.

Кухонным ножом я отрезала котенку заднюю лапу. Ножик был тупой, поэтому лапа резалась медленно. Наблюдая за его агонией, я испытывала похожие эмоции, но они были слишком блеклые. Я могла бы скопировать его боль и мучения, однако это снова было бы лишь жалкое подражание. Тогда я вытащила из скрипки струну и придушила ей котенка. Пропитавшись его кровью, его болью, его страданиями струна стала издавать поистине божественные звуки, кроме того, мне стало невероятно жаль несчастного котенка, что, безусловно, не могло не отразиться на моей игре.

Однако, со временем горечь утраты притупилась. Мне снова нужно было найти источник вдохновения. Тогда, после уроков я придушила второй струной Миямуру-семпай. Я почувствовала внутреннее удовлетворение, видя как струна до крови разрывает ей горло. Но удовлетворение не могло быть источником вдохновения также долго, как это делала печаль. Мне пришлось порезать себе вены, дабы самой почувствовать настоящую, физическую боль.

Три струны моей скрипки испачканы кровью, агонией и страданиями. Но вдохновение посещает меня все реже и реже...

Тем не менее, я знаю что делать. Я люблю тебя, Икари-кун. И если я придушу тебя этой последней, четвертой струной, уверенна - твой сдавленный хрип надолго осядет в моей памяти, регулярно давая мне стимул для печали.

Для истинного вдохновения."


Хотелось бы услышать, что думайте по поводу этого?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
кавай
сообщение 11.5.2009, 20:26
Сообщение #9


Участник
**

Группа: Форумчане
Сообщений: 25
Регистрация: 11.10.2008
Из: Страый Оскол
Пользователь №: 234 372



Авторы: неприкаянный (Александр Старцев), кавай (Аристарх Спиридонов)
Бета: Обходимся пока MS Word
Название: Потерянный рай. ( рабочее название)
Жанр: мистика, приключение, фэнтези, юмор, романтика
Персонажи: все основные персонажи манги/аниме + новые
Пейринги: пока не известен
Рейтинг: PG-13( для начала, а там может бить перейдет и в PG-21)
Размещение: да где хотите только с нашего разрешения и скидывания ссылки в личку
Предупреждения: AU, POV, не оригинальный сюжет
От автора: Это наш первый фанф так что ждем критики. Примем все тапки которые вы кинете в нас. Начало будет нудное но зато дальше будет понятно и интересно. Приятного прочтения.
Дисклеймер: Садамото Ёсиюки
Статус: в процессе написания


Глава 1 Неожиданное событие
-Здорово выступили на Аниме-Фесте , а Кавай?
-Я думаю не плохо, а ты как считаеш?- ответил вопросом на вопрос я.
-Здорово что получили приз за выступление- поправив лямку чехла гитары сказал мне Шиза.
-Ага, сыграли мы просто отменно, все таки занкоку на русском под гитару это не попса какая нибудь.
-Ну что домой в Старый Оскол поехали или по Воронежу погуляем?
- Давай сходим в замок, тут есть не далеко. Говорят там очень красиво.- высказал я своё мнение.
-А когда его построили?
- Точно не знаю, но вроде как в 17 веку. Там ещё захоронения есть. Так же ходят слухи о призраках.
-17 век?! Тогда в основу замуровывали живых людей. Что бы дольше стояло здание. Точно пошли!!!- после этой фразы мы двинулись по направлению к замку.
- Ну что как тебе замок? Красиво не правда ли? Даже ощущение какой то мистики присутствует. -сказал я рассматривая замок снаружи.
- Где здесь вход? И кстати не забудь сказать при входе мы с миром.- с умным видом сказал Шиза.
- Я без понятия , пошли поищем.- минут пять мы искали вход в замок.
- Ну наконец то мы его нашли. Я уже подумал что его замуровали.- сказал Кавай.
- Фразу помнишь. Пшли.- с улыбкой проговорил Шиза.
Войдя в здание мы в один голос проговорили - Мы с миром.
- Мне кажется или тут прохладней чем на улице – сказал Кавай.
Посмотря на Шизу я удивился, он выглядел очень задумчиво и немного напряженно , что на него не похоже.
- Что случилось?- спросил кавай.
- Просто тут какая то нагнетающая атмосфера, такое ощущении что нам тут не рады.
- Да ничего, пошли поднимемся на верхние этажи.- беззаботно произнес я поправляя лямку рюкзака.
-Хорошо, но мне это не нравиться.
- Что не нравиться?- спросил я Шизу.
- Тишина, она как будто давит на меня.
Пройдясь по лестнице на второй этаж мы принялись осматривать комнаты.
- Шиза давай заглянем и в подвал? – с страшной рожей сказал я поднеся фонарик к лицу.
- Окей, только дай мне фонарик.- Ответил Шиза.
- Держи.- порывшись в рюкзаке достал второй фонарик.
Спустившись по лестнице на первый этаж Шиза обернулся к зеркалу и нервно дернулся.
- Что то случилось – обернувшись к нему спросил Кавай.
-Да нет, просто показалось.- сказал Шиза с таким голосом и выражением лица как будто он хотел оказаться как можно дальше отсюда.
- Ну ладно, пошли дальше.
Спустившись в подвал мы начали бродить по катакомбам заходя всё дальше и дальше.
- Шиза что там за странное свечение?- показал я на угол в дальней комнате.
- Не знаю, пошли посмотрим. – сказал Шиза с огнем азарта в глазах.
В той комнате на стенах висело очень много зеркал, часть из них было закрыто черной тканью.
- Ух ты сколько зеркал!! – воскликнул Кавай снимая ткани с запылившихся за время зеркал.
Шиза подошел к большому зеркалу не накрытому тканью и позеленевшему от времени. И стал рассматривать орнамент на зеркале. В то время я ходил по комнате и снимал всё на камеру. Я увидел как Шиза стоит рядом с тем же зеркалом и тянется дрожащей рукой к нему произнося непонятные мне слова. Я подошел к Шизе спросил его – Что с тобой?- при этом тряся его за плечо. Он не двигался, как будто находясь в трансе, он продолжал двигать рукой по зеркалу продолжая произносить слова. Заглянув в его глаза я ничего не увидел. Лишь одну пустоту.
- Шиза алё просыпайся – с тревогой сказал я. Потянув его за рукав куртки. Он попятился и запнулся за свою ногу чуть не упав.
- Ты что совсем умом тронулся меня толкать, у меня же ноут в рюкзаке и гитара за плечём.
- да ты блин находился в трансе, я до тебя докричаться не мог. Что ты там такое разглядел при этом произнося какие то слова на непонятном языке.
- Да тут на раме древне- славянские руны и еще символы из Месопотамии и арийской цивилизации. И само зеркало, оно позеленело, значит основа зеркала серебро.
- Ну и. причем тут это? – сказал я разглядывая зеркало с обратной стороны.
Развернувшись я удивился, в комнате стоял зеленый туман. Из-за зеркал было такое ощущение что этот туман выходил прямо из них.
- Шиза что это. – спросил я толкнув в плече друга.
Он обернувшись несколько секунд разглядывал комнату.
- Нужно быстро отсюда уходить – сказал он мне с таким выражением лица что мне стало не по себе.
Он схватил меня за руку и буквально потащил меня к выходу. Выйдя из комнаты мы увидели что туман стоял и в катакомбах тоже. Из-за него практически ничего не было видно.
- Плохо. – сказал Шиза и все также не отпуская меня потащил меня дальше переходя на бег. Сквозь туман мы пробирались минут 10.
- Шиза чего ты мня уже вот 10 минут куда то тащишь?? Я требую объяснений! – остановившись, сказал я.
Обернувшись, он посмотрел на меня серьезно и сел по-турецки на пол.
-Уже не тащу, и увы тащить не буду - сказал Шиза.
- Ты не заметил что мы уже ни разу не наткнулись не на какое препятствие??? Или то что вокруг один туман. Я не понимаю что в этом тумане? Шиза что это за туман?
- Зелёный туман это портал во времени и параллельными мирами. Никто не знает почему он возникает, когда и где. А те свидетели что видели его или были в нем рассказывали невероятные истории и предъявляли неопровержимые доказательства. Ты сказал что я что то говорил когда рассматривал раму?
- Да, ты говорил слова на непонятном языке, что это было?
- Я не помню что я что то говорил , я помню что ты снимал комнату на камеру, потом меня толкнул, ну а дальше ты знаешь. На раме были древние символы и руны. Зеркало намного древнее чем сама рама. Она сделана на основе из серебра а в раму её вставили ужу на много позже. Сначала были Мессопотамские и арийские символы и немного их текста. Потом были вырезаны древне – славянские руны и символы.
- Что это за руны были? – спросил я.
- Я точно не разобрал но там что то было сказано про открытие и путь. И символы Макошь и нескольких древне – славянских богов. Макошь это Богиня судьбы. К сожалению я не знаю где мы сейчас находимся, но мы уже не в катакомбах. Мы можем прыгнуть во времени или попасть в другое измерение. Я искал места с зелёным туманом. Но в нашем городе я его не нашёл. Если бы тебя не было здесь, я бы знал что там было написано и знал бы куда попаду, я бы не стал убегать. Но уж поздно мы в тумане и куда мы попадем я не знаю.
- Ну и что мы будем делать?
-Без понятия. Но если умирать так с музыкой. – сказал Шиза доставая гитару.
- Ну что тогда давай нашу любимую. – сказал я так же доставая гитару.
- Конечно Кипелов – Потерянный рай будет как раз в тему.
- Ну поехали.
- От края до края
Небо в огне сгорает,
И в нем исчезают
Все надежды и мечты.

Но ты засыпаешь,
И ангел к тебе слетает,
Смахнет твои слезы,
Чтоб во сне смеялась ты!

3асыпай,
У меня на руках засыпай,
Засыпай
Под пенье дождя...

Далеко,
там, где неба кончается край,
Ты найдешь
Потерянный рай.

Во сне хитрый демон
Может пройти сквозь стены,
Дыханье у спящих
Он умеет похищать.

Бояться не надо,
Душа моя будет рядом.
Твои сновиденья
До рассвета охранять.

Подставлю ладони -
Их болью своей наполни,
Наполни печалью,
Страхом гулкой пустоты,

И ты не узнаешь,
Как небо в огне сгорает,
Как жизнь разбивает
И надежды и мечты.


Глава 2 Другой мир.
Пока мы сидели и пели песню, я думал что было написано на раме. Я пытался вспомнить что я произносил, но при каждой попытке начинала болеть голова. Ясно было что древне – славянские руны были на подобии инструкции к применению. Там было обращение к богине Макошь. И я не знал что теперь будет. Самое странное что при наблюдении за зеркалом я думал совершенно о другом. О аниме Евангелион. Если мои предположения верны то сейчас мы находимся в междумирье. Нужно узнать о чём думал в это время Кавай.
- Кавай когда мы были в комнате с зеркалами, ты о чем думал?
- Да ни о чем. Я был можно сказать в прострации от вида всех этих зеркал.
- А о чем ты сейчас думаешь?
- Думаю о Rebuild Евы. Мне интересно что там с Мари произойдёт. – с задумчивым лицом произнес Кавай.
В тот момент когда разговаривали произошел взрыв, Взрывной волной туман развеяло и нам предстала такая картина. Пустынная улица, парень у таксофона, военные самолеты непонятной конструкции.
- Ну и где мы оказались? – спросил у Кавая я.
- Тебе не кажется все это знакомым, особенно тот парень у таксофона?
Произошел взрыв и рядом с парнем начало обрушиваться здание. Мы подбежали к нему и не говоря ни слова стали его вытаскивать из опасной зоны. Тут визгнув шинами перед нами остановилась машина.
- Все быстро залезайте в машину. – высунувшись из окна сказала девушка в красном пиджаке и тёмно - фиолетовыми Волосами.
- Это не может быть, это же, Ми-Ми-Мисато. Шиза меня глючит или это правда, Мисато? – Сказал Кавай тащя парня за локоть к машине.
Я обернулся и с совершенно серьезным лицом сказал. – Да, я знаю.
Запихнув парня на переднее сидение мы с Каваем сели на задние. Машина резко стартанула и поехала в неизвестном направлении.
- Кто вы такие???? – спросила нас Мисато.
- Мы туристы из России, приехали посмотреть на Токио-3. – сказал я.
- Ага нас очень радушно тут встретили. – с сарказмом сказал Кавай.
Я откинулся на сидении и Кавай тихо у меня спросил. – Почему мы можем разговаривать и понимать Японский язык?
- Тише, я позже все тебе объясню.- сказал я шепотом.
- Изините а у вас есть зажигалка? И кстати как вас зовут?- спросил кавай.
- Меня зовут меня Катсураги Мисато. Можете обращаться просто Мисато.
- Хорошо Мисато-сан. Меня зовут Спиридонов Аристарх, а его Старцев Александр. И кстати как там на счет зажигалки, а то я жуть как хочу курить, а свою потерял.
- Они разлетаются, Они что собираются сбросить H2 бомбу.- при этих словах мисато хватает парня и накрывает собой..
Прозвучал взрыв, а за ним пошла взрывная волна которая несколько раз перевернула автомобиль.
- Блин весь скелет болит, хорошо хоть гитара и ноут в машине остались. – сказал я поднимаясь с земли.
- Не о том ты сейчас волнуешься, лучше помоги мне перевернуть машину.- пробурчал Кавай в мой адрес.
Подойдя к машине мы вместе стали её переворачивать. Перевернув мы увидели что Мисато и парень, как позже оказалось это был Синдзи, находились без сознания. Перетащив их на заднее сидение Кавай сел за руль а я рядом с ним.
- А ты хоть умеешь водить? – скептически посмотрев на друга спросил я.
- А ты как думаешь? – ответил Кавай с маньяческим выражением лица прикуривая сигарету и заводя двигатель.
Резко тронувшись с места , мы поехали как можно дальше от взрыва, то есть в центр города.
- Эмммм… Кавай ты хоть знаешь куда нам ехать?
- Конечно. В НЕРВ.
- А ты знаешь как туда проехать?
- Нет. Буди Мисато.
Повернувшись к задним сидениям я начал расталкивать Мисато.- Мисато-сан, Мисато-сан очнитесь.
- Ноль реакции. – констатировал факт Кавай.
-РОТА ПОДЬЕЕЕЕМ!!!! Враг наступает!!- выкрикнул я.
Мисато зашевелилась и с потупленным взглядом спросила- Куда едем?
Кавай обернулся и спросил – А куда вы собственно направлялись???
- В центральны штаб НЕРВ.- ответила Мисато.
- Покажите дорогу, а то я не знаю.- попросил Мисато, Кавай.
Приехавши на место , мы выбрались из машины, достали из нее свои вещи и пошли за Мисато и Синдзи бродить по коридорам NERV.
-Мисато, мы случаем не заблудились?- Спросил Кавай.
- Да нет мы не заблудились. – сказала Мисато подходя к двери лифта.
- Мисато ты опять заблудилась. – сказала женщина в белом халате с волосами цвета пшеницы выходя из лифта.
- Нет, просто я ищу тебя, вот третье дитя. – сказала Мисато показывая на Синдзи.
- А это кто такие? – спросила женщина указывая на нас.
- Я Старцев Александр. – ответил я.
- А я Спиридонов Аристарх, мы туристы из России.- сказал Кавай.
- Мисато, а что они здесь делают?- спросила женщина.
- Рицко они помогли нам.- прерывая мня сказала Мисато.
- Мисато-сан, А зачем я понадобился отцу? – спросил Синдзи впервые с нашей встречи.
- Сейчас ты это спросишь у него сам. – ответила Рицко открывая дверь своей ид-кратой и проходя в большой ангар.
Перед нами находилось лицо гигантского робота.
-Ух ты, что это такое?- спросил я.
- Наивысшее достижение человечества, первая искусственная форма жизни. ЕВАНГЕЛИОН.- сказала доктор Акаги.
- Это работа отца?- спросил Синдзи.
- Верно. – ответил мужско голос.
- Давно не виделись.- донесся из динамиков голос.
- Отец…- посмотрев наверх Синдзи увидел человека за стеклом.
-Начинаем- проговорил приказным тоном командующий.
- Как это начинаем? Ведь 00 находится в криостазисе. – сказала Мисато удивленным голосом. Посмотрев на 01 она воскликнула. – Неужели. Вы хотите активировать первого.
- У нас нет другого выбора.- серьезно ответила Рицко.
- Секундочку! Мы ведь не можем посадить туда Рей? – спросила капитан Кастураги.- У нас нет пилота.
-Он только что прибыл. – сказала доктор Акаги.
- Вы серьезно?- спросила Мисато
- Икари Синдзи-кун, ты будешь пилотировать первого.- сказала Акаги.
- Но это не возможно рей понадобилось 7 месяцев что бы синхронизироваться с Евой.- воскликнула Мисато.
- Ты хочешь что бы она пилотировала Еву?- сказала доктор Акаги показывая на медиков выкатывающих девушку на тележке.
Прозвучал взрыв и с потолка начали падать балки.
- Нет!!-воскликнул син закрывая голову руками. Рука Евангелиона дернулась и нависла над Синдзи закрывая его от падающих балок. Тут я бегом направился к синеволосой девушке которая упала с медицинской тележки.
- Как ты? – заботливо беря на реки девушку спросил я.
Рей воскликнула от боли. Я одной рукой поставил тележку на колесики другой придерживал Рей. К ней подбежали медики и увезли её.
- Не убегать, Не убегать, Не убегать, Не убегать… - шептал Синдзи всё та же держал руки над головой. - Я согласен пилотировать Еву.- сказал Синдзи.
- Шиза его что заело с этим не убегать??? – спросил меня кавай.
- Ты что не помнишь аниме??? – подошел я к нему и шепотом ответил на его вопрос.
- А точно!! – в это время Синдзи залез в капсулу и Еву стали готовить к запуску.
(Наверно вы все помните что было в оригинале так сто мы это писать не будем. Кавай и Шиза наши псевдонимы в аниме клубе Старого Оскола. Прим. Авт.)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
BlackMagic
сообщение 11.5.2009, 20:43
Сообщение #10


Активный участник
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 516
Регистрация: 1.2.2008
Из: битый мозговыми штурмами...
Пользователь №: 7 344



....пока ничего определённого сказать не могу, ну в общем ребята, работайте. Посмотрим, что у вас получится. Желаю успехов!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
BlackMagic
сообщение 18.7.2009, 22:22
Сообщение #11


Активный участник
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 516
Регистрация: 1.2.2008
Из: битый мозговыми штурмами...
Пользователь №: 7 344



Название: Телефонный Звонок
Автор: Mindless Baka
Оригинал: Phone Calls
Перевод: Шайдар Харан
Основные персонажи: Икари Синдзи
Жанр: черный юмор
Статус: Закончен

Этот фанфик посвящен борьбе Синдзи с самим собой, со своей неуверенностью и комплексами. Психологичное начало и неожиданный конец.

Телефонный Звонок.


Над Токио-3 стояло жаркое, душное утро. Ароматы весны не могли никого оставить равнодушным, никто не мог удержаться от улыбки. Никто, кроме Икари Синдзи.

"Черт возьми," - мрачно размышлял Синдзи, - "Она ни за что не согласится."

Но, в силу странных и загадочных причин, он решил хотя бы попытаться. Возможно, боги смилостивились и вложили в нашего беспозвоночного героя немного силы воли.

Раздался гудок, телефонная линия ожила. Синдзи уставился на столь редко используемый им мобильник. Зачарованный звуком, он практически забыл о цели звонка: он собирался пригласить кое-кого на чашку чая.

"Будет ли это свиданием? Или обычной встречей одноклассников, или даже сослуживцев? Можем ли мы считаться друзьями?"

И, как и большую часть остальных своих предположений, Синдзи постепенно, но уверенно, оставил эту мысль. Он хотел позвонить, на самом деле хотел. Но не мог. "Вдруг она откажется? Вдруг она занята? Или, как много раз показывали в мыльных операх, только что намочила волосы?" Возможность неудачи была гигантской, просто подавляющей.

Итак, "надо попытаться" превратилось в "может быть", "может быть, потом", "может быть, не стоит", и окончательно остановилось на "да ну, забудем об этом".

О да, вот она - безоблачная жизнь пилота огромного боевого биоробота.

Красный сигнал светофора натолкнул Синдзи на мысль. "Возможно," - пронеслось в его голове, - "Возможно, если я умру, она придет на мои похороны." Пилот улыбнулся широкой, искренней улыбкой маньяка. Весенний воздух все-таки подействовал на него, Икари Синдзи улыбался. "Да, если я умру, Мисато точно позвонит ей и пригласит на.."

Окровавленный кусок мяса быстро приковал в себе внимание прохожих. Синдзи и грузовой фургон явно были в различных весовых категориях. Забавно, фургон являлся как раз собственностью кладбища Токио-3.



КОНЕЦ

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Red12.7
сообщение 18.7.2009, 22:28
Сообщение #12


▀▀▀▀▀▀▀▀▀
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 1 875
Регистрация: 11.10.2008
Пользователь №: 234 323



BlackMagic, фанф маленький, но прикольный. Характер Синдзи именно такой :) В конце стало смешно XD
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
BlackMagic
сообщение 18.7.2009, 22:42
Сообщение #13


Активный участник
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 516
Регистрация: 1.2.2008
Из: битый мозговыми штурмами...
Пользователь №: 7 344



Да, согласен.
А вот то, что нашёл несколько дней назад.

Summary:

Синдзи идёт на свидание

Название:
Никому не Нужен
Автор: Айсис
Основные персонажи: Икари Синдзи
Жанр: Трагедия.
Статус: Завершен.

Никому не Нужен


Синдзи зашёл в класс раньше всех. Ему не привыкать. Сегодня особый случай. Аянами просила зайти его после уроков. Он был счастлив. Недолго. В ещё пустой класс влетел "Рыжий демон", как выражался Айда.
- Идиот! Ты почему ушёл, и не приготовил для меня завтрак?!
- Извини..Я
- Надоел со своими извинениями! Чуть что: "Извини", НАДОЕЛО!!! У вас что, это семейное. Хотя вряд ли, Командующий ещё никогда не извинялся, по крайне мере я не видела, наверно дурная наследственность от матери.
И сказав это, быстро положила сумку на свой стул и вышла. Вовремя. Её скорость не позволили ей увидеть вылезшую наружу злобу. Это была бы картинка.
"Успокойся, успокойся, всё нормально, думай о хорошем, о встрече с Аянами."
Вскоре собрались остальные, и Синди даже не заметил, как закончились уроки. Он все уроки не мог отвести глаз от Аянами. Даже пропустил ланч. И вот уже та самая заветная дверь. Он стоит перед дверью с номером 402, где живёт его "предмет воздыхания". Синдзи постучал, и дверь открылась практически сразу. Аянами предстала в красивом тёмно-синем платье.
- А.ая..
- Ну что, ты готов? - спросила она, с небольшим, но смущением.
- К.К чему?
- Пройтись. У меня есть билеты на зарубежный фильм "Алые паруса", романтическая сказка, если ты не против.
- Нет! Конечно нет. Но где ты их достала, это очень старый фильм. Кажется снят в Советском союзе, если правильно помню.
- Да, Икари-кун, ты не ошибся. Идём?
- Конечно!
Через час они сидели в кино и смотрели старую романтическую сказку. Смотрели молча, и не отрываясь. После кино они пошли в парк, и тихо прогуливались по дорожкам под кронами деревьев.
- Тебе понравилось, Икари-кун?
- Очень, а что ты скажешь?
-мне тоже понравилось. Икари-кун, может, пойдём ещё куда нибудь? Как насчёт пойти в какой-нибудь ресторан?
Синдзи залился краской и принялся усиленно чесать затылок.
- Аянами. У меня... у меня не денег.
- Это не важно. Идём.
Они зашли в ближайший ресторан, где просидели до вечера. Подкрепились, а дальше просто болтали. Через полтора часа он стояли у дверей квартиры Аянами.
- Спасибо тебе, Аянами, за чудный день.
- Я рада, что тебе понравилось, Икари-кун, может зайдешь?
- Аянами, уже поздно может...
Но её умоляющий взгляд заставил его оборвать фразу. Они зашли. Та же тусклая комната. Аянами прошла внутрь и села на кровать.
- Икари-кун, ты не мог бы посидеть со мной?
Эта фраза вызвала у Синдзи предпосылки к мигрени.
"Не убегать, не убегать, не убегать!"
Заминаясь, он сел на край кровати. Аянами тут же обняла его.
- Икари-кун, я хочу что бы ты всё сделал сам.
Синдзи понял: Через минуту и реанимация не поможет.
- Аянами, почему ты это делаешь?
- я хочу чтобы ты лучше управлял Евой и был...
Фраза была оборвана резким рывком Синдзи. Он не помнил, как очутился дома.
- Синдзи! Вот и ты! Что, упустил шанс с Аянами? - хихикала Мисато с банкой пива в руке.
Напротив Мисато сидела Рицко, а перед ней куча бумаг. Она тоже нервно хихикнула, и сразу закашлялась, чтобы не рассмеяться.
На глазах Синдзи выступили слёзы и он пулей вылетел из кухни по направлении к своей комнате. Мисато и Рицко переглянулись, и не смогли сдержать улыбку. Они не видели слёз Синдзи, и ничего не поняли (в действительности, они выпили уже 3 банки пива, это минимум). Тут из прихожей раздался звук открывающейся двери.
- Заходи Хикари, Пойдём сразу в комнату, а то они не дадут позаниматься.
Хикари просила Аску помочь ей по математике. Но компания встреченных по дороге Тодзи и Кенске, идущих проведать Мисато, не предвещала спокойствия.
- Мисато-сан! Как вы поживаете? - почти в один голос сказали "Влюбивчивая парочка"
- Всё пучком! - отозвалась Мисато, присосавшись к очередной банке пива.
Аска с Хикари уже собрались уйти в комнату, но её остановила Хикари.
- Слышишь?
- Что слышать?
- Кто-то плачет.
- А это Синдзи, он только что...- Мисато хотела продолжить, но моментально протрезвев, помчалась в комнату Сина.
**************************************************
*******************************************
"Я никому не нужен" - думал про себя Синдзи - "Им нужен пилот Евы! Я ИМ НЕ НУЖЕН! НИКОМУ НЕ НУЖЕН!!! Аска, Рицко, Отец, Тодзи, Айда, даже Аянами." Мысль об Аянами заставило его заплакать ещё сильней.
В комнату вбежала Мисато, за ней показались остальные.
- Синдзи-кун, что случилось?
Мисато положила руку на плечё Синдзи, но тот резко оттолкнул её, и перемахнул в тёмный угол комнаты. Мисато, мягко говоря, была в стопоре. Синдзи её чуть ли не ударил.
- BAKA!! Ты что творишь? Немедленно вылазь и..
Синдзи вылез. Даже вылетел. Прямо на таран в направлении Аски. Впечатав её в стену, он начал трясти её что есть силы.
- ТЫ, МЕЛКАЯ СТЕРВА!! ТЫ НЕ МОЖЕШЬ НАДО МНОЙ НЕ ПОИЗДЕВАТЬСЯ И НЕ УНИЗИТЬ. ДУМАЕШЬ, МИР КРУТИТСЯ ВОКРУГ ТЕБЯ?
- Отпусти меня придурок!
Сильный удар, предназначенный в виде пощёчины, отправил её на пол.
- Синдзи! Ты что творишь! - вмешалась Мисато, но сама была оттолкнута.
- НЕ ЖЕЛАЮ НИЧЕГО СЛЫШАТ, ОСОБЕННО ОТ ВАС! ВЫ - АЛКОГОЛИЧКА, КОТОРАЯ НЕ МОЖЕТ НАЙТИ СЕБЕ МУЖЧИНУ! я ДАЖЕ ЗНАЮ ПОЧЕМУ: НИКОМУ НЕ НУЖНА АЛКОГОЛИЧКА, ЛЕНТЯЙКА И НЕРЯХА!
Мисато впала в столетний осадок. Такого ей никто ещё не говорил. Рицко вовремя увела её - лишняя истерика ей была не нужна. Бросив на Синдзи злобный и одновременно сочувствующий взгляд. Остальные начали пятиться назад во избегания попадания под ОЧЕНЬ горячую руку.
- Икари-кун - сказала только что подошедшая Аянами.
- Аянами.... Уйди, пожалуйста.
- Икари-кун, Я хотела сказать...
-НЕ НАДО МНЕ ОПРАВДАНИЙ, Я ТЕБЕ НЕ НУЖЕН, ТЕБЕ НУЖЕН ПИЛОТ ЕВЫ. ЧЕМ ТОГДА ТЫ ЛУЧШЕ МОЕГО ОТЦА? СКАЖИ, ЭТО ОН ТЕБЯ ЗАСТАВИЛ ПРИГЛАСИТЬ МЕНЯ?
И не дождавшись ответа, выбежал из квартиры. Он нёсся по лестнице, как не нормальный. Вот осталось 2 этажа, 1 этаж. Но шнурок...
**************************************************
*********************************************
"Икари Синдзи. Дата смерти: 16 октября 2016 года. Причина смерти: Перелом шеи в результате падения с лестницы." - прочёл Икари Гендо на следующее утро.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Red12.7
сообщение 18.7.2009, 22:52
Сообщение #14


▀▀▀▀▀▀▀▀▀
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 1 875
Регистрация: 11.10.2008
Пользователь №: 234 323



Жесть!!! Я не читаю фанфы, т.к. не любитель. Но этот очень понравился. Я даже в осадок выпал от такой концовки...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
BlackMagic
сообщение 18.7.2009, 22:55
Сообщение #15


Активный участник
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 516
Регистрация: 1.2.2008
Из: битый мозговыми штурмами...
Пользователь №: 7 344



Хе) Ты пост номер 8 почитай, там вообще жесть же)
upd:
уверен там концовочку запомнишь на долго) У меня лично отходняк шёл двое суток.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Red12.7
сообщение 18.7.2009, 23:46
Сообщение #16


▀▀▀▀▀▀▀▀▀
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 1 875
Регистрация: 11.10.2008
Пользователь №: 234 323



Цитата(BlackMagic @ 28.4.2009, 14:15) *
Вот такой жестокий фанфик я сегодня нашёл и прочитал. Честно говоря был слегка в шоке.

Название: Prodigy Violinist

Хотелось бы услышать, что думайте по поводу этого?


Да, жестокий фанф, ничего не скажешь. Меня Рей тоже слегка шокировала... Такой жесткий психодел получился. Но мне очень понравилось, читал с интересом.
Кое что даже рассмешило:
Цитата(Trixer)
...старая блондинка.

Смело Рицуко в старушки записали 70bff581.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
BlackMagic
сообщение 4.9.2009, 15:08
Сообщение #17


Активный участник
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 516
Регистрация: 1.2.2008
Из: битый мозговыми штурмами...
Пользователь №: 7 344



Угу. Вот сегодня хочу представить вниманию форумчан данную вещь:


Автор: Random1377
Disclaimer: права на Неон Генезис Евангелион принадлежат исключительно Студии Гайнакс и т.д.
Перевод: NotAnoterEvaFan
Персонажи: Misato K., Shinji I.
Жанр: Ангст, Драма, Романтика
Рейтинг: R.
Саммари: Нет повести печальнее на свете, чем эта о Мисато и ее Синдзи...
Предупреждения: Содержит откровенные язык и сексуальные сцены. Пожалуйста, не читайте, если это может оскорбить вас. Спасибо.
Статус: не завершен

The Lifespan of a Love Affair

Неделя 1 – Что-то начиная

Синдзи Икари зевнул, закрывая за собой дверь в Любимое Место, и направился на кухню. Поскольку была суббота, и у него не было запланированных тестов в Нерве, после школы он пошел прямо домой и с радостью завалился в кровать. После происшествия с Джет-Алоном сон стал для него чем-то ценным. Между школой, тестами и беспокойством об ответственности за других – совершенно новой для него концепцией – он мог найти время предположить, что его ночной сон составляет около шести часов. Он однажды читал, что в его возрасте надо спать девять с половиной часов, но не видел возможности это устроить.

Ему только оставалось поблагодарить свою счастливую звезду за то, что вздремнуть можно было в субботу.

На кухне он снова зевнул. "Привет, Мисато", – сказал он, прикрывая рот правой рукой.

Мисато Кацураги, опекун и непосредственный контролер Синдзи, помахала ему левой. Правой помахать было сложно, решил Синдзи, потому что она была занята допиваемой банкой пива. "Привет, Синдзи, – ответила женщина, наконец допив. – Спалось хорошо?"

Синзи пожал плечами. "Да, – рассеянно сказал он, – не против бы еще пару часов, но чего-то не спалось".

– Ненавижу такое, – тихо сказала Мисато, – устанешь, делать нечего, хочешь спать… и не можешь…

Парень кивнул, прислонившись спиной к одной из стоек. "Да ладно, – сказал он, – постираю, или еще чего-нибудь, потом поужинаю пораньше, так что… да-а…

– Да… – эхом отозвалась Мисато, лениво водя пальцем по пролитому пиву.

Синдзи молча смотрел, как женщина поглощает жидкость, и немного нахмурился, когда ее вид начал его беспокоить. На его взгляд, если честно, Мисато выглядела ужасно. Ее лицо казалось изможденным и угрюмым; это шокировало его, и он перестал об этом думать. Насколько он помнил, она всегда улыбалась, дразнила или была решительной. Он не помнил, чтобы она была печальной. Еще его беспокоило то, что ее волосы были растрепаны. Раньше длинные лавандовые волосы Капитана всегда были гладкими и струящимися. А сейчас, похоже, они были тусклыми и безжизненными.

В общем, решил он… Мисато выглядела чертовски плохо.

– Ты сделал домашнее задание? – внезапно спросила Мисато.

"Не могу осуждать его за то, что он так смотрит, – устало подумала она, пока парень подтверждал, что все сделано, – наверное, я дерьмово выгляжу".

Снова опустилась тишина, пока женщина открывала еще одну банку пива.

– Синдзи, – наконец прошептала она, сделав глоток из банки, поставив ее на стол и откинувшись в кресле, – ты знаешь, что я была на свидании, да?

Синдзи кивнул. "Да, – тихо сказал он, – ты мне не говорила, но я вроде как догадался, почему ты так оделась".

"Наверное, я была не слишком ловкой, – подумала Мисато, кивнув и глотнув еще, – не то, чтобы я скрывала эти вещи именно от Синдзи, но… – она нахмурилась, когда мысль оборвалась. – Если это не секрет, – с беспокойством подумала она, – то почему бы просто не рассказать ему?"

– Весело было? – спросил Синдзи.

Мисато закрыла глаза, сдерживаясь, чтобы не ответить: "Да, примерно двадцать минут".

– Бывало и лучше, Синдзи, – прошептала она, прикладываясь к банке и со стуком ставя ее на стол. – Давай не будем об этом.

– Ммм… ладно… извини.

Мисато потрясла головой. "Ты не виноват, – вздохнула она. – Я просто…" Она откинулась в кресле, положив руки за голову, и посмотрела на парня. – Если честно, у меня было не так много свиданий… и у меня проблемы с тем, чтобы понять, что парни хотят от меня."

– О, – кивнул Синдзи. – Понимаю.

– То есть, на самом деле, – продолжила женщина. – Я не понимаю. Я пытаюсь быть веселой, пытаюсь быть… – она секунду поколебалась, но заставила себя продолжить, – сексуальной, и как только мне начинает казаться, что я поняла, что хочет парень, – она отвела взгляд, ее голос упал до шепота, – и я даю ему это… все рушится.

Чувствуя растерянность и странное смущение, Синдзи кивнул.

– Я такая страшная, что они не хотят со мной оставаться? – прошептала Мисато, вертя банку и глядя в пустоту. – Или они просто думают, что меня легко уложить – такая девушка, с которой приятно трахаться, но не стоит оставлять до утра?

Синдзи с открытым ртом смотрел на нее, думая, понимает ли она сама, что говорит. "Я, ммм… не…. не знаю", – наконец выдал он.

– А как ты, Синдзи? – мягко спросила Мисато, добавляя еще одну банку к пустым двум и кладя сверху салфетку, после чего откинулась в кресле и скрестила руки на груди. – Чего хочешь ты?

– От… от тебя? – неуверенно спросил Синдзи. – Ты имеешь в виду… хочу ли я БЫТЬ с тобой???

В первый раз с момента их знакомства, Мисато покраснела. "Это НЕ СОВСЕМ то, что я имела в виду", – смущенно сказала она, рассеянно потирая руки.

– Я не понимаю…

Мисато наклонилась вперед и положила локти на стол, уперев подбородок в ладони. "Наверное, я спрашиваю, хотел бы ты кого-нибудь ВРОДЕ меня, – пробормотала она. – Извини, я не должна грузить тебя своими проблемами, я просто… я просто чувствую, знаешь, что меня никто не хочет. Последние… – она глубоко вздохнула, ее голос упал до едва различимого шепота. – последние трое парней, с которыми я спала, послали меня – один из них практически сразу же, как только вытащил."

Синдзи побледнел.

Мисато подняла взгляд, заметила его выражение и рассмеялась. "Я тебе не завидую, – тихо сказала она, – ты живешь со мной, ты видишь меня такой, какой никто не видит. Ты слушаешь грязные слова, прибираешь этот бардак, вынужден слушать все это про мою жалкую половую жизнь". Она закрыла глаза, медленно опуская голову на стол, ее голос надломился. "Как ты это выносишь, Синдзи? – неуверенно спросила она. – Ты единственный, кто терпит все это мое дерьмо… как ты выносишь это? Ты же знаешь, что можешь уйти в любое время… почему же ты до сих пор остаешься со мной?"

"Конечно, – устало подумала она, поднимая голову и подкладывая под нее руки, – ты не можешь ответить, да? Убегать можно не только физически, верно? Да… ты можешь убежать, просто не отвечая, так ведь, Синдзи?"

Она нахмурилась, когда почувствовала легкое, неуверенное прикосновение к своей голове. Открыв глаза, она подняла взгляд… и обнаружила Синдзи, нежно поглаживающего ее волосы; его взгляд был направлен в угол комнаты, на лице застыло выражение крайнего ужаса. Мисато почувствовала, как ее глаза увлажняются, пока парень изо всех сил пытался утешить ее, казалось, напуганный настолько, что даже не мог на нее смотреть

Она медленно выпрямилась, ободряюще улыбнувшись, когда Синдзи быстро убрал руку и отступил на шаг. "Хочешь… поужинать?" – мягко спросила она, положив руку на плечо парня.

Когда он моргнул, смутившись от неожиданной смены темы, Мисато пришла в беспокойство. "Прекрати! – пульсировала мысль. – Не смотри на него так – он не для тебя!"

Синдзи, похоже, думал о том же самом, потому что он побледнел еще сильнее. Но, несмотря на это, он слабо улыбнулся.

– Я… я бы хотел…

"О-о, и что сейчас? – подумала Мисато, ее улыбка погасла. – Он думает, что ты приглашаешь его на свидание! И он этим заинтересован! Что теперь, гений?"

Парень медленно прошел мимо нее, опустив глаза.

– Подожди…

Синдзи инстинктивно вздрогнул. "Д-да?" – ответил он, с уверенностью ожидая, что она заберет свое предложение назад.

Мисато с минуту молчала, отчаянно пытаясь привести в порядок свои растревоженные чувства. "Оденься покрасивее, – прошептала она, наконец подавив свой внутренний спор. – Я хочу взять тебя в одно особенное место."

– Да, мэм.



**



Тьма заполняла квартиру, покрывая все тенями цвета сепии и охры. В пространстве витало ощущение беспокойства, как будто воздух искрился ожиданием и предчувствием. Казалось, все ждет – ждет, когда два человека вернутся и откроют, что будущее принесет перемены… а может, вернутся к обычной рутине, изо дня в день, как на протяжении последних трех месяцев.

В десять семнадцать тишина была нарушена звуком ключа, поворачивающегося в замочной скважине, и спокойствие было нарушено странно неуверенным голосом.

– Мы дома, – мягко позвала Мисато, распахивая дверь, – Пен-Пен?

– Он, наверное, спит, – тихо заметил Синдзи. – Уже немного поздновато.

– Ну, – пожала плечами женщина, входя в квартиру, – он из рода ночных сов. – Она ухмыльнулась, снимая туфли с высоким каблуком. – Или ночных пингвинов, наверное.

Синдзи негромко хохотнул, сбрасывая туфли и следуя за ней на кухню.

– Хочешь пить? – спросила она, открывая холодильник и вытаскивая две банки сока.

– Конечно.

Мисато протянула ему одну и облокотилась на стойку, оценивая его. Улыбнулась. "Где ты взял эту рубашку? – мягко спросила она, с треском открыв напиток. – Великолепно на тебе смотрится."

Синдзи какое-то время рассматривал свою банку, переступая с ноги на ногу и стараясь не разглядывать темно-синее, как полночь, платье женщины, хотя и не слишком короткое, но хорошо обрисовывающее формы. "Не так давно в школе были танцы… меня туда отец позвал, – неохотно сказал он, поправляя воротник. – Я купил ее для этого."

Мисато кивнула, ставя напиток. "А ты пошел туда, Синдзи? – тепло спросила она и успокаивающее улыбнулась, когда он покачал головой. – Ну-у, – медленно проговорила она, – ты хорошо в ней смотришься, и я должна тебе сказать… сегодня я по-настоящему хорошо провела с тобой время."

– Правда? – спросил Синдзи прежде чем успел остановить себя.

– Угу, – подтвердила Мисато. – У меня давно не было такого спокойного ужина с парнем. Это было здорово.

– О, – неопределенно ответил Синдзи.

– Это как-то странно, – задумчиво сказала Мисато, – обычно я не настолько… не знаю, вежливая на свиданиях. – Она пожала плечами. – Или мне нравится парень, и я даю ему это понять, или не нравится… и я даю ему это понять. – Она улыбнулась, когда он переступил с ноги на ногу. – Но с тобой я такого не чувствую, Синдзи, – мягко прошептала она, – как будто это уже десятое свидание – я могу быть собой и не беспокоиться о том, чтобы соблазнять кого-то.

Синдзи кивнул, мягко вздохнув, когда пришел к выводу. "Соблазнять меня, – подумал он, снова кивая, – она не хочет соблазнять меня, она была собой… значит, она не хочет чего-то большего, чем…"

– Синдзи?

Синдзи моргнул и взглянул в глубокие карие глаза Мисато. "Хмм?"

– Тебе было весело сегодня? – тихо спросила она.

Маленькая, почти виноватая улыбка изогнула уголок рта парня. "Да, – прошептал он, – это было замечательно, Мисато." Его улыбка сменилась неуверенным выражением, когда она подошла к нему и положила руку на плечо.

– Хочешь повторить это когда-нибудь? – прошептала Мисато, касаясь его щеки. Она встретила его взгляд, прогоняющий все сомнения. – Хочешь ходить на свидания со мной, Синдзи? Похоже… видишь, как складывается?

Синдзи глотнул. "А это… нормально?" – смог сказать он.

Мисато шагнула ближе к нему, качая головой. "Нет, – спокойно сказала она, – не совсем. Я тебя вдвое старше… это будет против всех директив Нерва, и, наверное, желания твоего отца… и мы абсолютно, категорично НЕ должны говорить НИКОМУ об этом…" Она наклонилась. "Так… ты хочешь?"

Кивнув даже раньше, чем он успел подумать, парень, заикаясь, проговорил: "Почему ты… хочешь этого?"

Вздохнув, Мисато потрясла головой. "Я не могу сказать тебе прямо сейчас, – сказала она задумчиво, – думаю, ты не поймешь…."

Синдзи обнаружил, что ему нечего ответить на это. "Ты бросишь меня, когда тебе надоест?" – подумал он с внезапной, резкой горечью.

– Итак, – радостно сказала Мисато, привлекая его внимание, – раз это было свидание – наше первое свидание… Я думаю… ты заслужил поцелуй на ночь. – Когда глаза Синдзи вылезли из орбит, она добавила: "Закрой глаза".

Зажмурившись, Синдзи изо всех сил старался успокоиться.

– Готов?

Он выразительно кивнул, руки сжались в кулаки.

Мисато ухмыльнулась, наклонилась и прижалась губами к его щеке. "Спасибо за чудесный вечер, Синдзи, – прошептала она, целуя его снова. – Приятных снов."

Щеки Синдзи пылали, когда он открыл глаза. С выражением крайнего удивления он прикоснулся к месту, куда она его поцеловала, провожая ее взглядом, пока она шла в свою комнату. "С-спокойной ночи…" – ответил он.

Так кончилось первое свидание Синдзи Икари и Мисато Кацураги.





Продолжение следует…



Примечания автора: Какие цели у Мисато? Как отразится на новых отношениях прибытие Второго Дитя? С теми обстоятельствами, в которых живут Синдзи и Мисато, когда у них будет время для второго свидания? Со всеми теми обстоятельствами, будет ли вообще у них второе свидание…? Ответы на некоторые из этих вопросов найдутся в следующей главе – Делая Предположения.

Я не стал отдавать эту главу на вычитку, чтобы иметь полностью "чистый" релиз.

Прим. перев.: немного заметно. В паре мест пришлось исправлять повторы в местоимениях. В "Тач'е" такого не было ).

Неделя 2 - Делая предположения




Синдзи посмотрел в окно вертолета на пенистое море под ними, тревожно нахмурившись.

- А… сколько мы еще будем лететь туда? - спросил он, отворачиваясь и с напряжением глотая.

"Туда" - это на авианосец "Over the Rainbow”, где Синдзи и Мисато должны были встретить Второе Дитя, Аску Лэнгли Сорью.

- Не будь таким нытиком, - заворчал Тодзи Судзухара, друг Синдзи. - Клянусь, не успели мы взлететь, ты начал стонать, как сука! Верно, Кен?

Кенске Айда, еще один друг Синдзи, продолжал смотреть в окно, процентов девяносто его внимания занимала съемка другого вертолета. "Да-а, - пробормотал он, - сука…"

Тодзи вздохнул. "Эй, Кенске, - тихо сказал он, качая головой. - Я слышал, ты гей… это правда?"

Синдзи не смог удержаться от улыбки, когда тот пробормотал: "Да-а… гей…"

Он вытянул шею, пытаясь увидеть Мисато, поскольку ее кресло было прямо за ним, и он не мог смотреть на нее. Синдзи вздохнул, закрывая глаза, чтобы не видеть бескрайнее водное пространство под ними, и его мысли вернулись к их свиданию.

Странно, но на следующее утро Мисато, казалось, вообще не помнила об этом. Или, вернее, она не вспомнила о нем ни за завтраком, ни когда Синдзи вернулся домой и начал делать домашнее задание, ни когда он вышел в гостиную пожелать ей спокойной ночи. Фактически, Синдзи был уверен, что все это ему не приснилось, только потому, что Мисато сделала в его сторону этот жест.

- Что? - спросил он.

- Дай мне руку, - ответила Мисато.

Синдзи сделал, как было сказано, чувствуя приятную дрожь, пробежавшую по спине, когда Мисато взяла его за руку… и просто держала ее какое-то время, рассеянно поглаживая кончиками пальцев, пока писала рапорты. Затем отпустила.

- Это все, что мне было нужно, - тихо сказала она, улыбнувшись, и откинулась на спинку кресла. - Спокойной ночи.

И, собственно, по теме больше ничего сказано не было. Синдзи не хотел спрашивать, будут ли еще свидания, а Мисато, похоже, не собиралась делиться этой информацией, так что они просто… жили. Общались по-прежнему, в основном, но Синдзи начал замечать небольшие изменения в ее поведении, касающиеся (что довольно странно) ее выбора одежды. После их свидания, как он заметил, растянутые футболки и обтягивающие шорты, которые она обычно носила, исчезли, и на их место пришла пара фиолетовых атласных пижам. Он был уже готов спросить ее, почему она так изменилась, но обнаружил, что просто не может.

Также во время стирки он заметил, что Мисато купила пару очень больших полотенец - настолько больших, что в них можно было завернуть их обоих… но она опять ничего об этом не сказала.

- Мы уже почти прилетели, - раздался голос Мисато по внутренней связи, отвлекая его от размышлений.

Синдзи открыл глаза, почти сразу же закрыв их снова, когда вертушка наклонилась вперед.

"Эй."

Он моргнул, пытаясь развернуть свое сиденье, когда услышал шепот Мисато за спиной.

"Нет, - быстро сказала она, - не оборачивайся… продолжай смотреть вперед."

Синдзи сделал, как ему сказали, его глаза расширились, когда он почувствовал прикосновение мягкой, гладкой руки.

"Поговорим, когда приземлимся?" - прошептала Мисато.

Синдзи кивнул, затем, вспомнив, что она его не видит, ответил: "Да… а о чем?"

Ее голос стал радостным и дразнящим, ответ рассеял его беспокойство насчет того, что это может быть неприятный вариант "нам надо поговорить".

"Об еще одной субботней ночи… у меня выходные в этот уикенд…"

Синдзи улыбнулся, когда она сжала его руку.

- Ты чего такой счастливый? - мрачно спросил Тодзи, с трудом сдерживаясь, чтобы не пнуть своего друга-ботана.

Чувствуя, как рука Мисато покидает его, Синдзи пожал плечами. "Прилетели".

Через сорок минут его улыбка пропала надолго.

**

- Так ты Третий.

Синдзи кивнул, не обратив внимания на то, что рыжая в третий РАЗ спрашивает его об этом.

- Твой вид не слишком меня впечатляет, - заметила Аска, оглядывая коридор, чтобы определить свое местонахождение.

- О, - отозвался Синдзи.

- Пошли, - пробормотала девушка, ведя его к другой двери.

Синдзи позволил тащить себя, борясь с головокружением. Он все еще был ошеломлен комментариями опекуна Аски, Редзи Кадзи, и чувствовал, что Мисато его как-то предала. Это было иррационально, он знал это. В конце концов, она была человеком - и они начали "встречаться" уже после того, как она рассказала ему о своей унылой сексуальной жизни, но Кадзи… наводил на Синдзи страх. Он был симпатичный, очаровательный, забавный… и он уже был с Мисато.

Он надеялся, что Кадзи шутил, когда так небрежно спросил, до сих пор ли Мисато такая дикая в постели. Одного взгляда на Капитана, потупившую взгляд, с румянцем на щеках, впрочем, хватило, чтобы понять, что это совсем не тот случай. Он вздохнул, когда Аска распахнула последнюю дверь, и решил, что у него нет шансов против такого парня, как Кадзи.

Никаких.

- Вот он! - воскликнула Аска.

Синдзи моргнул и поднял взгляд, пока рыжая стягивала брезент с чего-то огромного, распростертого. "Я не знал, что он красный", - неловко прокомментировал он, не зная, что еще сказать

- Это не единственное усовершенствование, - важно сказала Аска. - Мой Модуль-02 - первая Ева, разработанная специально для боя. - Она ухмыльнулась, отбрасывая волосы на правое плечо. - Модуль-01 устарел, если даже такой нетренированный пилот, как ты, смог с ним синхронизироваться. Неудивительно, что он стал берсерком… Модуль-02 гораздо более стабилен.

Аска дошла до кульминации своего рассказа об остальных выдающихся качествах своего замечательного мехи, когда корабль вздрогнул с тупым грохотом.

- Это похоже на взрыв, - выдохнул Синдзи.

Два подростка кивнули друг другу, затем бросились к лестнице, в рекордное время выбравшись на палубу. "Это ангел?" - выдохнула Аска. Хитрая улыбка медленно появилась на ее лице, когда оглянулась на открытую дверь, ведущую к Модулю-02. "Это мой шанс", - прошептала она.

Синдзи вскрикнул, когда рыжая схватила его за руку и потащила за собой. "Куда мы идем?" - запоздало начал возражать он.

- Ты что, дурак? - огрызнулась девушка. - Мы идем сражаться.

- Мы?

- Мы!

Хотя он и пытался убедить Второе Дитя в том, что запуск Модуля-02 - плохая идея, отговорить ее он не смог. В конце концов, он сдался. "Надеюсь, Мисато не СЛИШКОМ рассердится", - прошептал он, заползая в капсулу следом за рыжей.

- Получим ее разрешение после того, как убьем ангела, - самодовольно сказала Аска, - а сейчас готовься увидеть настоящее пилотирование.

Синдзи закрыл глаза.

"Похоже, это значит, что я не поговорю с Мисато о свидании…"

**

Мисато медленно открыла дверь в квартиру, позволяя Синдзи пропустить ее вперед. Разговор, который должен был состояться на авианосце, так и не произошел, ряд факторов удерживал их в отдалении друг от друга до поездки (в молчании) из Нерва.

Кадзи… Кадзи вернулся в ее жизнь.

- Ты ужасно спокоен, - заметила она, пока Синдзи снимал туфли. Она вздохнула, когда парень дал свой фирменный ответ.

- Извини.

"Черт возьми, Кадзи! - с гневом подумала она. - Это всегда игры и веселье, да? Ему НЕ НУЖНО было слышать это от тебя! Боже, ты мог просто взять и закричать "А ты знаешь, как она любит трахаться? А я знаю!"

- Я иду спать, - пробормотал Синдзи. - Спокойной ночи.

- Стой.

Синдзи оторвал взгляд от изучения пола. "Что?" - устало спросил он.

Мисато указала на один из стульев на кухне. "Присядь, Синдзи, - указала она, дожидаясь, пока парень выполнит это, затем прошептала, - почему ты сердишься на меня?"

- Я не… сержусь, - ответил Синдзи.

Мисато положила руки ему на плечи. "Тогда почему ты так напрягся? - спросила она, нежно массируя его плечи. - Если ты сердишься на меня, - твердо сказала она, - так и скажи. Не убегай, Синдзи - не от меня… Я заслуживаю лучшего отношения."

Синдзи вздрогнул от твердого. делового тона женщины. "Я не сержусь, - мягко повторил он, - я просто…"

- Просто что?

- Я могу съехать, - печально сказал парень, - если ты хочешь быть с Кад…

- Прекрати! - взорвалась Мисато. - Прекрати сейчас же! - Она глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться. - Ты достаточно взрослый, - холодно сказала она, - чтобы знать, что люди не всегда сходятся снова только потому, что у них когда-то что-то было. Боже мой, неужели ты НАСТОЛЬКО неуверен в себе! - Она почувствовала, как гнев начинает исчезать, когда плечи парня опустились под ее руками. - Ты неуверен, да… - с жалостью проговорила она.

- Я ничего не могу поделать, - ответил Синдзи. - Он… я… - он медленно покачал головой, глядя на отражение Мисато в микроволновке. - Я не такой, как он…

Руки Мисато опустились на его грудь. "Может быть, именно поэтому я и хочу попробовать", - тихо сказала она.

Синдзи неохотно повернулся, глядя ей в лицо, пытаясь понять, говорит ли она правду.

- Может быть, это была ошибка, - вздохнула женщина, медленно убирая руки. - Мне нравится проводить с тобой время, Синдзи, но если ты мне не доверяешь, думаешь, что я прыгну в постель к парню, с которым БЫЛА близка, то я не думаю, что нам стоит продолжать.

Синдзи покраснел. "Ты была его девушкой…" - заметил он.

- Это было очень давно, Синдзи, - тихо сказала Мисато.

Синдзи кивнул, задумчиво покусывая нижнюю губу.

Мисато медленно опустилась на колени перед ним, убедившись, что привлекла его внимание. "Послушай, - твердо сказала она, - Кадзи был моим первым парнем, и да - я с ним делала много… всего," - она коснулась его щеки, заставляя смотреть в глаза, когда он отвел взгляд. "Скажи мне, - ровно произнесла она, - ты хочешь продолжать или нет, Синдзи? Я не могу постоянно беспокоиться о тебе, когда ты так себя ведешь всякий раз, когда какой-нибудь парень смотрит на меня или говорит какую-нибудь грубость".

- Извини, - Синдзи глотнул. - Я хочу попробовать, если и ты хочешь…

- Хорошо, - кивнула Мисато. - Тогда у нас снова будет свидание в субботу.

- Мисато?

- Хмм?

Синдзи медленно встал, почесывая затылок. "Да нет, ничего", - устало сказал он.

- Скажи мне, - подбодрила его Мисато, поднимаясь. - Это не может быть хуже того, что ты уже обо мне знаешь.

Синдзи покраснел. "Ну, - медленно сказал он, - это значит… что я твой бойфренд?"

- А ты хочешь им быть? - ухмыльнулась Мисато. - А какая разница между бойфрендом и просто парнем, с которым ты ходишь иногда на свидания?

- Я не знаю, - признался Синдзи. - думаю, разница в том, целуетесь вы или нет… наверное… я не знаю, на самом деле, я…

Его глаза распахнулись, когда Мисато внезапно приблизилась и прижалась губами к его губам. "Вот, - прошептала она, - думаю, теперь ты мой бойфренд".

Выражение на лице парня было столь смешным, что Мисато не удержалась от ухмылки.

- Увидимся утром, - нежно сказала она, еще раз ласково проводя рукой по его щеке перед тем, как уйти в свою комнату.





Продолжение следует…





Примечания автора: Теперь, когда Мисато и Синдзи "встречаются", смогут ли они найти счастье? А что насчет старого романа Кадзи и Мисато? Он действительно забыт? Может ли любовь быть по-настоящему забыта? А что с Аской? Когда Синдзи будет вынужден тренироваться бок о бок со вспыльчивой немкой, сможет ли он сохранить в секрете свое влечение к женщине, с которой живет?

Узнаете в третьей части - Говоря неправду.

Неделя 3 - Говоря неправду




- С Синдзи что-то не так? - спросила Мисато, изо всех сил пытаясь выглядеть недоуменной. - Что ты имеешь в виду?

Рицко Акаги, глава Проекта-Е, кивнула. "Ты знаешь, что я имею в виду, - заговорщицки сказала она, - последнее время он был в очень приподнятом настроении. Я подумала, может, ты знаешь, что происходит."

Мисато пыталась сохранять спокойствие. "Даже не знаю, - беспечно сказала она, беря со стола одну из фигурок кошек на столе и ставя ее обратно. - А ты что думаешь? Я должна беспокоиться об этом?"

Улыбка твердо держалась на своем месте. "Он не настолько изменился, - подумала она с небольшой злостью, - как она может так говорить???"

Прошло три дня со второго свидания с Синдзи (снова ужин, с легким поцелуем в конце), и, насколько Мисато знала, парень просто не мог никому рассказать. Ее улыбка стала более искренней, когда она вспомнила, как он нерешительно попросил подержать ее руку перед сном.

"Тот первый раз должен был быть действительно впечатляющим, - счастливо подумала она, - надо поддерживать это на таком уровне…"

- Я думаю, у него появилась девушка, или что-то вроде того.

Мисато удалось совладать с голосом. "Девушка?" - невинно спросила она.

- Угу, - кивнула блондинка. - Я вижу парнишку каждый день - и могу сказать тебе, что он стал во-от настолько увереннее в себе, - для выразительности она подняла руку и показала это большим и указательным пальцами.

- Ну, - осторожно начала Мисато, - это может быть просто потому, что он стал лучше чувствовать себя с Евой, и…

- А еще он мне улыбнулся.

- Он что???

- Так и думала, что это привлечет твое внимание, - рассмеялась Рицко. - Да, это было довольно странно, - задумчиво произнесла она, - он проходил мимо по коридору, и могу поклясться - клянусь - он оглядел меня с головы до ног и улыбнулся. - Она щелкнула пальцами. - Вот так.

Мисато почти клюнула на это. Она почувствовала, как поднимается гнев на Синдзи за то, что он обманул ее, заставил чувствовать себя плохо из-за отношений, которые давно кончились… а сам все время пялился на женщин. "Надо пойти поговорить со своим "бойфрендом", - подумала она, уже почти поднявшись на ноги, - да, мы только попробовали, но этот образ маленького невинного мальчика с широко раскрытыми глазами не…" - ее мысль оборвалась.

Маленькая улыбка на лице доктора спасла ее от стыда.

- А ты, - промурлыкала Мисато, - собираешься продолжить?

- Что? - ответила Рицко, обнаружив, что ее тщательно расставленная ловушка захлопнулась у нее на глазах.

- Ты меня слышала, - ровно сказала Мисато, - ты улыбнулась в ответ, Риц? Надо ли мне предоставить квартиру на уикенд, чтобы вы там побыли вдвоем? - Она понизила голос и наклонилась вперед, в то время как доктор, со слегка застывшим выражением на лице, подалась назад. - Я могу дать тебе черное кружевное белье, - сказал она шепотом, - но не давай ему кончать на него, ладно? Оно стоило мне…

- Да ты психбольная! - с отвращением перебила ее блондинка. - Блин… взять маленькую шутку, как Синдзи пытался приставать к взрослой женщине, и превратить ее в какую-то фантазию о трахе. - Она закатила глаза. - Классическая Мисато.

"Да, - мрачно подумала та, - классическая…"

- Послушай, - сухо сказала Рицко, - он казался более… беззаботным последнее время. Ты, как его опекун, не должна попытаться выяснить, что происходит?

Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, Мисато решилась. "Ладно, - неохотно сказала она, - он не хотел, чтобы кто-то знал, поэтому ты не должна никому говорить… Синдзи встречается с девушкой."

- Я знала! - воскликнула Рицко, показывая на нее пальцем. - Я знала, что что-то должно быть. - Она ухмыльнулась, приближаясь. - Давай, рассказывай!

- Рассказывать? - эхом повторила Мисато, чувствуя поднимающуюся тошноту.

- Да, ты ее уже видела? - спросила блондинка. - Какая девушка будет встречаться с интровертом, таким, как Синдзи?

- Ну, - Мисато пожала плечами, - она немного старше…

"Да, - подумала она, - немного".

- А, ну это не страшно, - снисходительно сказала Рицко. - Но почему Синдзи? Я имею в виду, конечно, встречаться с девушкой постарше хорошо и стильно, но почему ОНА хочет встречаться с НИМ?

- Я думаю… - осторожно сказала Мисато, - что она… раньше спала со всеми подряд - но она пытается снова стать хорошей. - Она отвела застывший взгляд от пронизывающего взора директора Проекта-Е. - Может, она считает Синдзи лучше тех парней, с которыми она спала, а может даже… и лучше, чем она сама. Может, она думает, что, встречаясь с Синдзи, она найдет то, что потеряла.

Рицко закатила глаза. "О, я тебя умоляю, такие никогда не меняются, - твердо сказала она, - шлюха однажды - шлюха навсегда, Мисато. Если она на самом деле такая, он должен бросить ее… иначе случится одно из двух.

- Из каких двух? - спросила Мисато, чувствуя, как щеки начинают краснеть.

Рицко подняла палец. "Она трахнет его, - тихо сказала она и разогнула второй палец, - или она трахнется с кем-то еще, и разобьет его сердце.

- Почему ты так думаешь? - прошептала Мисато.

- О, ну сама подумай, - саркастично сказала Рицко, - такие женщины могут иметь отношения только через секс - так что она начнет беспокоиться… чувствовать себя немного… ммм… одинокой - как будто ей чего-то не хватает… и она захочет в постель, чтобы снова почувствовать себя живой. - Она пожала плечами. - Поверь мне, - уверенно сказала она, - для таких женщин секс как наркотик: она будет какое-то время использовать Синдзи как заменитель, до тех пор, пока больше не сможет сопротивляться этой тяге, а затем… удовлетворится. С ним, или с первым желающим.

- Наркоманы могут завязать, - со слабым смешком указала Мисато.

"Я не такая, - думала она, скорее, со страхом, - я могу… иметь отношения без того, чтобы… я могу быть с ним, могу! И я думаю… это хорошо для него. Это одна из причин, почему я начала это… - она кивнула себе, - одна из них…"

- Конечно, Мисато, - сочувственно сказала блондинка, - просто присматривай за ней, и помни, что я сказала. Потому что, если Синдзи, такой застенчивый, как сейчас, столкнется с чем-то подобным… ему будет ОЧЕНЬ трудно оправиться от этого.

Мисато какое-то время обдумывала это, затем поднялась на ноги. "Мне надо идти, - тихо сказала она, - увидимся."

- Пока, - Рицко пожала плечами.

Мисато быстро шла по коридорам Нерва, длинные волосы развевались позади, мысли скакали. Синдзи был лучше ее, она это знала. Он был хорошим, честным и нежным - ничем не похожим на парней, с которыми она встречалась в прошлом. Даже у Кадзи, с его нежной улыбкой и сверкающими глазами, была темная сторона - это она знала лучше, чем кто-то еще.

Хотя, по плану Рицко… нет, она не позволит этому случиться. Она не позволит Синдзи страдать из-за своих действий - с ним или с другим мужчиной.

"Потому что… - подумала она, заходя в лифт и нажимая кнопку верхнего этажа, - потому что я не такая…"

Она подняла лицо к потолку и закрыла глаза, представляя застенчивую улыбку Синдзи.

"Не такая…"

**

Синдзи смотрел в стену, вспоминая события последней недели. "Сначала она пришла в школу, - подавленно думал он, дажене замечая, как его плеер переключился с 25 на 26 трек, - затем мы сражались с ангелом - и проиграли… а сейчас нам надо добиться совершенной синхронизации. И я не могу увидеть Мисато наедине даже на пять минут…"

Он перекатился на спину, пытаясь не вспоминать короткий, провоцирующий взгляд Аски, брошенный немного ранее вечером.

"Стена Иерихона, а?" - меланхолично подумал он, пока в мыслях настойчиво крутился образ Аски, стоящей на четырех конечностях и захлопывающей дверь в комнату после того, как она предупредила его не подходить к ней.

Он пытался вернуть свои мысли к Мисато, напоминая себе, что они парень и девушка, когда дверь открылась. Он немедленно выключил плеер и закрыл глаза, притворяясь спящим, пока девушка медленно пробиралась по комнате. Через какое-то время раздался звук сливного бачка, затем дверь ванной открылась и послышались тихие, неуверенные шаги.

Легкий шорох и колебания воздуха заставили Синдзи открыть глаза, и только огромным волевым усилием он смог удержаться от того, чтобы не ахнуть.

Аска лежала рядом с ним на футоне, дыхание уже было ровным, и вечер вернулся.

"А-Аска? - заикнулся Синдзи, отводя глаза от соблазнительной ложбинки (которая заканчивалась в паре дюймов от его носа) и глядя ей в лицо. - Ты не спишь, Аска? Ты… ммм… не у себя в постели…"

Девушка слабо пошевелилась, но не ответила, на лице появилось хмурое выражение, секундой позже разгладившееся.

Какое-то время ничего не происходило. Синдзи лежал тихо, зачарованный приоткрытыми губами девушки и гладкой, светящейся кожей.

"Интересно, будет ли она как Мисато, - внезапно подумал он. Он медленно наклонился, немного вспотев, пока в ушах стучал пульс. - Только один раз, - пообещал он себе и задержал дыхание, пододвигаясь к девушке, - чтобы проверить… такая же или нет…

Его губы почти коснулись ее, когда мягкий, детский шепот раздался в ночи.

- Ма…ма…

Тридцать секунд спустя, Синдзи лежал на футоне Аски, костяшки пальцев побелели от того, как крепко он сжал одеяло. "Ты всего лишь ребенок, - прошептал он, дрожа от стыда, пока думал, как близко он был.

Он почти слышал голос Мисато в ушах, шепчущий, "Если ты мне не доверяешь, думаешь, что я прыгну в постель к парню, с которым БЫЛА близка…"

"Я даже не могу считать это извинением," - подумал он, переворачиваясь на спину, когда Аска пробормотала что-то во сне. "Ладно, - решил он, - если я собираюсь быть бойфрендом Мисато… я даже думать не должен о других девушках. Как у нас все сможет получиться, если я даже не буду стараться?

Закрыв глазаТретье Дитя попытался расслабиться, изо всех сил пытаясь думать только о предстоящей битве.

В четыре утра, когда Мисато просочилась в гостиную, чтобы проверить подростков, она улыбнулась тому, как мирно они выглядели. Но, когда она повернулась, чтобы уйти, ее сердце чуть не остановилось от мягкого шепота Синдзи.

"Мисато…"

Она медленно оглянулась. "Ты не спишь?" - прошептала она.

Глаза Синдзи, казалось, сверкали в тусклом свете из окна. "Я хотел увидеть тебя, - тихо сказал он, бросив короткий взгляд на Аску, чтобы убедиться, что она спит, перед тем, как признаться: "Я скучал по тебе…"

Мисато улыбнулась. "Я вроде тоже по тебе соскучилась, - призналась она, - но тебе в самом деле нужно поспать, Синдзи… завтра будет важный день."

Синдзи кивнул, облизнул губы и глубоко вдохнул, честно намереваясь рассказать ей об Аске… но вместо этого вздохнул. "Спокойной ночи," - прошептал он, поворачиваясь на бок так, что она не смогла увидеть вину в его глазах.

Капитан посмотрела на Второе Дитя и поджала губы, пытаясь определить, на самом ли деле девушка спит. "Ты на самом деле выросла, - взволнованно подумала она, - когда Кадзи меня повеселил… рассказал, как ты пытаешься обратить на себя его внимание... - Она покачала головой, переведя взгляд на Синдзи. - Не будет ли проще, если я снова западу на Кадзи, а ты на Синдзи? Тогда все будут счастливы, верно? Не думаю, что Рицко права, но может…"

Она вздохнула. "О чем я думаю? - прошептала она себе, прислоняясь к стене и переводя взгляд с одного Дитя на другое, - мы же уже пытались однажды. И у меня ничего не получилось… Я сбежала - я с этим согласна - но что теперь? Может быть, если…"

- Мисато?

Она даже немного подпрыгнула, не ожидая услышать что-то кроме своих тихих размышлений. "Синдзи?" - поколебавшись, ответила она. "Не надо было говорить вслух, так, чтобы он услышал, да? - нервно подумала она. - Не думаю, что смогу объяснить…"

Хотя парень не смотрел на нее, нетрудно было уловить тревогу в его голосе, когда он прошептал: "Извини меня…"

- Извинить? - повторила Мисато. - За что извинить, Синдзи? Ты с Аской сделал хорошую работу… думаю, вы, ребята, без проблем завтра побьете ангела. - Она нахмурилась, когда он не ответил. - Синдзи?

Напряженно прислушиваясь в течение минуты, она в итоге пожала плечами. "Наверное, уснул…"

"Я уверена, то, что ты сделал, как ты думаешь…оно не настолько плохое, Синдзи, - пробормотала она, всматриваясь в него в поисках признаков того, что он слушает. - Выспись… постарайся… и когда все это кончится, я снова возьму тебя на свидание…"

Она медленно подкралась к парню и присела рядом, убедившись, что Аска у нее за спиной - на всякий случай - и положила руку ему на плечо. Нежно перевернула его на спину и наклонилась, чтобы поцеловать его в лоб.

"Я знаю, ты не спишь, - поддразнила она, голос был не громче шепота, - приятных снов".

Щеки Синдзи сияли, как розы, в слабом лунном свете, но глаза оставались закрытыми.

"Притворюша…"

Не в силах вынести легкое недовольство в голосе женщины, Синдзи сдался и посмотрел на нее.

"Извини…"

"Это хорошо, что ты открыл глаза, - подмигнула Мисато, - я уже хотела поиграть с тобой в Спящую Красавицу".

Синдзи ухмыльнулся и взял ее за руку. "М-может, мне их снова закрыть? - заикаясь, проговорил он, чувствуя легкое головокружение от того, как смело он себя ведет. - Или может мы просто поиграем…"

- Что вы тут творите?

Мисато вскрикнула, покачнулась и повалилась назад на постель Аски. "Ты меня напугала до усрачки! - охнула она, быстро вставая с девушки и разглаживая юбку.

- Эй! - проворчала Аска, садясь и потирая глаза, - это же не я шаталась возле ТВОЕЙ кровати и шуршала - и вообще, какого черта вы что-то обсуждаете в такое время? - Ее глаза сузились, пока она смотрела то на одну, то на другого. - Если ты говорила ему про ангела, что он может лучше, я…"

- Ничего подобного, - спокойно сказала Мисато, поднимаясь и направляясь к двери. - Спи… завтра важный день.

Аска какое-то время смотрела в спину женщине, затем хрюкнула с отвращением и легла.

- Да, Мэм, - саркастично пробормотала она, зевая и переворачиваясь на спину. - Только не… играйте… - она снова зевнула, - со мной в Спящую Красавицу…

Она уже почти спала, судя по звукам, когда секундой позже Синдзи сел и уставился на нее с шокированным выражением на лице.

Какое-то время сон не шел к Третьему Дитя.





Продолжение следует…





Примечания автора: После победы над седьмым ангелом, и последующим переездом Аски в квартиру Мисато, остаться наедине им стало почти невозможно… как же они могут продолжать называть себя парнем и девушкой? А когда неосмотрительный поступок откроет их роман одной персоне, что сделает Мисато?

Об этом в следующей главе - Оставляя в секрете.

Прим. перев.:

The wall of Jericho - Иерихон - город в Палестине. По библейскому преданию стены этого города рухнули от звуков труб завоевателей.

Неделя 4 - Оставляя в секрете




- Она въезжает?

- Не шуми, - прошипела Мисато, запуская руку в длинные фиолетовые волосы. - Мы же не дворце живем, знаешь ли - она в двадцати футах отсюда!

- Но, но, - начал заикаться Синдзи, - как она будет… где она будет… что она скажет о нас?

Мисато бросила взгляд на дверь в гостиную, затем ухмыльнулась и наклонилась, чтобы коротко поцеловать его в губы.

- Мы будем держать это в секрете, - прошептала она, пытаясь не придавать ситуации значения.

Синдзи покраснел, прикоснулся пальцем к губам и кивнул.

"Просто веди себя спокойно, - подумала Мисато, приглашая Аску в комнату, - если уж я смогла убедить декана, что неделя марафонского секса была "транзитным вирусом", то однозначно смогу скрыть свои личные дела от четырнадцатилетней."

- Какое-то маленькое тут у вас место, - вздохнула Аска, заходя на кухню, - думаю, комната, в которой я была, когда мы тренировали синхронизацию, станет моей, правильно? Ну… ей придется, - она ухмыльнулась. - Лучше, чем казарма, или эти маленькие дерьмовые квартирки в городе.

- Твои вещи должны поместиться, - пожала плечами Мисато, - и ты сможешь ходить в школу с Синдзи.

- Супер, - Аска закатила глаза, - ну… думаю, надо заняться вещами.

Синдзи смотрел, как она исчезала за дверью, задумчиво покусывая нижнюю губу. "Не думаю, что она помнит ту ночь, - размышлял он, думая об усталых глазах девушки, когда она села и увидела его с Мисато ночью перед последним ангелом. - Она бы сказала что-нибудь. Не думаю, что она позволила бы чему-нибудь подобному твориться."

Он тихо пискнул от удивления, когда руки Мисато обняли его за талию сзади, прижимая к себе. "М-Мисато?"

- Синдзи?

- Мисато, - сказал парень, позволяя себе роскошь недолгих обьятий, - она может вернуться в любой момент…

Он закрыл глаза, когда Мисато положила подбородок ему на плечо, целуя в щеку и легонько сжимая. "Я знаю, - игриво прошептала она, - это возбуждает, правда?" Она рассмеялась, когда он, запинаясь, начал протестовать, что такими темпами это не получится сохранить в секрете. "Аска должна спуститься вниз, а потом подняться, - заметила она, рассеянно поглаживая его живот и снова целуя его, - так что я думаю, что у меня есть по крайней мере пять минут наедине с тобой…" Она понизила голос. "И я думаю, что заслужила это…"

Синдзи задрожал. "Я хочу…"

- Хммм? - подсказала Мисато, когда он замолчал. - Чего ты хочешь, Синдзи? Я слушаю… - Она терпеливо ждала, поглаживая его живот через рубашку, и внезапно задумалась, чего он может ожидать от их отношений.

"Он никогда не просит о большем, - подумала она, немного нахмурившись, - и он никогда не пытается ВЗЯТЬ больше. Это… мило, с какой-то стороны, что он не пытается лапать меня - но счастлив ли он? ХОЧЕТ ли он больше, чем случайные поцелуи? Боже… хоть мы и живем вместе, и работаем вместе, мы никогда об этих вещах не говорим, и чтобы сосчитать, сколько раз мы целовались, мне хватит пальцев на одной руке".

- Я хочу… снова сходить на свидание, - наконец признался Синдзи. - Я хочу взять тебя в кинотеатр.

На какую-то удивительно эротичную секунду Мисато показалось, что он сказал "я хочу взять тебя в кинотеатре". Стряхнув с себя наваждение спросить, хочет он ее спереди или сзади, она ответила: "Я буду рада. Там показывают новую мелодраму… можно сходить в субботу, если хочешь."

- А можно сегодня? - нерешительно спросил Синдзи. - Я… я просто хочу прогуляться этой ночью - так что, может, можно?

Мисато улыбнулась, необъяснимо счастливая от того, что парень действительно о чем-то попросил. "Вроде как первый шаг, а? - подумала она, обнаружив, что ее правая рука легла на сердце. - Может, это то, что нужно, Синдзи? Я получу милого, нежного бойфренда с добрым сердцем, который не будет постоянно пытаться залезть мне в трусы… а ты получишь немного уверенности в себе. Похоже на честную сделку?"

- А ты собираешься меня поцеловать? - радостно спросила она, хихикнув, когда он покраснел. - Думаю, мы можем пойти в кино, - нежно прошептала она, отпуская его и делая шаг назад, когда раздался звук прибывшего лифта. "И, - прошептала она, - я не буду слишком спорить, если ты захочешь сделать вид, что кино слишком скучное…"

Секундой позже Аска появилась на кухне. "Чего это вы ухмыляетесь? - пробормотала она, подтягивая на плечо выглядящую очень тяжелой сумку.

- Ничего, - робко сказал Синдзи. - Тебе помочь?

Аска остановилась. "Да, - поколебавшись, сказала она, - наверное… но не думай, что я буду тебе должна, или еще что - я не НУЖДАЮСЬ в твоей помощи, просто так будет быстрее."

Синдзи улыбнулся, взглянув на Мисато. "Ладно", - согласился он.

Мисато смотрела, как Дети шли в разные стороны… и ее внезапно озарило. "Они никогда не работают вместе, - с печалью подумала она, - даже сейчас… идут в разные стороны…"

Покачав головой, она пошла за Синдзи, со зловещей улыбкой позвав: "Подождите! Я спущусь с вами…"

**

Мисато посмотрела на часы. "Дурацкий лифт такой медленный", - проворчала она, немного отстраняясь от другого пассажира.

Кадзи продолжал смотреть перед собой, безмятежное выражение на его лице говорило о том, что его нисколько не волнует ее присутствие.

Разговоры между бывшими любовниками прекратились в последнее время, как заметила Мисато, и как ни странно - ее это вполне устраивало. "Мы закончили, - подумала она, покосившись на него, пока лифт продолжал отсчитывать этажи, - какой смысл в том, чтобы пытаться оживить давно умершее? И кроме того… у меня есть бойфре…"

- Я смотрел кино во вторник, - внезапно сказал Кадзи, обрывая ее мысли. - Как-то это ненормально, представляешь? Обычно я занимаюсь этим в уикенд.

- Тебе полезно, - пробормотала Мисато. - Чтобы сменить свои принципы.

Кадзи не повернулся. "Да, - весело сказал он, - было не так плохо. Немного слащаво, но не плохо. - Он покашлял. - Думаю, тебе бы понравилось.

- С чего бы это? - сдержанно поинтересовалась Мисато и почесала за правым ухом, желая, чтобы лифт уже доехал. "И ему обязательно надо пользоваться этим одеколоном?" - подумала она, ее брови немного опустились, когда она вспомнила, как пахнет этот редкий аромат на его шее. "Может, Синдзи надо тоже купить… - лениво подумала она, переступая с ноги на ногу, - конечно, не такой же - ну, может, и такой же, но…"

- Просто мне кажется, что это твой тип фильмов, - продолжил Кадзи после секунды тишины, на его лице медленно появилась улыбка. Называется "Знаки жизни"… мелодрама…

Мисато застыла, медленно повернувшись к мужчине. "Нифига!"

Кадзи прислонился спиной к стенке лифта. "Хмм, - произнес он с задумчивым видом, - там было много сексуальных сцен, - тихо добавил он.

Мисато опустила глаза, глядя в пол. "Нет… - подумала она с отчаянием, - о, пожалуйста, только бы он нас не видел!"

- Как он?

Женщина вздрогнула. "Не понимаю, что ты име…"

- Никогда бы не подумал, что доживу до этого дня, - оборвал ее Кадзи, голос стал холодным, как лед. - Нет, я никогда не думал, что именно ТЫ сделаешь что-то подобное.

- Ты… не понимаешь, - нашлась Мисато, - это не то, что…

Кадзи снова оборвал ее, пробормотав: "Ты, должно быть, совсем в отчаянии, если начала трахаться с ребенком, Мисато".

- Ничего подобного! - взорвалась женщина. - Мы просто… мы…

Пока она искала слова, Кадзи качал головой. "Ну ты и штучка, Кацураги, - проворчал он. - Ладно, - он пожал плечами, - думаю, Коммандеру не надо знать об этом… ему и так есть над чем подумать.

Мисато закрыла глаза. "Спасибо…" - прошептала она, подумав, умерла ли ее гордость в этот момент, или только исчезла на какое-то время.

- Да ладно, - тихо ответил Кадзи, - но я чертовски сильно рекомендую, чтобы завтра узнавать уже было не о чем, понимаешь, о чем я? Есть и… другие люди, которые обращают внимание на то, что тут происходит, Кацураги.

Мисато просто кивнула, открыв глаза, когда раздался сигнал прибытия лифта.

Кадзи вышел и направился в сторону кафетерия своей обычной неторопливой походкой. "Пока", - пробормотал он.

Он не услышал ответа, и, хотя это был ее этаж… Мисато оставалась в лифте, пока двери закрывались, и лифт снова пошел вниз.

**

Синдзи поднял взгляд, когда Мисато вошла в квартиру. "Привет, - радостно сказал он, - как работа?"

- Работа… нормально, - нерешительно ответила Мисато, - пара загвоздок, но, думаю, нормально…

"Ему не нужно знать", - устало подумала она, снимая китель и вешая его на спинку кухонного стула. "Что готовишь? - спросила она, надеясь, что голос звучит не слишком напряженно, - пахнет очень вкусно."

- О, это просто цыпленок с овощами, - легко сказал Синдзи, - я взял вчера кулинарную книгу… - в его голосе появилась тень застенчивости. - Я хотел приготовить тебе что-нибудь вкусненькое.

Мисато моргнула, затем ухмыльнулась. "А Аски нет?" - проницательно спросила она.

Синдзи, не отводя взгляда от кастрюли, медленно покачал головой. "Она ушла в гости к старосте, - тихо сказал он, осторожно помешивая пищу, - и не вернется до девяти или около того."

Он немного нахмурился, когда Мисато не ответила, тишина между ними растягивалась, становясь невыносимой.

- Что-нибудь не т…

Его сомнения прекратились, когда женщина положила руки ему на плечи, нежно поворачивая его лицом к себе. "Выключи плиту на минутку, - прошептала она, голодно улыбаясь, - или еда пригорит".

Синдзи покраснел и едва не обжегся, протягивая руку назад и нащупывая ручку горелки. "Ч-что?" - спросил он, немного обескураженный; тишина в квартире внезапно обеспокоила его.

- Не притворяйся каменным, Синдзи, - нежно поддразнила Мисато, обнимая его. - Ты знаешь, чего я хочу. - Она рассмеялась, когда Синдзи начал заикаться о том, что это слишком быстро, ласково проводя ладонью по его щеке. - Нет, не хентай… - прошептала она, - я просто хочу немного поцеловаться.

- О…

Улыбка Мисато немного потухла. "Но если ты это начнешь, - задумалась она, - надо ли тебя останавливать? Мне нравится, как все идет - не важно, что думают мои старые "друзья по колледжу" - и я не хочу, чтобы это чувство исчезло, так что я не собираюсь делать первый шаг… а если он сделает его, то что? Я должна буду сказать, "думаю, мы должны еще подождать", несмотря на то, что мы встречаемся уже четыре недели? " Улыбка совсем ушла с ее лица, и она уставилась в пол. "Или я должна просто раздвинуть ноги… и закрыть глаза… и… черт побери, может, Рицко была права - я только подумала об этом, и уже мокрая…"

- Ты выглядишь печальной…

Мисато встряхнулась. "Хмм? - произнесла она, поднимая взгляд, и увидела его озабоченное лицо. - Я не печальная, я просто… немного устала, - она нежно улыбнулась ему. - И я вижусь с тобой меньше, чем хотела бы.

Синдзи кивнул. "Я знаю, - прошептал он, - извини".

- Почему ты извиняешься? - с удивлением спросила женщина, - ты же не виноват… ты не разрешал Аске въезжать.

Синдзи наклонил голову. "А почему ты решила, чтобы она въехала?" - с любопытством спросил он.

Мисато вздохнула и погладила его по волосам. "По той же причине, что и с тобой, - тихо сказала она, - потому что я не могу видеть, как кто-то живет в одиночестве, если я могу что-то сделать с этим. Конечно, - она внезапно высунула язык, - я сомневаюсь, что стала бы с ней спать, ну, если только ты не хочешь попробовать немного любви-на-тро… - она умолкла, когда глаза Синдзи стали размером с блюдца. - Я шучу, - весело сказала она, наклоняясь и целуя его в губы, - если бы я действительно хотела переспать с тобой и другой девушкой, то это была бы Рей… у нее симпатичная маленькая задница, и она не ведет себя, как командирша."

Наступила абсолютная тишина, затем Мисато разразилась смехом.

"Боже, - подумала она, когда бледность парня сменилась ярким румянцем, мысли однозначно были в хаосе от подобной идеи группового секса, - это так весело. Не просто дразнить его, а потому, что я знаю, как он отреагирует. Я знаю, когда он улыбнется… когда покраснеет… я знаю, когда надо поцеловать его, чтобы он почувствовал себя лучше… я знаю… его - и мне это нравится! Мне нравится, что он так нежен со мной, мне нравится, как он улыбается мне, мне нравится… когда мы начали целоваться?"

Мисато отстранилась, прерывая мягкий поцелуй, и попыталась вернуться на пару минут назад. "Извини, - выдохнула она с легкой ухмылкой, глядя на изумленное выражение на лице парня, - ты так мило выглядишь в этом фартуке, я не смогла удержаться."

Синдзи опустил взгляд. "М-может, я буду носить его по дому", - ухмыльнулся он.

- Дразнишь, - подмигнула Мисато, прижимаясь к нему лбом. Она закрыла глаза, отклонилась и медленно передвинула его руки вверх с того места, где они расположились.

- Извини, - прошептал Синдзи со смущенным выражением, - я просто… извини.

- Да все нормально, - ответила женщина, открывая глаза и обнадеживающе улыбаясь, - извини, что я остановила тебя, наверное, я просто не ожидала этого… - Она коснулась его губами, понижая голос до шепота. - Можешь повторить, если хочешь… я не буду останавливать тебя в этот раз.

"Ну, - с иронией подумала она, - думаю, теперь я знаю, что сделаю, если он начнет действовать".

Синдзи медленно отступил назад. "Надо закончить ужин, - скромно сказал он. - Я позову тебя, когда будет готово…"

- Ладно, - прошептала Мисато, ее плечи немного опустились.

"Дура, - обругала она себя, когда Синдзи включил плиту, его щеки покраснели. - Дура, дура, дура! Боже, я такая ДУРА!!!" Она прошла в свою комнату, расстегивая блузку и небрежно бросая ее в угол… затем подошла и подняла ее, бережно кладя в недавно купленную корзину. "Что ты об этом думаешь, Кадзи? - с гневом подумала она, беря футболку из шкафа и резко надевая ее. - Как я могу трахать его, если я паникую, когда он трогает меня за задницу? Боже… - она потрясла головой, снимая юбку и надевая домашние брюки, - я прошла весь путь в обратном направлении - от шлюхи до ханжи за четыре недели… и из-за последней выходки, когда я дала ему понять, что наши отношения будут только на моих условиях, я потеряю доверие своего бойфренда. Да, леди и джентльмены, мне везет…

- Ужин готов.

- Иду! - отозвалась она. У зеркала она остановилась и пригладила волосы. "Ладно, - твердо сказала она себе, - жизнь состоит из компромиссов. Да, я обещала себе, что не буду ускорять события с Синдзи, но, думаю, что легкие прикосновения после четырех недель - это довольно медленный темп, особенно если учесть, что я спала с парнями на первом свидании… и вот что мы сделаем. - Она указала своему отражению. - Ты пойдешь туда, проведешь приятный, спокойный вечер со своим бойфрендом, будешь целовать его при первой же возможности, а если он снова попытается к тебе прикоснуться, ты ему позволишь - поняла?" Она кивнула и погрозила зеркалу кулаком. "Хорошо - пойдем!"

Она вышла из комнаты, решив сломать этот странный застой, проникший в их отношениях. Да, решила она, немного прикосновений… небольшой шаг вперед - в этом нет ничего плохого. Если он хочет немного потрогать ее (конечно, не слишком много), то пусть все развивается естественно.

Однако Синдзи… этим вечером трогать ее больше не пытался.





Продолжение следует…





Примечания автора: После четырех недель вместе в в отношениях Синдзи и Мисато стала появляться напряженность. Когда начнется давление с неожиданной стороны, сможет ли Мисато с этим справиться? И почему же Рей спрашивает Синдзи о сексе???

Об этом в следующей главе - Мягко ступая.

Неделя 5 - Мягко ступая




Синдзи вошел в квартиру и вздохнул, скидывая туфли и бормоча: "Ну, по карйней мере она будет какое-то время в Нерве…" Учиться стало трудно, когда Аска (по каким-то причинам, которые он не мог понять) начала повышать свой превосходный коэффициент синхронизации. "Не то, чтобы я работал над этим, - вздохнул он, снимая рюкзак, - я не виноват, что он повышается". Он остановился и наклонил голову, когда знакомый мелодичный звук достиг его ушей.

"Это..?" - нахмурился он, проходя в гостиную, где он обнаружил объект своей привязанности.

Синдзи просто смотрел, как женщина пытается пройти синхротренажер, на котором они тренировались, чтобы победить ангела. Ее глаза были закрыты, на лице было выражение крайней концентрации, пока она двигалась по сенсорной панели, изо всех сил стараясь, чтобы шаги совпадали с песней. И, по мнению Синдзи, делала она это… ужасно.

Пока он смотрел, она пропустила пять шагов, забыла третье движение рукой на сорок восьмой секунде и полностью проигнорировала переход.

Он вздохнул, сбросил легкую куртку и встал на другую панель. Промолчал, когда Мисато открыла глаза и покраснела, кажется, собираясь объяснить, что она делала, и начал выполнять программу сам. Мисато неуверенно смотрела на него какое-то время, потом ухмыльнулась и присоединилась к нему, стараясь повторять его движения.

Синхронизация с Рей появилась естественно и сразу. С Аской им пришлось привыкать друг к другу в течение двух дней. С Мисато… это было примерно посередине. Они десять раз повторили программу, потому что делать днем было больше нечего, и в конце десятого цикла, хотя и не синхронизировались полностью, но широко улыбнулись друг другу.

Когда запись заиграла в одиннадцатый раз, Мисато подняла палец, останавливаясь на секунду. Синдзи кивнул, уперся руками в колени и попытался отдышаться. И непонимающе моргнул, когда Мисато перешла на его панель, положила руку ему на плечо и медленно развернула его. Он задрожал, замерев, когда женщина прижалась к его спине, обняла и сплела свои пальцы с его. Дыхание вырвалось в резком выдохе, когда она шепнула ему на ухо: "Покажи мне…"

На лице Синдзи медленно появилась улыбка, и он кивнул, ожидая начала проигрыша, затем начал программу. Было неловко, и немного неудобно, потому что Мисато была выше и твердо держала его, но все вместе… было очень приятно. Их тела плавно скользили, чему помогал катившийся по ним пот, и эти трение и близость подняли температуру в комнате на несколько градусов.

Сначала движения Мисато были немного напряженными и дергаными, потому что она не была уверена, что поступить так было хорошей идеей. Однако, на третий раз она успокоилась и расслабилась, легко повторяя движения за парнем и довольно улыбаясь. После седьмого повтора Мисато остановилась и обняла Синдзи, заставляя его замереть.

Сердце Синдзи стучало слишком громко, когда они перестали двигаться… слишком бешено - и он чувствовал желание глотнуть всякий раз, когда дыхание Мисато касалось его кожи. Его собственное дыхание остановилось, когда он почувствовал, как ее губы касаются его шеи.

- Мисато? - прошептал он.

- Синдзи, - ответила она.

Синдзи неловко зашевелился в ее обьятиях, разворачиваясь к ней лицом, и задрожал, когда встретил мягкий голодный свет ее глаз.

Они поцеловались.

"Мммм..? Ммммм…"

Синдзи задумался, почему резонирующий в его горле звук как будто просит… чего-то. Чего именно, он не знал, но, стоя посреди квартиры в крепких обьятиях этой роскошной женщины, чувствуя ее теплые губы своими, пока музыка окружала их и пот катился по груди, он понял, что хочет большего.

Он вздрогнул, когда Мисато провела рукой по его щеке. "Ты весь в поту", - прошептала она, улыбнувшись.

- Т-ты тоже, - выдохнул Синдзи, уже не уверенный, задыхается он от тренировки или от поцелуя.

Мисато отвернула голову, когда Синдзи попытался поцеловать ее снова.

- Что-то не так? - спросил он, теплое чувство, нарастающее в животе, исчезло, когда женщина отпустила его. - Мисато?

- Нет, ничего, - ровно ответила Мисато, - я просто заметила, сколько времени. Мне надо встретить Аску из Нерва, чтобы ей не пришлось ехать на электричке.

- О, - разочарованно пробормотал Синдзи. - Мне пойти с тобой?

Мисато осторожно шагнула назад, качая головой. "Не, - прошептала она, - начинай обед, ладно? Я долго не задержусь".

Она повернулась, когда он согласно кивнул, глубоко вдохнула и пошла к двери. "Боже, - с кружащейся головой подумала она, - да мной стекло можно резать… черт, это было эротично…" Она поторопилась выйти, не желая, чтобы ее юный бойфренд видел, как она возбуждена, и глубоко в душе желая… чтобы поцелуи парня в два раза моложе ее не заводили бы ее так сильно.

**

Аска моргнула, когда синий "Рено" Мисато остановился у бордюра возле остановки.

- Эй, девочка, - позвала Мисато, - хочешь покататься?

Рыжая повращала глазами. "Очень оригинально, - проворчала она, улыбаясь назло себе, и открыла дверь. - А где Синдзи? Пожалуйста, скажи мне, что он что-нибудь готовит - я умираю с голоду! В самом деле, эта Акаги думает, что я машина, что ли?"

Мисато пожала плечами. "Ей надо найти себе хобби", - мрачно пробормотала она.

- Или парня, - небрежно продолжила мысль Аска, - который напоминает мне…

Мисато напряглась. "Да-а?"

"Да ну, нет! - устало подумала она, - Она-то как могла узнать!"

- Между нами, девочками, - осторожно сказала Аска, - честно…

- Д-да..?

- Кадзи, как он?

От облегчения Мисато чуть не рассмеялась… пока не осознала, о чем ее спросили. "Он… отлично, - уклончиво ответила она, пытаясь притвориться, что не поняла. - Думаю, он переохладился на этой неделе,

"или, может, он просто был холоден"

но вчера выглядел нормально."

Выдох Аски был наполнен отвращением. "Не прикидывайся дурой, - раздраженно сказала она, - ты знаешь, что я имею в виду!

- Это личное, - ответила Мисато, проводя рукой по волосам. - И это древняя история, так что…

- Он сказал, что ты была дикой в постели, - вкрадчиво перебила Аска, - а он сам тоже? - Она понизила голос, - Могу поспорить, у него большой член.

- АСКА!

- Я права, да? - довольно рассмеялась рыжая. - О, возьми себя в руки, - проворчала она, когда женщина бросила на нее сердитый взгляд. - Я же не спрашиваю о подробностях, Мисато, я просто хочу знать…

- ЗАЧЕМ ты хочешь знать? - оборвала ее Мисато, косясь на нее краем глаза, - в любом случае, ты слишком юная для этих вещей.

- О, замолчи, - пробормотала Аска, - чтобы ты знала, в Японии законный возраст для брака - четырнадцать лет. Не то, чтобы я собиралась замуж, - она оскалилась, - но меня интересует пара вещей, которыми занимаются женатые люди,, так что…

- Забудь, - резко ответила Мисато, - я не буду обсуждать с тобой свою половую жизнь с Кадзи!

- Ладно, - Вторая сморщила нос, - тогда как насчет Синдзи? Ты - осторожно!!!

Мисато повернула, едва уклонившись от грузовика, несущегося навстречу, и ударила по тормозам, юзом останавливаясь на обочине и тяжело дыша, как будто пробежала стометровку.

- В Бога душу!!! - взорвалась Аска. - Что с тобой творится??? Ты нас чуть не уби…

- Слушай меня, маленькая сучка, - отрывисто сказала Мисато, ее сдержанность исчезла, как только она повернулась к девушке. - НИКОГДА не говори о Синдзи в таком тоне!

Какое-то время рыжая сидела с открытым ртом, потеряв дар речи. Наконец, с раздувающимися ноздрями, она глухо пробормотала: "Да иди ты - не такой он драгоценный. Боже! Я только хотела спросить, как ты думаешь, будет ли он хорош… черт, может, расслабишься?!

Мисато покраснела, снова обращая внимание на дорогу и ожидая разрыва в потоке машин. "Прекрати, - холодно прошептала она, - что было между Кадзи и мной - все это в прошлом… и я не собираюсь выяснять, насколько Синдзи… умеет трахаться - это просто ненормально.

- Тебе надо успокоиться, на хрен, - гневно проворчала Аска, - черт - ты ведешь себя так, как будто трахаешься с ним! - Она поджала губы, когда женщина открыла рот. - Просто замолчи, Мисато, - ровно сказала она, - пока ты не въехала в автобус, или еще что… психопатка хренова…

Глаза Мисато блеснули, но она прикусила язык и глубоко вдохнула, чтобы успокоиться перед тем, как уколоть в ответ: "Думаю, теперь я понимаю, почему у тебя нет друзей."

Аска побледнела. "Чертова извращенка", - злобно прошептала она.

- Да, извини, - со скукой в голосе ответила женщина, - у тебя слишком маленькие сиськи - а мне нравятся женщины, у которых есть за что подержаться.

Аска покраснела, воздержавшись от еще одного комментария, и отвернулась к окну.

**

Синдзи повертелся на школьном стуле, пытаясь сфокусировать внимание на экране компьютера, но его глаза возвращались от Аски к Рей и обратно. "Она была такой тихой последнее время, - подумал он, глядя на Аску, - не понимаю, почему она сердится на меня… - Он вздохнул. - Не удивлюсь, если Рей…"

- Хватит смотреть на меня, чучело, - прорычала Аска сквозь зубы, - иди поговори с Чудо-Девочкой, или типа того - может, если ты ей прикажешь, она станет твоей девушкой, и ты сможешь пялиться на нее весь день, на фиг!

Синдзи покраснел… но мысленно все еще чувствовал тело Мисато, прижимающееся к нему сзади, и вкус ее губ на языке. "Может, и пойду", - парировал он, с огромным удовлетворением наблюдая, как Аска от удивления моргнула.

- Да, конечно, - сердито сказала рыжая, махнув рукой. - Вот что я тебе скажу, Третье Дитя, - с иронией произнесла она, - если ты действительно поговоришь с этой ненормальной - я покупаю тебе обед!

Обычно Синдзи избегал противостояний - от них у него начиналась тошнота. Но что-то в самодовольной ухмылке Аски возмутило его. "Мисато не стала бы с этим мириться, - с гневом подумал он, встретив ее сверкающие, самоуверенные глаза, - она бы сказала что-нибудь, чтобы она заткнулась - что-нибудь, вроде…"

- И ты наденешь симпатичное розовое платье.

Аска прищурилась. "Ладно, - подумала она невозмутимо, - хочешь поиграть в эту игру?"

- Согласна, - прошептала она, не обращая внимание на то, как девушка, сидящая впереди нее, ахнула в шоке, - но если она не будет с тобой говорить - я имею в виду, не будет говорить что-то кроме "да", "нет", и "если мне прикажут" тоже - ты будешь главным по грязной посуде на месяц… и ты не будешь даже ТРОГАТЬ пульт, когда я дома.

Синдзи поджал губы, раздумывая, как обед в платье может сравниться с целым месяцем трудовой повинности без нормальных программ по телевизору, но кивнул. "Хорошо…"

Следующие тридцать пять минут Синдзи сидел и потел. "О чем я думал???" - крутилась у него в голове прискорбная мысль, он хотел провалиться сквозь пол, пока Аска с широкой улыбкой делала вид, что его нет. Подпрыгнув, когда прозвенел звонок, он скрестил руки на груди, ожидая, когда все выйдут.

Через пять минут он обнаружил, что все смотрят на него. "Ну? - Аска засмеялась. - И чего ты ждешь, Третье Дитя?"

- Но мы же не… - он запнулся, - я не знал… что все будут здесь…

Аска пожала плечами. "Никто и не говорил, что их не будет, - заметила она, - так что я выиграла".

- Нет! - возразил Синдзи, вставая. - Я…

- Ты?.. - подсказала рыжая, стрельнув глазами в сторону Рей, которая сидела, уперев подбородок в ладони, и абсолютно не обращала внимания на разговор, происходящий меньше чем в десяти футах от нее.

Синдзи закрыл глаза. "Я могу это сделать, - думал он, пытаясь напрячь силу воли, - я… я встречаюсь с великолепной, умной, сексуальной взрослой женщиной - если я от этого не рассыпался… я могу поговорить с Рей!" Не принимая во внимание то, что его отношения с Мисато были, скорее, односторонними и шаткими, он вышел из-за парты и направился к Рей.

- Привет, Аянами, - сказал он, стараясь добавить немного радости в голос, и сел рядом с ней. - Как дела?

Девушка медленно повернула голову, глядя на Синдзи с явным смущением, хотя и не сильным. "Икари, - тихо ответила она, - дела хорошо.

Синдзи кивнул. "Это… хорошо…" - сказал он, ища тему для разговора, которая вызвала бы не только односложные ответы. "Эй, - внезапно сказал он, когда его мозг наконец-то с облегчением ухватился за идею. - А ты думала о предстоящей практике? Я знаю, ты… ммм… ты любишь плавать, да? Ты когда-нибудь ныряла с аквалангом?

- Нет, - спокойно ответила Рей, отвечая только на последний вопрос, - не ныряла.

Вцепившись в парту, Синдзи глубоко вздохнул. "Похоже, Аска сейчас начнет смеяться, - печально подумал он, - не хочу ей проигрывать…" - Он нахмурился, внезапно подумав о том, как рыжая будет выглядеть в розовом платье.

- А ты пригласила кого-нибудь? - импульсивно спросил он. - В прошлом месяце много студентов уехало, и в самолете появились места… так что можно пригласить гостей. Ты кого-нибудь пригласила, Аянами?

После затянувшейся тишины… Рей покачала головой.

Синдзи положил руки на парту, осторожно подбирая слова. "Аянами… - медленно произнес он, - мне просто интересно, но… ты бы ХОТЕЛА кого-нибудь пригласить?

Брови Рей чуть-чуть опустились, и Синдзи даже засомневался, что она ответит. Наконец, она прошептала: "Я бы предпочла не отвечать на этот вопрос, Икари."

Синдзи был захвачен врасплох. "Э-э… а почему? - спросил он, на секунду забыв, что они посреди класса и вокруг целая толпа. - Я не пытаюсь тебя смутить, или еще что, - мягко сказал он, - я просто… хочу узнать о тебе побольше."

Первое Дитя опустила взгляд, в молчании изучая парту, перед тем, как ответить:

- Мне неудобно обсуждать это публично. - Она подняла свои алые глаза, ее голос опускался, пока она говорила, - почему ты говоришь со мной так открыто?

- Я… а? - сказал Синдзи.

- Тебе несвойственно говорить со мной напрямую, - серьезно заметила Рей.

- Я же сказал тебе, - прошептал парень, чувствуя легкую тошноту от того, что смешал правду с ложью. - Я хочу больше узнать о тебе.

- Понимаю, - кивнула Рей. Она заколебалась, казалось, напряженно раздумывая перед тем, как сказать: "Я бы хотела задать тебе вопрос. - Ее губы сжались. - Если это возможно, я отвечу на твои."

Желудок Синдзи сжался. "Мы разговариваем! - он почувствовал себя счастливым, - Аянами разговаривает со мной - и она не ведет себя странно и не говорит вещей вроде "это обязанность каждого человека".

Он был столь возбужден тем, что увлек столь замкнутую девушку-пилота разговором, что полностью забыл о споре, который был его причиной. "Это честно, - с энтузиазмом сказал он, - давай, спрашивай."

- Я заметила, - медленно начала Рей, - что твое поведение изменилось за последние тридцать дней. - Она огляделась, желая, чтобы вокруг было не так много народу, и продолжила, - я также заметила, что ты по-прежнему продолжаешь уделять внимание обязанностям в школе и в Нерве, и твой режим питания, насколько я могу видеть, не изменился. Правильно?

Синдзи пожал плечами. "Думаю, вкратце, да, - неуверенно сказал он, - похоже, ты более внимательна, чем я, судя по этому."

Рей продолжила. "Я бы не стала беспокоиться о твоих делах, - ровно сказала она, - но, как заметил Коммандер несколькими неделями ранее, все пилоты должны считать себя игроками одной команды и быть уверенными друг в друге, поэтому я чувствую, что обязана замечать это". - Она спокойно встретила его взгляд. "Поскольку изменения в режиме питания и сна исключены, - ровно продолжила она, - я бы хотела знать, не совершаешь ли ты половых актов с Пилотом Сорью."

- ЧТО???

Синдзи побледнел, когда Аска взорвалась.

Рыжая вскочила со своего места, понеслась по проходу и обружилась парте Рей обеими руками.

- Ты думаешь, я трахаюсь с НИМ??? - взвизгнула она.

Казалось, Рей нисколько не волнует покрасневшее лицо Аски и гневное, короткое дыхание. "Мне не нравится это выражение, - спокойно сказала она. - Но логическим выводом является то, - сказала она после секунды застывшего молчания, - что твое поведение также изменилось."

В процессе тренировки "расширенной синхронизации" с немкой Синдзи, возможно, стал самым чутким к ней человеком за всю ее жизнь. Этот факт, как и его сидячее положение и отточенные в боях рефлексы - все вместе позволило ему схватить Аску за руку, когда она занесла ее, чтобы ударить девушку.

Губы Аски скривились, когда она встретила спокойный взгляд Первой. "Лучше следи за собой, - прорычала она с раздувающимися ноздрями, выдергивая руку и выпрямляясь во весь рост. - Синдзи не всегда будет рядом, и если ты ЕЩЕ когда-нибудь скажешь мне что-то подобное… - она замолчала, ее рот захлопнулся, когда она взглянула на Синдзи.

Неожиданно, она развернулась и пошла в квыходу, остановившись у двери, чтобы прошептать: "Ты выиграл", перед тем, как выйти.

Дрожащей рукой Синдзи провел по лицу, чувствуя, что оно покрылось потом. "Боже, - неуверенно подумал он, - она была в ярости!"

Он моргнул, когда Рей тихо встала и прошептала: "До свидания".

Синдзи собирался окликнуть ее, чтобы напомнить, что она так и не сказала ему, кого бы хотела пригласить… но остался сидеть, решив, что на сегодня он узнал о Первом Дитя достаточно.

Закрыв глаза, он лег на оккупированную парту, не обращая внимания на уходящих студентов. "Ну, - угрюмо подумал он, - по крайней мере я знаю, что Аска думает обо мне… - Он вздохнул. - Как бы неприятно это ни звучало, я удивлен, что она живет со мной и не ругается…

Синдзи уснул с мыслями о Первой и Второй… и во сне они рассказывали Мисато о том, какой он отвратительный… и она отвечала "я знаю - поэтому я и не подпускаю его близко. А вы что, думали, что я с ним серьезно, с этим маленьким трусом? Ха! Мне просто нечем заняться…"

Когда он проснулся, солнце уже опустилось, и школа была пуста… и он был один.





Продолжение следует…





Примечания автора: Выполняя обещание, Аска взяла Синдзи на обед… но после разговоров с Мисато и Рей, и неприятно поднявшегося коэффициента синхронизации Синдзи, как пройдет вечер? И когда в вулкане будет обнаружен спящий ангел, как отношения Мисато с Синдзи повлияют на то, кого послать туда?

Найдете в следующей главе - Звеня саблями.

Неделя 6 - Звеня саблями




Мисато довольно вздохнула, поставила пиво и посмотрела на своих подопечных. "Пятница, четыре часа, и все замечательно", - одобрительно подумала она, глядя, как Дети едят и разговаривают.

Ей следовало бы заметить опасность в зловредной ухмылке Аски.

- А что делаешь сегодня ночью? - спросила она командира операций.

- Я? - Мисато нахмурилась, когда Синдзи поднял чашку к губам, чтобы доесть остатки лапши. - Да я ничего не планировала, - она пожала плечами, - ну, а ты что делаешь?

- Я беру Синдзи на свидание, - спокойно поделилась рыжая информацией.

- О, это правда? - ответила Мисато, изгибая бровь и поворачиваясь к Синдзи.

- Угу, - промычала Аска, с огромным удовольствием наблюдая, как парень пытается проглотить полный рот еды и ответить. - Я беру его на ужин, - она подмигнула ему, - и надену сексуальное платье - специально для него.

- Это не… - Синдзи закашлялся, стуча себя по груди и моргая, когда на глазах выступили слезы, - это не… совсем так…

- А как тогда? - невинно спросила Мисато.

- Это свидание, - самоуверенно сказала Аска, не обращая внимания на слабый кашляющий протест Синдзи. - Мы поспорили… он выиграл… так что он идет со мной. - Она наклонилась над столом, подмигнула женщине и добавила, - он еще не видел платье, но тебе я покажу, если хочешь.

- Это была… ее идея, - выдохнул Сидзи, наконец-то прочистив горло. - Я ей говорил, что она не обязана…

Но ущерб уже был нанесен. "Да нет проблем, Синдзи, - Мисато пожала плечами, - я же не твоя… мать, или еще что."

Синдзи вздрогнул от холода в голосе женщины, но, пока Аска была в комнате, все, что он смог сделать, это прошептать: "Да-а…"

- Ну, - весело сказала командир операций, отодвигая стул, - я иду смотреть телевизор… вы там повеселитесь на свидании. - Она пошла в свою комнату - закрыла за собой дверь - и включила телевизор, добавив громкость, чтобы заглушить разочарованный рев, поднимающийся из груди. "Черт! - выругалась она, срывая блузку и бросая ее через всю команту. - Вот сука! А Синдзи! О чем он вообще думает!? Как будто он не слышал слово "нет" до этого! Черт!!!"

Она глубоко вдохнула, чтобы успокоиться, медленно открыла шкаф и достала ночную рубашку.

- Ладно, - прошептала она, - ладно, ладно, ладно, ладно… Синдзи все еще мой, правильно? - спросила она себя, и ответила, - правильно. Он… Я его девушка… - Она закрыла глаза, пытаясь избавиться от ощущения, что она себе лжет, - а Аска - о, она это делает, только чтобы меня разозлить! Я могла бы понять по ее хитрым маленьким глазкам. - Она нахмурилась, поднимая кулаки от досады. - Лучше бы им просто есть ужин, - холодно пробормотала она.

Еще раз глубоко вздохнув, она упала на футон и закрыла глаза. "Если она попытается сделать ЧТО-НИБУДЬ… - гневно подумала она, убеждая себя, что она имеет право так себя чувствовать, - я ее нахрен убью."

**

Синдзи и Аска шли по вестибюлю к лифту в квартиру, ни один из них не чувствовал желания нарушить тишину, опустившуюся после их свидания с ужином.

"Расчет времени, - думала Аска, улыбаясь и нажимая кнопку вызова лифта, - все дело в выборе времени." - Он покосилась на Синдзи. - "Бедный мальчик, - улыбнулась она себе, - пора тебе узнать, как мало ты знаешь."

Мысли Синдзи, как для контраста, были совсем о другом. "Она даже не открыла дверь, чтобы я мог попрощаться, - печально думал он, вспоминая неуверенный стук в дверь перед тем, как уйти на свидание. Ужин, на самом деле, оказался довольно приятным, и он обнаружил, что Аска (когда она не пытается превосходить его) составляет приятную компанию… но, после того, как они ушли из ресторана, она становилась все тише и тише. "Как будто она что-то задумала", - рассеянно подумал он, когда они вошли в лифт.

Доставая ключи, он почувствовал руку Аски на своем плече. "Эй, подожди секунду", - прошептала она.

- Что? - с любопытством спросил Синдзи, оставляя ключи в кармане. - Что-то не так?

- Это был приятный вечер, - сказала Аска, наклоняя голову и тепло улыбаясь.

- Для меня тоже, - признался Синдзи. - знаешь, нам надо почаще куда-нибудь ходить - может, например, с Хикари и Тодзи, и все такое. - Он вдруг покраснел. - Извини за то, что я заставил тебя надеть платье…

- Меня это не беспокоит, - хмыкнула рыжая, - но, раз уж это свидание… - Она шагнула к нему и соблазнительно улыбнулась.

Синдзи подался назад, удивленно моргнув.

- Не стой из себя недотрогу, - ухмыльнулась Аска, - это свидание… а в конце свидания надо целоваться. - Она понизила голос до сексуального шепота, - или ты испугался?

"Испугался тебя? - скептически подумал Синдзи. - Да никогда! Ну… ладно, может, немного - но, после того, как я целовался с Мисато, я конечно же не боюсь целоваться с ТОБОЙ."

- Я не испугался, - спокойно сказал он, внезапно вспомнив, как Мисато отворачивалась, когда он пытался поцеловать ее первым, или уходила из комнаты всякий раз, когда он пытался делать что-то БОЛЬШЕЕ, чем поцелуи - даже если это было прикосновением к волосам.

- Я не испугался.

Улыбка Аски поколебалась от спокойной уверенности в голосе парня. "Тогда… тогда я начну", - мягко сказала она.

Синдзи кивнул. "Почему я должен ее останавливать? - сердито подумал он, даже теперь пытаясь найти оправдание тому, что вот-вот должно было произойти, - Мисато никогда не говорила, что я не должен видеться с другими девушками, и… и она, возможно, тоже видится с кем-то - ее трудно застать дома." Он наклонил голову. "И она даже не открыла дверь, чтобы попрощаться…"

Он перестал думать, когда Аска внезапно приблизилась, кладя руки ему на плечи и подтягивая его к себе. "Ладно, - неуверенно сказала она, - начнем."

Когда она осталась стоять, губы Синдзи изогнулись в маленькой улыбке. "Ты это уже говорила, - мягко заметил он. - Может, боишься ТЫ, Аска?"

- Н-НЕТ! - резко ответила рыжая. - Я просто… я не хочу, чтобы у тебя сорвало крышу, Третье Дитя - я хочу, чтобы ты был готов!

Синдзи едва не рассмеялся, чувствуя странное облегчение при виде неловкости девушки. "Она просто ребенок," - подумал он, качая головой.

- Очень внимательно с твоей стороны, Аск…

Аска вдруг притиснула его к стене, прижалась к его губам своими и просунула язык ему в рот. "Вот! - победно подумала она, - это заставит тебя заткнуться." Она обняла его за плечи, прижимаясь к нему грудью, как женщины в тех фильмах, которые она смотрела. "Умного нечего сказать? - подумала она, стараясь облизать его рот изнутри, - наверное, теперь ты не думаешь, что ты так хорош, а… да..?

Ее иллюзии о том, что это она управляет ситуацией, разбились, когда руки Синдзи легли ей на талию, медленно скользнули по ее телу вверх и остановились, легонько массируя затылок. Она невольно задрожала, когда парень осторожно наклонил ее голову в сторону, для более полного контакта, и нежно пососал ее язык. Задыхаясь, она разорвала поцелуй, инстиктивно скрещивая руки и прикрывая грудь ладонями.

- Что-то не так? - спросил Синдзи, рассеянно вытирая рот тыльной стороной кисти.

- Ты… твое дыхание меня щекотало, - рыжая фыркнула, и по ней снова пробежала дрожь от прикосновения бюстгальтера к двум горящим точкам на ее груди при каждом вздохе. - Постарайся не дышать на меня в следующий раз…

- В следующий раз? - повторил Синдзи. - Так мы что… мы встречаемся, или…

- Нет! - сердито перебила его Аска, покраснев. - Это только один раз - я не хочу встречаться с тобой , ты… ты плохо целуешься!

Назло ее ожиданиям, что это расстроит парня, Синдзи просто кивнул. "Ладно." Через пару секунд он потрогал свою губу пальцами. "Похоже, ты меня укусила…" - прошептал он с явным удивлением.

Рыжая отвернулась. "Я не могу… Я этому не верю! - подумала она с горечью. - Как он может быть таким спокойным?! Это было… очень эротично… но его это не волнует! Боже, я… я…

"Неудачница…"

- Что? - спросил Синдзи, наклоняясь к девушке, - я не расслышал, ты тихо прошептала.

- Я сказала, пошли домой, - скзала Аска ровно, отступая от него. - Свидание окончено, Третье Дитя - я выполнила условия спора. - Она смотрела на него какое-то время, ожидая, пока он встретит ее взгляд, затем прошептала, - если я тебя поцеловала, не думай, что ты мне нравишься, или типа того… Я просто хотела узнать, как оно.

Синдзи кивнул, медленно отстраняясь от стены. "Я понимаю", - медленно сказал он, новизна поцелуя Второго Дитя быстро сменилась виной и смущением, из-за попыток объяснить подобную неверность.

- Хорошо.

Дети вместе вошли в квартиру, каждый сожалел о таком окончании их свидания… по разным причинам.

**

Через два дня, Мисато остановилась на мостике между редко посещаемыми секциями отдела Е и навалилась на поручень, ожидая своего бойфренда из раздевалки. "Просто захватить ангела, - с усталостью подумала она, - конечно… нет проблем - он под парой тонн лавы, никаких проблем, Коммандер! Предоставьте это нам!" Она закрыла глаза, когда появился Синдзи в специальном костюме Д-типа.

- На хер.

- Ну, ты, конечно, можешь, - раздался саркастический голос у нее за спиной, - но наш дружок сейчас не выглядит сексуально.

Губы Мисато разошлись в гримасе. "Что ты знаешь о сексуальности? - проворчала она, открывая глаза, когда Кадзи подошел к ней. - Насколько я помню, твое понимание "секси" - это трусики без промежности и немного масла".

- О-о-о, - вздохнул Кадзи, - воспоминания.

- Жопа с ручкой.

- О-о-о, - снова вздохнул Кадзи, - воспо…

- Лучше бы тебе, - резко перебила его Мисато, - заткнуться нахрен.

Кадзи ухмыльнулся. "Кое с чем ты просто не можешь управиться", - ответил он.

Мисато закатила глаза, предпочитая не продолжать диалог."Значит, трахаюсь с малолетками, - с гневом подумала она, помахав Синдзи, когда он взглянул на нее и неуверенно улыбнулся. - Думает, только потому, что мы с ним трахались раньше… - Она покачала головой, - а ты, - сердито подумала она, - "это было просто свидание". А почему тогда Аска такая тихая последние несколько дней? Я была уверена, что она ухватится за возможность погрузиться в вулкан и взять ангела - но она только стоит и постоянно смотрит на Синдзи."

- Модуль-01 готов? - крикнула она вдруг, пытаясь сконцентрироваться на задании.

- Да, - помахала Рицко в ответ, - Д-оборудование на месте. - Она ухмыльнулась. - Шлем надо бы подогнать, но можно и так.

Мисато кивнула. "Отлично… начнем, как только Синдзи перестанет раскачиваться."

При этих словах все рассмеялись, даже Синдзи, и Мисато улыбнулась. "Он бы мне сказал, - подумала она самоуверенно, - если бы что-то произошло с Аской, Синдзи не смог бы скрывать это от меня - он бы чувствовал себя слишком виноватым. Может… о, точно! Может, она хотела что-то сделать, но он ей отказал! Да-а… это может быть…"

- Оказываем покровительство, а? - весело спросил Кадзи, вмешиваясь в ее размышления о свидании Синдзи.

- Знаешь, - задумчиво возразила Мисато, - я не припоминаю, чтобы давала Вам разрешение находиться здесь, агент Кадзи.

Кадзи фыркнул, глядя на раздутые формы Третьего Дитя. "Я не припоминаю, чтобы Ваши полномочия распространялись так далеко, КАПИТАН."

Мисато рассердилась, но не нашлась с подходящим ответом. "Синдзи, - позвала она наконец, - ты готов? Время уходит, пора начинать шоу.

- Да, мэм, - ответил парень немного взволнованным голосом, - но… но Модуль-01 в этом большом костюме - как я буду двигаться?

- Тебе не придется, - сказала Мисато, - ты же идешь не сражаться, Синдзи, просто схватить и держать - как за молоком сходить.

- Поэтому тебя и выбрали, любимый, - пробормотал Кадзи в ее сторону.

- Заткнись.

Кадзи покачал головой, явно удивленный злостью в голосе женщины. "Да, МЭМ, - передразнил он еще более тонким голосом, чем у Синдзи."

- А я что здесь делаю? - проворчала Аска, выходя на мостик из боковой двери и подходя к взрослым.

- Ты будешь подстраховывать Синдзи, - спокойно сказала Мисато, глядя, как Синдзи шагает, размахивая руками для компенсации изменившегося центра тяжести.

- Тоочно, - зевнула Аска, - то есть если что-то пойдет не так, я нырну в вулкан без всякой защиты и зажарюсь, пытаясь спасти бедного, беспомощного Синдзи. - Она сладко улыбнулась. - Это похоже на резюме, Мисс Кацураги?

- Да что это такое? - прорычала Мисато. - Сделайте-День-Мисато-Дерьмовым?

Кадзи и Аска обменялись взглядами. "Ну, - ухмыльнулась рыжая, - если и не было до этого, то сейчас началось."

- Боже, - вздохнула Мисато, назло себе улыбаясь, - что я сделала, чтобы заслужить это..?

Ее улыбка тот час же исчезла, когда Кадзи наклонился, положил руки на ограждение, глядя на Синдзи, и прошептал: "Его".

Поскольку Аска стояла ближе, чем в десяти футах, все, что Мисато смогла сделать, это вцепиться в поручень и прикусить язык.





Продолжение следует…





Примечания автора: В разрастающейся паутине сомнений и недоверия, постепенно опутывающей их обоих, смогут ли Мисато и Синдзи избежать раскрытия, пока они будут продолжать их хрупкий роман? И когда ужасный день в штабе заставит Мисато продвинуться немного вперед, как отреагирует Синдзи?

Узнаете в следующей главе - Теряя контроль.

Неделя 7 - Теряя контроль




- Черт! - Выругалась Мисато, пнув торговый автомат. - Отдавай мой чертов чай!

Хотя пластик прогнулся и распрямился с приятным хлопком, свой чай командир операций так и не получила.

И терпение кончилось.

- Гребаный кусок дерьма!!!

- Тише, тише, - весело сказала Рицко, входя в комнату отдыха. - Кофейный аппарат так и не починили?

- Ооооо! - простонала Мисато. - Я просто на минуту хотела расслабиться - я хочу слишком многого?! Уже и так достаточно плохо, что здесь нет автомата с пивом!

Она закрыла глаза, пытаясь взять себя в руки и даже вцепиться ногтями.

"Два ангела за неделю, - устало подумала она, - что за сраный кошмар!

Битва в вулкане была напряженной - стала напряженной, когда Синдзи оказался в опасности. То, что казалось "походом за молоком", для юного пилота оказалось "походом за смертью", когда ангел проснулся. Только благодаря быстрой оценке ситуации и поддержке Аски (которая, конечно, получила приняла участие в убийстве) Синдзи остался в живых.

"А у меня нет и пяти минут, чтобы посмотреть, как он держится, - подавленно подумала она. - По крайней мере, питание включили…"

- А кстати, - спросила Рицко, подходя к автомату с газировкой и опуская в нее мелочь, - что вы с Кадзи ДЕЛАЛИ в том лифте, Капитан?

- Отстань, Риц, - прорычала Мисато, роясь в кармане в поиске мелочи, - я не в настроении. Мало того, что я застряла с этим извращенцем, так еще и эта куча хреновых бумаг у меня на столе, которыми придется отвечать за дыры в нашей обороне. - Она яростно потрясла головой. - Я в шоке - как они могли напечатать столько "требуемых форм" и сложить их у меня на столе меньше чем за час?!

- Чудеса современных технологий, - сухо ответила Рицко, открывая банку газировки. - А где Дети?

- Пошли в город, - Мисато вздохнула, - Аска пока на дежурстве - да, я знаю, ангела убили по ее плану, но правила есть правила - так что она останется еще на несколько часов, а Синдзи и Рей скоро будут дома, наверное…

- Вместе?

Лицо Мисато покраснело. "Это не смешно", - пробормотала она.

Рицко глотнула газировки, задумчиво всматриваясь в Мисато поверх банки. "Ты стала ужасно чувствительной насчет Синдзи за последнее время, - прошептала она, - сначала, когда я про него заговорила… потом это свидание с Аской - о, не смотри так удивленно, как будто я не могу сложить два и два, когда ты пришла на работу в плохом настроении на следющий день. - Она глотнула еще и продолжила. - А сейчас ты готова оторвать мне голову, как только я намекнула, что у него что-то может быть с Рей. Так что скажи… - она широко ухмыльнулась, - быть матерью - это не так, как ты это себе представляла? Боишься, что кто-то собирается забрать твоего маленького Син…"

- Заткнись! - закричала Мисато. - Я не его мать! И меня не волнует, что кто-то заберет его у меня, так что просто замолчи!

- А что тогда? - серьезно спросила Рицко, поставив банку и оценивающе глядя на подругу. - Ты на самом деле была на грани… это из-за того, что Кадзи здесь, или что?

"На хер Кадзи, - сердито подумала Мисато, - чертов хрен. Пять часов в лифте с Мистером Эй-Как-Там-Малолетний-Удовлетворитель? Да уж, теперь я вовсе НЕ хочу говорить о нем." Она вздохнула, подумав, что, если честно, то Кадзи вел себя необыкновенно сдержанно - даже вежливо - пока они были в лифте.

- О многом приходится думать, - сказала она наконец, бросая деньги в автомат. - Синдзи - только одна из моих забот… и, пожалуй, я стала более внимательна к нему, знаешь - все эти нападения и все такое.

- Знаешь, - задумчиво произнесла Рицко, бросая банку в урну и идя к двери, - я тебе почти поверила. - Она подняла руку, когда Мисато начала протестовать. - Не надо, - тихо сказала она, - я вернусь к этому, когда у нас обоих будет побольше свободного времени.

Мисато кивнула уходящей блондинке и нажала кнопку на аппарате, чтобы получить диетическую Кока-Колу.

- Аааа, иди на хер! - закричала она.

На автомате продолжала мигать надпись "Выбор недоступен".

"Замечательно…"

**

- Я дома…

Синдзи поднял взгляд от телевизора, когда Мисато вошла в гостиную и упала на диван рядом с ним. "Аска не пришла с тобой? - спросил он со следами вины в голосе, - она сказала, что придет."

Мисато кивнула. "Она собиралась, - подтвердила она, - но Рицко хотела провести с ней еще пару тестов… что-то насчет того, чтобы убедиться, что после попадания на Модуль-02 кислоты обратная связь не повредила ее нервы, или вроде того, я не знаю."

- О, - Синдзи пожал плечами, поколебавшись, прежде чем спросить, - Все нормально? Ты выглядишь немного, ну, не знаю, утомленной. - Он улыбнулся. - Обычно ты такая радостная после того, как мы побеждаем ангела.

Мисато вздохнула, затем медленно наклонилась и обняла его. "У меня был какой-то трудный день, - вздохнула она, любовно потираясь щекой о его плечо, - я просто рада быть дома".

- Я собирался приготовить ужин, это хорошая идея? - спросил Синдзи, нерешительно обнимая женщину. Ему все еще было непривычно быть так близко к кому-то - особенно к тому, на кого, до последнего времени, он смотрел как на опекуна - но чувствовать, как она прижимется к нему, было неожиданно приятно… и, несмотря на его свидание с Аской неделю назад, чувство было искренним.

Мисато распрямилась и села, счастливо улыбаясь. "Это будет великолепно".

- Хорошо, - кивнул Синдзи. Он поднялся на ноги и сделал шаг в сторону кухни, но быстро обернулся, когда Мисато удержала его за руку. "Мне… надо готовить", - сказал он, изо всех сил пытаясь подражать спокойной, легкой манере разговора Кадзи.

Мисато медленно подтянула его к себе, ничего не говоря.

Синдзи смотрел ей в лицо с неуверенной улыбкой, пока она просто держала его за руку и смотрела на него. "Н-не хочешь есть? - запинаясь, проговорил он. - Мисато..?"

Женщина очень медленно потянула его за руку, притягивая его все ближе и ближе, пока он не оказался у нее между ног, и уткнулась лицом в его живот. "Ты слишком хороший, - подумала она, вдыхая его запах и потираясь об него носом, пока он нерешительно касался ее волос. - Слишком хороший… слишком добрый… слишком заботливый. Я должна отступить, Синдзи. То, чего я хочу… что я хочу сделать с тобой - становится все труднее с каждым днем просто не взять тебя и… и…"

- Мисато? - прошептал Синдзи, смущенный спокойствием обычно шумной женщины и легкой дрожью, которая внезапно пробежала по ней. - Ты же хотела, чтобы я чего-нибудь приготовил? - тихо спросил он, не зная, что делать.

"Вот так оно всегда и начинается…"

- Синдзи?

- Да?

Мисато отодвинулась и подняла взгляд на парня, ее губы немного раздвинулись, когда она встала и обняла его за шею, целуя. "Только маленький поцелуй, - виновато подумала она, увлекая Синдзи обратно на диван, - я не позволю этому зайти дальше, но после сегодняшнего дня… о, боже, как же мне это было нужно… и потом, - она улыбнулась, - думаю, после этого "свидания" с Аской, ему нужно небольшо-о-ое напоминание, с кем он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО встречается!"

Пятью минутами позже небольшое напоминание все еще продолжалось… и сказать, что это был ТОЛЬКО поцелуй, можно было только с натяжкой. Раньше Мисато всегда держала себя в руках, для уверенности, что с Синдзи не произойдет ничего слишком крутого - частично потому, что она старалась углублять отношения медленно, а частично потому, что она боялась доказательств того, что Рицко была права. Но в этот раз она чувствовала, что это особый случай.

В конце концов… это был тяжелый день, и на ее территорию покусились.

"Я оказывалась в постели гораздо быстрее, - подумала она, лаская шею Синдзи и наслаждаясь чистым, мягким вкусом его неуверенно исследующего языка. - Он такой милый… он еще даже не попытался потрогать меня…" Она поймала себя на мысли, что собирается взять его руку и переложить ее со своей талии на грудь, и постаралась успокоиться.

Наконец, они остановились. Синдзи лежал на Мисато, тяжело дыша, положив ей голову на плечо. "Мисато… - выдохнул он, - это…"

- Тсс… - прошептала Мисато, целуя его в лоб и гладя по спине кончиками пальцев. "Он такой… легкий… - внезапно подумала она. - То есть, на самом деле легкий. Он полностью лежит на мне, но мне удобно".

На лице начал медленно появляться румянец, когда она подумала, сколько раз она была в таком положении без одежды. Безусловно, их положение было интимным - особенно когда тело Синдзи устроилось между ее ног - но первым на ум приходило слово "удобно".

- Тебе нравится? - прошептала она.

Синдзи кивнул. "Это лучше, чем готовка".

Мисато рассмеялась, когда парень побледнел и начал запинаясь извиняться. "Да забудь, - нежно сказала она, крепко его обнимая. Она глубоко вдохнула. "Теперь я голодная", - она ухмыльнулась.

Синдзи моргнул, затем медленно поднялся на ноги. "Я, э-э… пойду готовить…" - с беспокойством проговорил он, чувствуя изменение в настроении женщины и думая, что он сделал не так.

Мисато успокаивающе улыбнулась, взяла его за руку и коротко пожала ее. "Да? - мягко спросила она, поглаживая его руку большим пальцем. - Может, тогда попозже прогуляемся, что-нибудь поделаем?"

Синдзи задумчиво покусал губу. "Ладно, - кивнул он, внезапно вспомнив неловкий, почти грубый поцелуй, который подарила ему Аска. "Просто не думай об этом, - твердо сказал он себе, - просто… просто иди готовь".

Мисато проводила его взглядом, затем растянулась на диване, закинув руки за голову. "Надо прекратить это на какое-то время, - подумала она, чувствуя знакомую дрожь в животе, - мммм… могу не остановиться в следующий раз…" Она закрыла глаза и облизнула губы, пытаясь вспомнить ощущение его губ на своих. Ее руки медленно двинулись вниз, все ниже, пока наконец не достигли точки назначения и не расположились там, пока их владелица представляла себе кое-что помимо языка своего бойфренда, раздвигающего ее губы.

Когда Синдзи вернулся, чтобы сказать ей, что ужин готов, руки Мисато снова лежали за головой… однако, Синдзи заметил легкий румянец у нее на щеках, и на лице у нее была очень довольная улыбка.

**

Аска и Синдзи шли в школу медленным, неторопливым шагом, никто не хотел торопиться, несмотря на то, что они уже опаздывали. Аска бросила на Третье Дитя оценивающий взгляд. "Хорошо стрелял вчера", - тихо сказала она, продолжая смотреть вперед.

Синдзи моргнул и медленно повернулся к ней. "Спасибо, - пробормотал он, снова глядя вперед, - я бы не смог этого сделать, если бы ты не задержала кислоту".

Аска кивнула. "Я знаю".

Возникла короткая пауза, затем Синдзи прошептал: "Я… видел, что твой коэффициент синхронизации упал на пару пунктов…"

Левая нога Аски опустилась на землю с несколько большей силой, чем она хотела, и брови опустились, когда она ответила: "Правда ли это…"

Синдзи кивнул.

В обычных обстоятельствах их разговор казался бы только ленивой болтовней подростков, идущих в школу. Безотносительно темы, тон разговора был вежливым и неугрожающим, вызывая ощущение того, что двое товарищей тихо, по-дружески общаются. Однако любой, кто знал обоих Детей, отреагировал бы одним из двух способов: попытался бы выяснить, что здесь не так, или убежал бы сломя голову, потому что Аска никогда не была такой тихой, а Синдзи - таким открытым.

Вероятнее всего, второй вариант был предпочтительнее.

- Значит, - спокойно сказала Аска, когда они дошли до перекрестка, - ты думаешь, что ты лучше меня, Третье Дитя?

Синдзи покачал головой, не отводя взгляда от светофора, ожидая, когда загорится зеленый. "Нет, - тихо сказал он, - я просто сказал об этом, ничего более.

- О.

Сигнал светофора сменился, и они продолжили идти. Когда они перешли дорогу, мозг Синдзи начал обрабатывать комментарий девушки. "Лучше чем ты, - думал он, - потому что мой коэффциент синхронизации на два пункта отличается от твоего? Нет… думаю, это не делает меня лучше. - Он немного нахмурился. - Странно, - размышлял он, - пару дней я ДУМАЛ, что я тебя каким-то образом победил. Да, правда… я думал, что я лучше в отношениях - как-то это странно? Может, когда Мисато бросит меня, ты…"

- Тебе понравилось наше свидание, Синдзи? - внезапно спросила Аска.

Синдзи взглянул на нее, но она смотрела перед собой, и в голосе не было какой бы то ни было подсказки. "Да, - мягко ответил он, и, убедившись, что выбрал верные слова, продолжил, - Я замечательно провел время за ужином".

Руки Аски медленно сжались на лямках рюкзака. "Только за ужином? - прошептала она. Когда Синдзи не ответил сразу, рыжая кивнула. - Понимаю."

Когда показалась школа, Аска остановилась. "Что?" - спросил Синдзи, оборачиваясь, потому что прошел вперед.

Какое-то время Аска не отвечала, глядя в землю. "Я не могу… ничего сделать, - думала она, ее спокойный вид не выражал бушующего в мыслях беспорядка. - Я ПОМОГЛА победить ангела в вулкане, я ПОМОГЛА победить ангела с кислотой… - она прикусила губу, медленно поднимая взгляд на Третьего Дитя, - но ты… ты тот, кто получил благодарность… ты тот, кто пошел на ужин с Мисато… ты тот, кто уже… уже умел целоваться…. я ненави…

- …жу тебя.

Синдзи моргнул. "Что? - спросил он, приближаясь. - Я не расслышал."

- Ты не лучше, чем я, - прошептала Аска, дрожа и глядя сквозь другого Дитя. - Я лучший пилот - и я это знаю… ты ничтожество. - Она шагнула ближе к Синдзи и продолжила, глядя ему в глаза, - ты… ничтожество, Синдзи - ты это понимаешь? То, что твоя синхронизация лучше, и ты умеешь целоваться, не значит, что ты чем-то лучше меня.- Она наклонила голову, ее голос отдавался в ушах Синдзи с жалостью и отвращением, хотя она ни повышала, ни понижала его. - Я собираюсь показать всем, что ты ни что иное, как неудачник, которому пару раз повезло, ты понял? Я покажу всем, что ты… - она оступила в сторону, разрывая контакт взглядов, - ничтожество.

Полностью захваченный врасплох, Синдзи не смог придумать иного ответа, кроме: "Да…"

Он стоял, пока Аска шагала к школе, думая, почему он даже не спросил ее, чем он заслужил эти резкие слова. "Может, пойти домой, - подумал он, порывисто вздыхая, - может, Мисато…"

Он оборвал мысль, пока она не получила полного развития, плечи опустились, когда он вспомнил, как его девушка оттолкнула его, заставив перед этим поверить, что все хорошо, и отправила готовить ужин, даже не сказав, что он сделал.

Медленно… он повернулся и пошел в школу.





Продолжение следует…





Примечания автора: Когда Кадзи расскажет Мисато, о чем он действительно думает, как она ответит? И каковы будут последствия того, что ночью она постучит в дверь Синдзи?

Узнаете в следующей главе - Засыпая вместе.

Неделя 8 - Засыпая вместе




- И насколько все плохо? - тихо спросила Мисато, просматривая страницу с текстом.

- Ну, - ответила Рицко, подавляя зевок, - новости не очень хорошие.

- Насколько? - пробормотала Мисато, откладывая листок. - И как быстро?

Блондинка, сидя на стуле, потянулась. "При этой скорости, - задумалась она, - я бы сказала, что за следующую неделю она опустится еще на три или четыре пункта - но, как я уже сказала, при текущей скорости…"

- То есть это может замедлиться, - Мисато приподняла бровь.

- Или ускориться, - спокойно возразила Рицко. - Безотносительно этого, мы должны пронаблюдать за ней - и обнаружить, что за чертовщина происходит.

- Ты думаешь, то свидание могло быть причиной этого, да? - медленно спросила Мисато.

- Само по себе? - возразила Рицко. - Маловероятно. Оно могло бы быть каким-то фактором, если бы окончилось плохо, но ты сказала, что потом все было нормально, так? - Когда Мисато кивнула, блондинка продолжила. - Так что я сомневаюсь в этом факторе. К тому же, если бы это кончилось тем, что они занялись сексом, или подрались… тогда да, это бы повлияло на них обоих - но у Синдзи все прекрасно, так что подобные сценарии - надуманные.

Не обращая внимания на мысленный образ Синдзи и Аски, занимающихся сексом в лифте их здания, Мисато спросила: "А что, если Синдзи оттолкнул ее, когда она сделала шаг навстречу? Это могло бы объяснить…"

- Синдзи??? - Рицко расхохоталась - ОТТОЛКНУЛ Аску? О, да ты что! Я знаю, ты говорила, что он с кем-то видится, Мисато, но я не думаю, что Синдзи знает, как говорить "нет", даже если хочет - и потом, Аска же ходит с ним в школу, она должна знать, что у него есть девушка, правильно? Я могу представить себе свидание на спор, но в действительности добиваться этого, когда она знает, что он уже занят? Это не в ее духе."

"Ну, - подумала Мисато, почесывая затылок, пока блондинка вставала, - формально, она НЕ ЗНАЕТ, что у Синдзи есть девушка…"

- Просто присматривай за ней, - посоветовала Рицко, слегка пожав плечами, - может, просто тяжелые месячные, или еще что, кто знает? Если это зайдет слишком далеко, проведем еще несколько тестов… но пока она еще высоко над минимумом, и Коммандер не будет рад идее потратить время на бесполезные тесты.

Мисато была готова возразить, что это не бесполезно, если это поможет Аске, когда дверь открылась.

- Агент Кадзи, - холодно пробормотала она, - чем я могу помочь Вам?

- Просто надо поговорить с тобой, - легко ответил Кадзи, кивая Рицко. - Есть пара минут?

Рицко перевела взгляд с мужчины на командира операций и обратно. "Ну, - оживленно сказала она, - я смотрю, вам… есть о чем поговорить, так что я пойду по делам".

Мисато кивнула, не сводя глаз с Кадзи. "Чего ты хочешь? - спросила она, как только блондинка вышла. - Я очень занята".

- Я вижу, - пробормотал Кадзи, входя и закрывая за собой дверь. - Занята тем, что валяешь дурака и все еще встречаешься…

- Если ты пришел только за этим, - быстро оборвала его Мисато, поднимаясь на ноги и указывая на дверь, - можешь уходить.

- Нет, - твердо сказал Кадзи, - я действительно хочу кое-что узнать.

- Что? - резко спросила Мисато.

- Просто скажи, Кацураги, - сухо произнес мужчина, - он настолько хорош? - Он скрестил руки, напрягшись, когда женщина перступила с ноги на ногу.

- Да черт! - взорвалась командир операций. - У тебя что, какие-то проблемы?! Я тебе уже говорила, что мы…

- Он кажется очень застенчивым, - заметил Кадзи, не обращая внимания на ее попытки протеста. - Могу поспорить, он любит, когда ты сверху, да?

- Мы… - отбивалась Мисато, - мы не…

- О, подожди! - воскликнул Кадзи, - наверное, я ошибся! Наверное, раз он везде такой тихий, он любит командовать в спальне - да, это подходит! Могу поспорить, он заставляет тебя называть его "сэр", да?

Мисато закрыла глаза, задрожав от неожиданно сильного мысленного образа Синдзи в роли Доминанта.

- Тем не менее, скажи мне вот что, - Кадзи понизил голос до конспирационного шепота. - Он уже нашел эту точку, Кацураги? Ну, ты знаешь - ту точку, до которой можно достать только если ты задерешь ноги и он будет очень, очень глубоко… ту самую, которая всегда - всегда - заставляет тебя кричать?

- Перестань…

- О-о, - поддразнил Кадзи, - теперь ты смущаешься? - Он нахмурился, когда женщина шмыгнула носом, быстро вытирая глаза.

- Я не… делала этого с ним, - неровно сказала она, думая, почему этот человек всегда лезет ей под кожу, сметая ее эмоциональную защиту так, как будто ее не существует.

Кадзи сердито посмотрел на нее. "Почему? Потому что он любит быть сзади?"

Мисато побледнела. "Как ты можешь так говорить о нем? - спросила она, с легкой дрожью от гнева и возбуждения. - Он никогда такого не говорил ни тебе, ни о тебе, Кадзи… как ты можешь говорить о нем так, как будто он грязный - как ты можешь быть таким?"

- Если он грязный, - холодно ответил мужчина, - то это потому, что ты сделала его таким, Мисато. Только тебе должно быть стыдно - ты воспользовалась им, просто и ясно.

- Я не… - Мисато глубоко вдохнула. - В последний раз - я НЕ трахаю его, Кадзи!

- Да… конечно.

Плечи женщины опустились. "Это правда, - прошептала она, - хотя я… думаю об этом - Боже, три дня назад мне приснилось, как он медленно опускается вниз, и я проснулась в поту… - Она медленно покачала головой. - Но я не… мы… он даже не пытался меня потрогать - понимаешь? Мы встречаемся уже почти два месяца, и все, что мы делаем, это целуемся… - она виновато покраснела, - ну… и обнимаемся немного, но и только."

- Я думаю, это чушь собачья, - ровно сказал Кадзи. - Я тебя знаю, Мисато… когда мы встречались, все что мы делали, это трахались.

- Я помню, - мягко ответила она, - но Синдзи… я хочу, чтобы с ним все было правильно, Кадзи - я хочу снова быть хорошей.

- Значит, ты его используешь.

Глаза Мисато закрылись… но она не ответила - не могла ответить - на его обвинение.

- Знаешь, - сказал Кадзи с жалостью, - я думаю, это даже хуже. Если бы ты по крайней мере с ним трахнулась, у него было бы что-то, что он мог бы вспоминать с нежностью, вместо фальшивой… что… почему ты улыбаешься?

- Это всегда было твоей проблемой, - мягко сказала Мисато, медленно качая головой, - все должно быть таким глубоким. Поцелуй не может быть просто поцелуем… свидание не может быть просто свиданием… тебе всегда нужно что-то большее - и знаешь что? Иногда людям нужно какое-то время, чтобы решить, хотят ли они быть вместе. Не все прыгают обеими ногами вперед, надеясь на лучшее, Кадзи…

- Ну, наверное, у Синдзи было это время, - тихо пробормотал Кадзи, - ему, в конце концов, ЧЕТЫРНАДЦАТЬ.

Улыбка Мисато твердо оставалась на своем месте, хотя ей приходилось бороться, чтобы не сломаться под резкими словами старого любовника. "Да, - ровно подтвердила она, - и знаешь что?"

- Что? - фыркнул Кадзи. - Ты о самой сладенькой маленькой штучке, которую ты видела?

- Нет, - прошептала Мисато, отворачиваясь, по щекам покатились слезы, - в четырнадцать он в два раза больший мужчина, чем ты когда-нибудь будешь, и хочешь узнать, почему? Потому что он ХОРОШИЙ со мной - даже если мы пока просто решаем, получится ли у нас, он обращается со мной, как с леди… - она понизила голос, - а не как со шлюхой.

Она напряглась, когда руки Кадзи обняли ее за талию. "Я никогда с тобой так не обращался", - прошептал он.

Мисато закрыла глаза. "Сейчас обращаешься".

Мужчина вздохнул. "Боже, извини, - пробормотал он. - Ты представляешь, как мне тяжело видеть тебя с другим?"

- Нет, - прошептала Мисато, освобождаясь, - не пытайся сделать вид, что это просто ревность, Кадзи…

Кадзи последовал за ней. "Ты же знаешь, что я чувствую к тебе", - сказал он.

- Ты мне ни разу не говорил, - напомнила ему Мисато, пытаясь оттолкнуть его, когда он снова обнял ее.

- Что, что я люблю тебя?

Мисато резко вдохнула.

- Ну вот, да? - Кадзи хохотнул. - Только потому, что я этого никогда не говорил, хотя ты знала, что это правда… поэтому ты все еще бесишься.

- Это… не так, - слабо запротестовала Мисато. - Когда мы расстались, там были… другие причины… - По ней пробежала дрожь, когда мужчина придвинулся ближе, прижимаясь к ее спине.

- Итак, - прошептал он, крепко держа ее, - ты знаешь, что я к тебе чувствую… почему же тебя удивляет, что я расстроен тем, что ты близка еще с кем-то? Я никогда… не прекращал… заботиться о тебе…

- Отпусти меня, - выдохнула Мисато.

- Никогда.

- Кадзи, я име… ммммм…

Она задрожала, когда знакомые губы прижались к ее, нежно напоминая о прошлой страсти. Уверенные пальцы ласкали ее живот… затем грудь, в местах, возбуждавших ее больше всего, вызывая мягкий стон. Открыть рот, чтобы запустить его язык, было столь ожидаемым ответом, что она даже не колебалась.

- Пожалуйста… - выдохнула она, освобождаясь и прикрывая рот рукой.

Кадзи не сделал ни движения, чтобы обнять ее снова, и вместо этого пошел к двери. На пороге он остановился и прошептал: "Подумай об этом, Кацураги… Я больше не буду нести эту чушь на тему… - его губы скривилсь от отвращения, - "встречаться с Синдзи"… но когда будешь готова для кое-чего НАСТОЯЩЕГО снова, ты знаешь, где меня найти."

Мисато открыла рот, собираясь сказать ему, чтобы шел к черту, но не раздалось ни звука. Когда дверь захлопнулась, она закрыла лицо руками и глубоко вдохнула. "Кое-чего настоящего, - прошептала она, - иди на хер, Кадзи… иди на хер…"

Вытирая слезы, командир операций быстро зашагала к своей машине, изо всех сил пытаясь забыть, как приятно целоваться с кем-то, кто знает, что тебе нравится.

**

Синдзи проснулся от мягкого стука в дверь. "Входи, - пробормотал он, садясь в постели и протирая в темноте глаза. Он моргнул, когда дверь открылась и закрылась; свет на какое-то время ослепил его. "Что-то не так?" - неуверенно спросил он, пытаясь не смотреть во все глаза.

Мисато стояла у порога, руки собирали в складки ткань ночной рубашки. "Мне приснился плохой сон", - прошептала она.

- О, - кивнул Синдзи, - понимаю. Извини…

После секунды неловкой тишины Мисато выпалила: "Можно я лягу с тобой? Ненадолго?"

- Конечно, да, - быстро сказал Синдзи, откидывая одеяло. - Извини…

Мисато нерешительно пересекла комнату и скользнула в постель рядом с парнем. "Спасибо", - прошептала она, натягивая одеяло.

- Пожалуйста, - ответил Синдзи, закрывая глаза.

Оба молчали какое-то время, пока Мисато пододвигалась к Синдзи, казалось, пытаясь расположиться поудобнее. Синдзи чувствовал, как его наполняет приятное тепло, когда мягкие части тела женщины прикасаются к его рукам, ногам и боку, от чего его воображение сорвалось в штопор. Он очень постарался не охнуть, когда почувствовал, как бедро Мисато потерлось об его… но не смог себя остановить, когда она повернулась на бок и положила на него ногу, легонько прижимаясь трусиками к бедру.

- М-Мисато? - прошептал он, вздрогнув, когда ее рука начала рисовать круги на его животе.

- Синдзи? - ответила она, придвинувшись, и ее язык коснулся его уха.

- Мисато… - пискнул парень.

- Синдзи, - улыбнулась Мисато в темноте, оставив руку на животе и начав исследовать его ухо.

Голос Синдзи решил, что сейчас самое время сдаться, так что он просто остался лежать, подрагивая, пока женщина ласкала его ухо языком и медленно прижималась к нему. Он замер, когда Мисато вдруг села на него сверху, расставив ноги, и стянула с себя рубашку, бросив ее радом с постелью.

- Ты такой милый, - прошетала она хрипло. "Ты не такой, как Кадзи, - подумала она, - ты не отталкиваешь меня, а через секунду не говоришь, что любишь меня… ты всегда добр ко мне, - она провела рукой по его рубашке, а затем приподняла ее, чтобы погладить его живот, - так что сегодня ночью… я буду добра к тебе…"

Обнаружив, что он не может сказать ни слова, Синдзи просто смотрел, загипнотизированный ярким сиянием глаз Мисато, пока она медленно наклонялась, ее волосы защекотали его плечи, когда она прижалась к нему и горячо, влажно поцеловала его в губы. Бывают поцелуи, решил Синдзи, и бывают ПОЦЕЛУИ.

Этот определенно был из последних.

Мисато знала, что любят мужчины. Она была готова предположить, что все мужчины разные, но обнаружила, что есть несколько универсальных истин, объединяющих мужской пол. Например, она знала, что если легонько потереться грудью о мужчину, когда ты его целуешь, ему это понравится. Это основное сексуальное уравнение, решила она: предложить что-то, что мужчина хочет, дать ему попробовать, и он сделает то, что ты хочешь. Например, купит тебе что-нибудь. Или окажет услугу.

Или утешит тебя, когда тебе будет нужен кто-то, кто поддержит тебя.

- Мисато, - наконец смог выдохнуть Синдзи.

- Синдзи, - ответила женщина, радуясь этой маленькой игре. Она склонилась снова и поцеловала его прежде, чем он смог ответить, просунув язык в его рот глубже, чем когда-либо до этого, и пытаясь вслепую взять его руку в свою.

- Что… - выдохнул Синдзи, когда она отпустила его. - Что ты… то есть… я думал…

Мисато немного отодвинулась, беря его вторую руку и сплетая пальцы. Это кончилось тем, что она крепко прижалась к нему, держа за руки. "Все хорошо, - сказала она наконец, целуя его снова, - просто расслабься, Синдзи… хорошо?"

Синдзи глотнул. "Что мы… будем делать?" - прошептал он.

Мисато хмыкнула, и по ней пробежала дрожь, когда она обнаружила, что от жара их тела покрылись тонкой пленкой пота, в тех местах, где они соприкасались. "Мы будем дурачиться, - сказала она шаловливо, широко ухмыляясь и потираясь об него. - Только негромко… Я не хочу, чтобы Аска проснулась."

Синдзи был на грани обморока, когда живот Мисато начал тереться об его, но упоминание об Аске отсрочило это. Он открыл рот, чтобы сказать, что, может, им надо просто немного поговорить, потому что он хотел спросить о паре вещей… но Мисато поцеловала его снова, и он понял, что она не будет его слушать, даже если он и скажет, потому что она пришла не за этим.

Многое из этой ночи вспоминалось кусками и обрывками, как фрагменты приятного, запоминающегося сна. Синдзи мог вспомнить жар, и звуки, и мягкость, и много пота, но попытки собрать все воедино приводили к смутным образам улыбки Мисато… и ее мягких, невообразимо сексуальных стонов.

Утром он проснулся, и застонал, посмотрев на часы, потому что обнаружил, что опоздал в школу на три часа. Он задумался, пыталась ли Аска разбудить его, или она просто ушла, недовольная им настолько, что даже не побеспокоилась постучать в его дверь.

Когда он попытался сесть, Мисато положила руку ему на грудь, прошептав: "Не надо".

Синдзи медленно лег обратно и закрыл глаза. "Мисато, - прошептал он, - прошлой но…"

- Мы может… не говорить об этом? - быстро перебила его Мисато, прижимаясь к нему и целуя его в шею. - Хорошо, Синдзи? Давай просто… не будем говорить об этом сейчас…

Полностью смущенный, Синдзи кивнул.

- Спасибо, - прошептала Мисато, целуя его в плечо и закрывая глаза на секунду. Когда она открыла их, Синдзи назвал бы этот взгляд "а теперь вернемся к делам", и с маленькой печальной улбыкой она вылезла из-под одеяла. "Тебе надо идти в школу, - тихо сказала она, поворачиваясь к нему спиной и поднимая рубашку. - Ты уже опоздал, и не забудь, что позже у нас тесты синхронизации. Давай… Сегодня я тебя подвезу…"

Синдзи сел, апатично положив руки на бедра, когда женщина надела рубашку и пошла к двери. Он закрыл глаза, когда дверь открылась. "Что там Кенске говорил пару недель назад? - внезапно подумал он. - Он говорил о джипах, правильно? Да… что-то насчет того, как последняя военная модель теряет сцепление с дорогой, когда почва слишком скользкая. - Он закрыл лицо руками и глубоко вдохнул. - Боже, как это жалко - я сравниваю то, что произошло ночью с военными разговорами своего друга."

Он провел ладонями по лицу, рассеянно вытерев накопившуюся в них влагу о простынь, и поднялся на ноги. "Может, Кадзи сможет мне что-нибудь посоветовать", - пробормотал он, надевая брюки и открывая шкаф в поисках чистой майки, - он уже… был с Мисато - может, он сможет сказать мне, почему она продолжает… - его плечи опустились, - почему она продолжает меня отталкивать. И Аска всегда говорит о нем, так что, может, он к тому же знает, почему она злится на меня."

Вздохнув, он закончил одеваться, с твердым решением найти днем Кадзи и спросить его, что ему делать с его отношениями с Мисато.





Продолжение следует…





Примечания автора: После продолжающегося падения синхронизации Аски и признания Кадзи, Мисато старается больше времени проводить с Синдзи и ищет его внимания… но какой эффект это окажет на жизнь Третьего Дитя? И когда ангел неба будет побежден, почему Коммандер поздравит Мисато?

Узнаете в следующей главе - Уклоняясь от пуль.

Неделя 9 - Уклоняясь от пуль

Синдзи бросил тревожный взгляд на Аску, пока трое пилотов стояли, ожидая, когда Коммандер заговорит. "Похоже, я слышу, как похрустывает ее спина, - подумал он, пытаясь скрыть от нее свой взгляд, - никогда не видел, чтобы она была настолько напряженной".

Спина Аски была очень прямой, и руки были сцеплены сзади, в стиле старой американской военной стойки "смирно". Ясные глаза были прикованы к шоколадно-коричневым глазам Мисато, похоже, в попытке заставить женщину отвести взгляд чистой силой воли.

- Проблемы с соединением? - тихо спросила рыжая.

Мисато покачала головой, глаза не двигались. "Просто связь со спутником занимает время, - пробормотала она, - не надо напрягаться".

- А кто напрягается? - ровно ответила Аска. - Я просто подумала о Вашей позиции, Капитан… Ненавижу, когда из-за Вашей задержки я получаю выговор.

- Твое беспойство учтено, - сухо сказала Мисато, - но, думаю, Коммандер знает, что для соединения с Антарктикой требуется время.

- Хмм.

Когда разговор затих, Синдзи бросил взгляд на Рей. "Она ни слова не сказала, - подумал он, снова глядя на Мисато. - Фактически… не помню, чтобы она вообще говорила со мной после этого "ты спишь с Аской". Надеюсь, она не сердится на МЕНЯ - я ничего не сделал…"

- Соединение через пятьдесят секунд, Капитан, - объявил бестелесный голос Хьюги Макото, - ожидайте.

Синдзи бессознательно расправил плечи.

- Похоже, будет только звук, - Мисато усмехнулась, - можете немного расслабиться.

Синдзи покраснел, задумавшись, было ли это лишь его воображение, или улыбка Мисато стала чуть шире, когда она посмотрела на него.

- Учтем.

От неприветливого тона Аски улыбка Мисато тотчас же исчезла. "Или, - ровно сказала она, - вы растянете позвоночник, как Аска, и…"

- Соединение установлено.

- Коммандер Икари, - сказала Мисато точно в тот момент, когда в воздухе перед ней появилась голограмма. - Как было приказано, все пилоты присутствуют, сэр.

- Я вижу, - ответил голос Гендо, с легким шумом волн в фоне, - выдающаяся работа, Капитан.

Несмотря на предыдущие заявления, Мисато выпрямилась. "Спасибо, сэр, - сказала она твердо, - но, боюсь, рука Модуля получила повреждения, правая рука. Я принимаю полную ответственность.

- Нет, - ровно ответил Коммандер, - назначение ЕВ - уничтожать ангелов… убедитесь, что она будет починена немедленно, и считайте, что Вы повышены до Майора.

Несмотря на свою выдержку, и слухи о повышении, Мисато ахнула. "С-сэр???"

- Какие-то проблемы? - пробормотал Гендо, в голосе явно было раздражение.

- Ну… нет, - Мисато справилась с собой, - но я… ангела захватил Синдзи - разве это не нужно как-то отметить? Я просто составила пла…

- Майор.

- Сэр?

На какую-то секунду опустилась тишина, затем Гендо заговорил, теперь голос однозначно был весел. "От моего внимания не укользнуло, что коэффициент синхронизации Третьего Дитя возрос за последние девять недель. Ваше повышение до майора основывается не только на этой битве". Когда Мисато призналась, что не поняла, Коммандер просто ответил: "Майор, продолжайте, и считайте, что Ваш… вклад учтен. Свободны."

Мисато побледнела, когда квадрат голограммы моргнул и исчез. Она медленно осмотрела троих Детей, стоящих в разных позах. Синдзи выглядел так, как будто он НЕ СОВСЕМ понял - или не хотел понимать - о чем говорил его отец, хотя она была уверена, что скоро до него дойдет. На лице Рей было обычное безразличие, но глаза тщательно оценивали Синдзи, в их красной глубине сияло что-то, похожее на понимание. А Аска… Аска была в ярости.

- Вклад, да? - злобно прошептала рыжая. - Неудивительно, что его коэффициент возрос - ты тренировала его за моей спиной, ты сука!

- Нет! - быстро сказала Мисато. - Я не тренировала его за твоей спиной, Аска, Коммандер говорил о… другом.

- О, конечно, - прорычала Аска, - он просто СЛУЧАЙНО упомянул Синдзи перед тем, как тебя повысить - я не дура!

- Ты делаешь поспешные выводы, - ровно сказала Мисато, нервничая от того, что рыжая была так близко от ПРАВИЛЬНОГО вывода, - когда бы, черт возьми, я нашла время, чтобы его тренировать, а? В те двадцать минут, когда он приходит домой раньше тебя? Ты думаешь, я отвожу его в Нерв для быстрого теста и стрельбы на полигоне и возвращаю домой как раз перед тем, как ты придешь? Ты ведешь себя, как дура! Подумай головой!

- Куда ты собралась? - требовательно спросила рыжая, когда Рей вдруг повернулась и пошла к двери.

- В душ, - спокойно ответила девушка, - Коммандер Икари отпустил нас.

- Да, отпустил, - твердо сказала Мисато, - вы двое идите, приведите себя в порядок - вы так напряжены от того, что произошло, что не можете мыслить ровно, так что приведите себя в порядок и поедем домой.

- Я никуда с тобой не поеду, - резко отозвалась Аска. - Я лучше прогуляюсь.

- Ты будешь делать то, что тебе говорят, - сердито проворчала Мисато, - или мы посмотрим, как ты будешь пилотировать Модуль-02 в наручниках!

Это была пустая угроза, Аска знала это, Синдзи и Рей знали это, даже сама Мисато знала… но упоминание о Модуле-02 должно было служить намеком на то, для чего каждый здесь находится, и какова конечная цель их стараний.

- Я тебя ненавижу, - прошептала Аска, резко разворачиваясь и двигаясь к двери, - и тебя тоже, - добавила она, останавливая взгляд на Синдзи, - держись от меня подальше, Синдзи… Я лучше буду ходить в школу одна, чем с тем, кто бьет в спину, как ты.

Девушки-пилоты вышли без единого слова, оставив Синдзи и Мисато наедине. "Ну, - женщина порывисто вздохнула, - это было близко…"

Глаза Синдзи остановились на двери, взгляд был наполнен страданием и стыдом, когда он прошептал: "Я… я предал ее, Мисато?"

Женщина медленно подошла к нему и обняла за плечи, на всякий случай не сводя взгляда с двери. "Нет, - прошептала она, целуя его ухо, - ты не сделал ничего дурного, Синдзи… ты… хороший."

Синдзи покраснел, когда женщина провела руками по его груди и сомкнула губы на мочке уха. "М-Мисато?" - спросил он, его голос задрожал, когда он вспомнил тот вечер на прошлой неделе.

- Синдзи, - прошептала Мисато, прижимая его к груди.

"Мы наедине, - подумала она, глядя на дверной замок и вспоминая события дня, и нежно покусала его ухо, - может… немножко…" Она моргнула, когда парень повернулся, обнял ее и поднял голову для поцелуя. "Держи все под контролем! - Бешено думала она, позволяя парню поцеловать ее, прежде чем высвободиться из его рук. - Ладно… сейчас пусть он идет в душ, до того, как ты совершишь ошибку".

Синдзи опустил голову, когда женщина отступила назад.

- Ну что, продолжим, - дружественным тоном сказала она, - тебе надо в душ, а мне надо собрать бумаги - и я хочу домой! - Она нежно коснулась его плеча. - Может, посидим сегодня подольше и посмотрим кино на диване, хочешь?

Как-то выдавив улыбку, парень кивнул. "Это будет замечательно", - слабым голосом сказал он.

- Хорошо.

Синдзи поверх плеча смотрел, как она уходит. "Зачем я только пытаюсь? - печально подумал он. - Глупо… так глупо - просто… просто никогда не показывай ей свою заботу, потому что всякий раз, когда ты это делаешь, она холодно тебя останавливает." Его плечи опустились, и он снова уставился перед собой. "Я бы хотел поговорить с Кадзи на прошлой неделе, - размышлял он, даже не подозревая, что, сохраняя молчание, он уклонился от пули. - Но я даже не могу сказать что-то, кроме "привет", когда его вижу - все дело в том… что она была так близка с ним, и не хочет быть близкой ко мне… и я даже не могу сказать что-то, кроме "привет"…"

Синдзи дошел до раздевалки и вздохнул глубоко и спокойно, подумав, что было бы неплохо знать, как работает женский мозг. Но он был совсем сбит с толку, когда рано утром Мисато постучалась и разбудила его, и повторилась та близость, которая была у них неделю назад… хотя, в очередной раз, утро было таким же.

**

- Икари, - голос Хикари был мягким, - ты… ммм… себя нормально чувствуешь?

Синдзи сел на свое место и кивнул, бросив на Аску усталый взгляд. "Все нормально, - прошептал он, заметив, что Второе Дитя смотрит прямо перед собой и открыто игнорирует его.

- На самом деле, - продолжила староста с некоторой озабоченностью, - ты плоховато выглядишь… давай сходим в медпункт.

- Да все со мной нормально, - запротестовал Синдзи, - я просто… немного устал.

- Ну, все-таки, я думаю, что тебе…

- Все с ним хорошо.

Хикари неуверенно оглянулась на холодное вмешательство Аски.

- Я сказала, что с ним все хорошо, - повторила она, ее глаза сверкали. - Он устал, потому что перестарался быть номером первым, так что он заслужил это.

- О, - пробормотала Хикари, покраснев и опустив глаза под взглядом подруги.

- Спасибо, Хораки…

Хикари моргнула, поднимая взгляд на печально улыбающегося Синдзи. "Мммм… конечно… - прошептала она. - Нет проблем, просто… слежу за своим классом, как обязана…"

Синдзи кивнул, зевая. "Ты хорошо справляешься".

Девушка мягко рассмеялась. "Ты тоже, Икари… и Аска тоже… и Аянами. Это я должна говорить "спасибо"."

- Да он ничего не делает, - тихо сказала Аска. - Просто под конец оказывается в нужном месте в нужное время - я видела, как он пилотирует… не так он и хорош.

Не зная, как на это ответить, Хикари взглянула на Синдзи, одними губами произнеся: "Извини".

Третье Дитя ее не слышал. Его руки лежали на парте, а на них лежал он и спал. "Бедный, - с жалостью подумала Хикари, - вся эта ответственность… а сейчас еще и Аска на тебя сердита. Я бы тоже устала…"

Синдзи никто не беспокоил до конца занятий, он спал и не слышал, как Хикари твердо, но уважительно говорила учителю, что у него есть справка, освобождающая от занятий, но он чувствует себя обязанным присутствовать. Он не видел, как староста объясняла, что справка лежит у него в кармане, но она не хочет будить его, потому что он совсем изнурен. Он также избежал выслушивания ругательств Аски, которыми она описывала вероломные действия своей подруги, и стойкую защиту темноволосой девушки, базирующуюся в основном на том, что Аска должна лучше других понимать, как он устал.

Таким образом, день был потерян для Синдзи, и когда он проснулся, солнце уже опускалось, и класс был почти пуст. Единственная, кого он заметил, потому что она сидела и ждала рядом с ним, была его ангел-хранитель.

- С добрым утром, - тихо сказала Хикари, - как спалось?

Охнув, парень потер шею и поднял голову. "Хорошо, - сказал он, - но я… надо было спать на полу… сколько время?"

- Тебя бы затоптали, когда прозвенел звонок, - мягко сказала Хикари, - сейчас пять пятьдесят.

- Так поздно??? - прошептал Синдзи, растирая шею. - То есть я проспал весь день!

- Видимо, так, - весело сказала Хикари, - но, если судить по твоему виду, тебе это было необходимо, Икари.

- Наверное, я… - предположил парень, пытаясь вспомнить, во сколько именно Мисато решила, что хватит.

"Я не понимаю, - устало подумал он, - четыре дня… она каждый день приходит ко мне, и мы… делаем много чего, но каждый раз, когда я пытаюсь сделать что-то помимо ее идей, или поцеловать ее, когда она этого не ждет - бам! И все… - Он закрыл лицо руками. - Я не подталкиваю ее к сексу… но когда она сама это делает, что я должен подумать? Сделать вид, что я не замечаю? Держать свои руки при себе? Чего она хочет?"

- Эй, Икари?

- Да? - Синдзи поднял взгляд.

- Я оставила тебе немного пообедать, - тихо сказала Хикари, ставя бенто на парту. - У тебя же нет с собой. - Она заставила его замолчать прежде, чем он открыл рот, явно для того, чтобы протестовать. - Ни слова, - мягко сказала она, - ешь, Синдзи… тебе это нужно. - Она дождалась, когда он неохотно возьмет палочки, затем кивнула. - Не пойми меня неправильно, - прошептала она, немного покраснев, - я не… ну, ты знаешь, пытаюсь… то есть…

Синдзи улыбнулся, глядя на бенто. "Три месяца назад, - иронично подумал он, - я бы даже не смог предположить, что она пытается сказать… но сейчас…"

- Я понимаю… ты не пытаешься предложить мне встречаться, или что-то вроде - ты староста, а у меня не было обеда.

- Ну, - застенчиво сказала Хикари, - думаю, что-то большее… ты мой друг.

Синдзи замер, медленно кладя палочки и начиная вставать.

- Что? - Хикари моргнула. - Что ты… прекрати это! - Она ужасно покраснела, когда парень поклонился. - Синдзи… пожалуйста… тебе не нужно этого…

- Благодарю тебя, - мягко перебил Синдзи, снова садясь. - Я рад, что могу назвать тебя другом… Я бы никогда этого не сказал, если бы ты не сказала первой…

- Ты… меня смущаешь… - пробормотала Хикари, глядя в пол, чтобы скрыть довольную улыбку.

- Здесь нет никого, - Синдзи пожал плечами, и с ухмылкой добавил, - кроме того, я…

- Икари.

Оба подпрыгнули, в прямом смысле, когда раздался мягкий, похожий на шепот, голос Рей.

- Аянами, - Хикари побледнела, - ты…не ушла со всеми?!

- Не ушла, - подтвердила Рей, глядя прямо на девушку.

- Но прошло уже два с половиной часа!

- Да.

Когда девушка ничего не добавила, Синдзи откашлялся. "Ты ждала меня?" - тихо спросил он.

Рей кивнула. "Да".

- Я… верну тебе бенто завтра, хорошо? - медленно спросил Синдзи.

- К-конечно, - Хикари вздрогнула, - пока. - Она заторопилась к выходу, чувствуя, что дрожит от ставшей неожиданно тяжелой атмосферы, когда пилоты заговорили друг с другом.

Синдзи немного нахмурился, пока они сидели в тишине. "Хочешь?" - сказал он наконец, показывая на коробку с обедом.

- Я… не люблю есть мясо, - мягко сказала Рей.

- О… - Синдзи немного забеспокоился перед тем, как спросить, - тогда… тебе что-то было нужно?

Девушка встала и подошла к нему, ее красные глаза рассматривали его, пока она шептала: "Я бы хотела задать тебе несколько вопросов по поводу твоих отношений с Майором Кацураги".

Когда Дети наконец покинули школу, уже стемнело.





Продолжение следует…





Примечания автора:
О чем Рей спрашивала Синдзи? И что более важно - почему в результате через пару дней он проведет у нее ночь? И как Мисато на это отреагирует?

Узнаете в следующей главе - Действуя осмотрительно
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
rait
сообщение 6.9.2009, 18:25
Сообщение #18


Активный участник
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 37
Регистрация: 2.6.2009
Из: Россия,Хабаровск.
Пользователь №: 282 123



жду продолжения. очень живая романтичная и любовная история(отвратительно,неправда ли? 70bff581.gif 154218d4.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Xandr
сообщение 10.9.2009, 8:58
Сообщение #19


я здесь для галочки.
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 868
Регистрация: 4.1.2008
Из: мегион о_О
Пользователь №: 1 852



Мне как то рассказывали о фанфике с участием русских персонажей. То есть из России приехали в Японию(во времена когда происходит действие сериала) и начинается участие еще и их. На сколько я понял - отличный фик, но у человека который о нем рассказывал, его не было. потерял. Если кто знает что за фик выложите.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
rait
сообщение 10.9.2009, 12:52
Сообщение #20


Активный участник
***

Группа: Форумчане
Сообщений: 37
Регистрация: 2.6.2009
Из: Россия,Хабаровск.
Пользователь №: 282 123



этот фанфик случайно не в сообщении номер 9?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

2 страниц V   1 2 >
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Текстовая версия Сейчас: 22.2.2020, 13:40